RSS Контакты
Теймур Атаев

Праведность

12.12.2017

Кто самый праведный? «Тогда суди сам себя, — сказал король. — Это самое трудное. Себя судить куда труднее, чем других. Если ты сумеешь правильно судить себя, значит, ты поистине мудр» (Антуан де Сент-Экзюпери, «Маленький принц»)

Долой! И никаких весов!

Все-таки как часто слышатся вердикты всезнающих, всепонимающих, что-де этот (эта) попадет в Рай, а тому (той) уготовано место в Аду "без права переписки". Безапеляционные заявления такого рода обрамляются полнейшей уверенностью со стороны озвучивающих их в собственной праведности. Правильности. Без единой толики сомнений. Вердикт и дело с концом.

 И недосуг при этом задуматься, а тем более узнать, а в каком вообще направлении осуществляют свои земные действия эти "невъездные" в Рай? Но зачем рассуждать в данном векторе, ежели они уже включены в список "неблагонадежных", однозначно "подпадающих" под расстрел на месте без суда и следствия? Т. е. сей контингент настолько оказывается "не в теме", что всезнающе-всевидящие не предоставляют им ни малейшего шанса "выжить".

 Ну а если попытаться порассуждать с "обвинителями"? Как о чем? Да хотя бы о причинах их убежденности в наличии для "тех" мест исключительно в Аду. А как иначе, последует окрик, они ведь не праведны. Но разве мы этоопределяем? Да, слышится в ответ, определяют те, кто самые-самые верные. Но вы же сами посчитали себя таковыми? Естественно, мы же знаем, насколько мы правильно верим и делаем все как надо.

 Вот и договорились. Ни дискуссия не нужна, ни озвучивание сомнений. Мы и они. Никакой середины. Они и мы. Полное отсутствие подобие весов даже в теории. Несмотря на то, что содеявший "добро весом в мельчайшую частицу, увидит его" (сура "Землетрясение": 7), ибо Создатель "любит творящих добро" (сура "Корова": 195). Мало того, в предписанный всему человечеству период экзаменационной сессии для определения Аллахом нашего места пребывания в Следующей жизни будут  установлены справедливые Весы, не позволяющие ни с кем поступить "несправедливо" и оценивающие действия каждого человека через призму его дел "весом с горчичное зернышко" (сура "Пророки": 47). С обещанием Всевышнего принести наши деяния, даже если они окажутся "внутри скалы", на небесах, "или в земле" (сура "Лукман": 16).

 Вот так вот. Творец обещает оценивать деяния людей посредством взгляда на их движение в земной жизни на пути осуществления добрых дел, а немалая когорта созданий Господа самостоятельно наделяет себя правом определять (по собственному разумению) кто есть праведный, а кому запрограммировано место в Адском котле.

 А если?

 Но как быть с тем, что Аллах не наделил даже пророка, да благословит его Аллах и приветствует, правом решать судьбу человека в мирской жизни? Кроме того, насколько мы владеем информацией обо всех шагах окружающих нас лиц, не говоря уже о находящихся вне поля нашего зрения?

Очень показателен в этом плане эпизод из непревзойденного по воздействию романа Нодара Думбадзе "Закон вечности". В реанимационной палате, где после операций на соседних койках находились (и постоянно дискутировали о смысле жизни) священник и коммунист высокого ранга (редактор газеты), последний вдруг услышал слова молитвы священнослужителя, в которой тот призывал Всевышнего стать "покровителем и хранителем" атеиста - партийного функционера, предоставив ему "побольше сроку, прежде чем предстать перед тобой". Объяснил же это и молящийся непониманием редактора, что он есть "душа ваша и милосердие ваше", хоть и "дела ваши творит" от имени других. Поэтому "чем дольше он будет жить на этом свете, тем больше посеет в созданном Тобою мире добра и милосердия". А разве "не все едино для Тебя, именем Кого будут утверждаться на земле мир, справедливость, честность, добро?"(1).

 Этот роман Н. Думбадзе, конечно же, богатейший по многим параметрам. Там столько тем, оттенков, отражений жизни напрямую и между строк. Поэтому не случайно, что и описанный эпизод нашел в книге свое место. Хотя параллельно вспоминается еще одна сцена из произведения, когда проведать редактора пришел его друг, принеся ему уйму необходимых лекарств, являвшихся дефицитом в отражаемый в романе советский период. После ухода посетителя прислушивавшийся к их разговору священник поинтересовался:

 - Кто этот благородный христианин?

- Вор, батюшка! Профессиональный вор!(1).  

 Наверное, комментарии к изложенному излишни. Благо, можно прислушаться к хадису, согласно которому в разговоре с посланником кто-то сообщил, что некая женщина "молится по ночам, постится днем, совершает благодеяния и раздает милостыню, но язвит соседей своим языком". В ответ на что пророк произнес: «Нет в ней ничего хорошего. Она из обитателей Ада». А когда ему сказали, что другая женщина "совершает предписанные молитвы и раздает в качестве милостыни кусочки сыра", но при этом "никому не делает ничего дурного", Мухаммад ответил: "Она из обитателей Рая"(2).

 В контексте сказанного, представляется уместным обратиться к наследию прекрасного мусульманского мыслителя ХХ века Мухаммада Аль-Газали. Он, в частности, подчеркнул, что ряд из относящих себя к исламу лиц, "демонстрируя перед обществом свое сильное стремление" к соблюдению ритуалов, могут "с легкомыслием относиться к исполнению актов поклонения", совершая "очень многое" из никак не совместимого "с благородным нравом и истинной верой".

 Вслед за чем М. Аль-Газали привел как раз хадис о "сыре" (о сыре ли?), комментируя его таким образом, что в сказанном пророком "определена ценность высокого нрава". По словам мыслителя, посланник "не ограничился разъяснением связи между нравственностью и истинной верой, ее связью с правильными актами поклонения". Он "утвердил ее и как благополучие в этой жизни, и как спасение в Жизни Грядущей". "Суждение о достоинстве и красоте поведения, - резюмировал Аль-Газали, -вновь и вновь выверяется по такому критерию, который дает результат без погрешностей, а этим критерием является высокая нравственность"(3).

 Здесь же целесообразно услышать британского философа XVII-XVIII вв., теоретика либерализма Джона Локка. Он с глубинных позиций рассмотрел библейскую историю об инициировании супругой царя Ахава несправедливого суда для овладения царской четой соседским виноградником. Владетель виноградника Навуфей был обвинен в богохульстве и казнён через побитие камнями. Однако, после того, как за совершённый поступок ("Ты убил, и еще вступаешь в наследство?") Всевышний пообещал царю истребить весь его род, тот начал поститься. Вследствие этого Господь приостановил исполнение своего обещания, но лишь на небольшой период: "Во дни сына его наведу беды на дом его". Как результат, род царя был уничтожен (Библия, 3 Цар. 21: 1-29, 4 Цар. 9: 22-26).

 Так вот, называя "соблюдение поста" царя Ахава не его самоцелью, "а средством и уловкой, чтобы отобрать виноградник" у соседа, Дж. Локк воспринял этот пост не результатом истинного раскаяния. "Такие поступки некоторых верующих, - говорит он, - подрывают уважение к какой-либо религии (ибо подобное случается в каждой из них) не больше, чем Ахавов грабеж. Хотя "каждый человек имеет полную и неограниченную свободу мнений и вероисповедания", которой он может "невозбранно пользоваться" при условии, что "делает это чистосердечно и по совести перед Богом"(4).

 Наверное, приведенные моменты вполне могут продемонстрировать, что и как происходит в жизни. Хотя читатель вполне в силах приплюсовать к ним и иные схожие примеры. Мало того, а если каждый из нас не побоится критическим взглядом оценить самого себя в аспекте предпринимаемых шагов по тому или иному вопросу? Что движет нами? Каковы истиннные мотивы определенных решений? Действительно ли мы так безупречны в следовании постулатам Создателя?

 Но рискнем ли, все как один? А если нет, то попытаемся, как минимум, пропустить через себя размышления одного из мимолетных героев все того же романа "Закон вечности": "Существует всеобщий космический закон невмешательства. Каждый живой организм должен самостоятельно достигнуть высшей формы цивилизации"(1).

 Да, звучит эта мысль в художественном обрамлении. А если ее проассоциировать с коранической констатацией об избрании каждым индивидуумом  своего пути и знания о том, "кто следует более прямым путем", только у Аллаха (Коран, 17:84)? И следом вспомнить аяты о весах, озвученных чуть выше?

 Автор: Теймур Атаев

Источник: http://idrak.org.az/ru

 

1.Нодар Думбадзе. Закон вечности (скачать)

http://royallib.com/book/dumbadze_nodar/zakon_vechnosti.html

2.Имам Ал-Бухари. Ал-Адаб Ал-Муфрад

http://sawab.info/library/aladab-almufrad.pdf

3.Аль-Газали М. Нравственность мусульманина

http://www.muslim-library.com/dl/books/ru4260.pdf

4.Локк. Дж. Опыт веротерпимости

http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000461/index.shtml


URL:
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама