RSS Контакты
Михаил Якубович

Перспективы Крыма в геополитических реалиях современности

08.08.2012

24 августа исполняется очередная годовщина независимости Украины. За прошедший 21 год в стране, территориально оформившейся в современных пределах еще в советское время, произошло немало изменений. Даже несмотря на некоторые всплески сепаратизма, время от времени сотрясающие общественное мнение, в отличии от многих других постсоветских государств, Украина смогла избежать региональных конфликтов.

Если рассматривать территорию Украины с точки зрения социальных различий (этнос, язык, религия, экономика, политические симпатии), то чаще всего страну делят на Запад, Восток и Юг. Несмотря на условность этого деления, фактор дифференциации постоянно представлен в политической риторике, проявив себя особенно остро после президентских выборов 2004 года.

В этой связи одним из наиболее сложных регионов остается Автономная Республика Крым, занимающая территорию почти всего Крымского полуострова и находящаяся в составе Украины с 19 февраля 1954 года. Поскольку именно эта часть Украины (как в силу своего географического положения, так и этнокультурной и политической множественности) представляет собой своеобразный ключ ко всему причерноморскому региону, в этой статье речь пойдет о положении Крыма в контексте внутренней и внешней политической ситуации. Значимая роль отведена и положению крымских татар – коренного населения Крыма, репатриация на родину которого до сих пор является важным элементом региональной политики.

Несмотря на расхожее мнение о том, что Крым является неким «подарком» Украине от Никиты Хрущева в честь 300-летия Переяславской Рады («воссоединившей» Украину и Россию), на деле ситуация выглядит немного иначе. Не секрет, что экономическое состояние Крыма в начале 50-х годов было, можно сказать, критическим: к послевоенной разрухе добавился и демографический вакуум, оставшийся после депортации крымских татар и других народов[1]. Поэтому на полуостров массово прибывала рабочая сила из соседних территорий – главным образом, Украинской СССР. Газета «Крымская правда» в 1954 году писала о восстановлении экономики так: «В этом социалистическом соревновании крепнет дружба бригад, состоящих наполовину из переселенцев с Украины...»[2]. Существующие официальные документы (стенограмма заседания Президиума Верховного Совета СССР 19 февраля 1954 года) показывают, что значительную роль сыграл именно экономический фактор. Так, член Президиума Верховного Совета РСФСР М. П. Тарасов в своем докладе по этому вопросу неоднозначно заявил: «Крымская область, как известно, занимает весь Крымский полуостров и территориально примыкает к Украинской Республике, являясь как бы естественным продолжением южных степей Украины. Экономика Крымской области тесно связана с экономикой Украинской ССР. По географическим и экономическим соображениям передача Крымской области в состав братской Украинской республики является целесообразной и отвечает общим интересам Советского государства». В итоговом документе передача Крыма была названа знаком «нерушимой братской дружбы между русским и украинским народами»[3]. Никаких референдумов или других опросов мнения крымской общественности, естественно, в то время не проводилось. Как отмечает известный украинский историк Станислав Кульчицкий, главной причиной передачи Крыма была все же экономическая мотивация: «верно то, что Крымом как объектом управления удобнее было руководить из Киева, а не из Москвы. В экономической жизни территория является объективным фактором. Научно обоснованное районирование, учитывающее этот фактор, способствует целесообразному размещению производительных сил и повышению эффективности производства»[4]. Таким образом, политический подтекст был своеобразной «оберткой», за который скрывалась попытка решить глубокие экономические проблемы. И, ради справедливости стоит заметить, к 70-ым годам они действительно были решены – Крым превратился во всесоюзную здравницу. В определенной степени, этот эпизод в истории Крыма является отличным примером взаимодействия России и Украины для поддержания стабильности в регионе.

Краткий исторический экскурс о передаче Крыма Украине был бы не столь актуальным, если бы не современные спекуляции вокруг этого вопроса. К сожалению, очень многие политики, общественные деятели и эксперты продолжают смотреть на полуостров не как на регион с большим транснациональным потенциалом, а как на видимое «яблоко раздора» между Украиной и Россией. В этом контексте акцентируется внимание то на неких «имперских амбициях России», то на «посягательствах» Украины на якобы совершенно «неукраинский» и «незаконно переданный» регион.

Действительно, в начале 90-х годов происходили события, связанные, в первую очередь, с неопределенностью полуострова в составе независимой Украины, а также напряженность в российско-украинских отношениях. Длительное время решался вопрос с Черноморским флотом, юрисдикцией города Севастополя и многие другие важные проблемы. 6 мая 1992 года тогда еще Республика Крым приняла собственную Конституцию, 1 пункт 1 статьи которой гласил: «Республика   Крым   является   правовым,   демократическим государством.  На  своей  территории Республика обладает верховным правом в отношении природных богатств, материальных, культурных и духовных  ценностей,  осуществляет  свои  суверенные  права и всю полноту власти на данной территории»[5]. Однако в марте 1995 года Верховный Совет Украины издал постановление «Об отмене Конституции и некоторых законов Автономной Республики Крым», фактически поставив точку в истории новейшего крымского сепаратизма. В конечном итоге, «Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией» (ратифицирован обеими сторонами в 1999 году) провозгласил уважение «территориальной целостности друг друга» и «нерушимость существующих между ними границ». В феврале этого года Председатель Государственной Думы России Сергей Нарышкин однозначно заявил, «что со стороны Российской Федерации нет претензий ни на один квадратный метр украинской земли»[6]. Поэтому для оценки современного положения дел в Крыму стереотипы, появившиеся в 90-х годах, уже далеко не всегда актуальны. Так называемые «Харьковские соглашения», подписанные президентами России и Украине в 2010 году показали, что в двух особо важных вопросах, то есть формировании цены на газ и пребывании Черноморского флота в Крыму, Украина и Россия руководствуются принципами рыночной экономики и взаимной выгоды, а не рецидивами проблемных политических баталий 90-ых.

В экономическом плане полуостров выглядит на порядок лучше, чем ряд других регионов Украины. Автономная Республика Крым, получившая собственную Конституцию (с 1996 года) и целый ряд законодательных преимуществ (в отличии от, с кажем, рядовых областей Украины) имеет значительный экономический потенциал. Например, по состоянию на 2011 год средняя зарплата в Крыму была больше, чем в соседней Херсонской и многих западных областях Украины. Уровень безработицы составлял 6,2 процента, в то время как в среднем по Украине этот показатель достигал 8,1. Темп прироста прямых иностранных инвестиций в Крыму был в 2011 году самым высоким в Украине (119,2 процента при 101,9 в среднем по стране). Относительно успешную работу экономики показал и валовый региональный продукт (90,7 процентов к предыдущему году в 2009 при 85,2 по стране в среднем)[7]. В целом по экономическим показателям Крым занимает 3-е место среди всех регионов Украины (по рейтингу Центра исследований региональной политики, составленному в 2011 году)[8].

К сожалению, не столь оптимистически выглядят социальные показатели, учитывающие и уровень преступности, и здравоохранение, и экологию. В уже упомянутом рейтинге Крым здесь занимает 4-ое место с конца списка, что свидетельствует о насущной необходимости решать проблемы конкретных людей. Однако любые реформы в области социальной политики и серьезных общественных преобразований в целом требуют, кроме финансовых и управленческих ресурсов, еще и определенных идеологических подходов, то есть формирования ценностных ориентиров. Без четкого видения, назовем это так, культурного состояния общества, любая реформа будет неполной, незавершенной, в некотором смысле даже непонятной населению.

Крым вполне справедливо можно назвать регионом с полным ходом идущей «войной идентичностей». Практически все геополитические симпатии, присутствующие в общественном мнении украинцев, в полной мере представлены именно в Крыму. Истоки этого положения вещей кроются в полиэтничности и поликонфессиональности Крыма.

По состоянию на 1 января 2012 года в Автономной Республике Крым проживало более 2.300.000 человек (включая и город Севастополь, находящийся в прямом подчинении Киева)[9]. Населения полуострова многонационально: по данным переписи 2001 года (к сожалению, более новой статистики нет), основную массу составляли русские (58,32 процента); вторая по численности группа, соответственно, украинцы (24,32 процента), третья – крымские татары (12,03 процента, соотвествтенно переписи 2001 года (к сожалению, более новой статистики нет) [10]. В городе Севастополе русское население составляет почти 75 процентов, что является наивысшим показателем по стране. Религиозная карта не менее разнообразна: по состоянию на 1 января 2012 года, в Крыму (включая Севастополь) насчитывается 2198 религиозных общин, из которых 588 принадлежат Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, 45 – Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата, еще более 300 общин – различным протестантским конфессиям. Наконец, 921 община (как зарегистрированная, так и незарегистрированная) принадлежит Духовному Управлению Мусульман Крыма[11]. Кэтой статистике следует добавить еще и несколько сотен автономных мусульманских общин, оппозиционных либо нейтральных к ДУМ Крыма. Если оценивать эти цифры в целом, то очевиден своеобразный дисбаланс – несмотря на явный численный перевес христианского населения (более 80 процентов), по количеству общин именно последователи ислама сегодня занимают первое место в Крыму. Это, в свою очередь, свидетельствует и об успешно реализуемых исламских институционных механизмах (в частности, деятельности ДУМК), и подъеме исламской религиозности – по результатам некоторых соцопросов, число практикующих (то есть соблюдающих все столпы ислама) мусульман с каждым годом существенно растет[12].

Наибольшую политическую активность, имеющую явно транснациональную перспективу, сегодня проявляют различные русские организации Крыма. В первую очередь – Всекрымское общественно-политическое движение «Русское единство», одним из лидеров которого является Сергей Цеков. На сегодняшний день эта организация, как и многие другие объединения крымских русских, ставит своей целью «объединение жителей Крыма, определяющих себя в этническом отношении русскими или считающих русскую культуру и русский язык родными, а Россию – Родиной, для защиты своих прав и законных интересов»[13]. В последнее время организация все больше внимания уделяет проблеме интеграции на постсоветском пространстве, поддерживая идею создания Евразийского и Таможенного союзов. Например, совсем недавно в Крыму проходил Международный молодежный лагерь «Донузлав – 2012», собравший участников из Украины, России, Беларуси, Южной Осетии и Приднестровья. Мероприятие было всецело посвящено идее создания Евразийского союза[14].

Определенную роль в русском движении Крыма играет и партия «Русский блог», возглавляемая Геннадием Басовом и уже объявившая о планах выдвинуть своих кандидатов на предстоящие выборы в украинский парламент[15]. Ныне эта организация, как и многие другие пророссийской направленности, сосредоточила свои усилия на критике не только украинской оппозиции (которая на юго-востоке Украины часто ассоциируется с национализмом), а и нынешней украинской власти. Многие силы, выступающие за углубления связей с Россией (и, прежде всего, евразийскую интеграцию), обвиняют Партию Регионов в невыполнении предвыборных обещаний: недостаточной поддержке русского языка, неопределенности в вопросе вступления в Таможенный союз, отсутствии надлежащих экономических реформ. На этом фоне, например, показательна деятельность новообразованной партии «Украинский выбор», возглавляемой ветераном украинской политики Виктором Медведчуком. Сам лидер заявил об этом так: «Мне говорят: вы призываете вступать в Таможенный союз и Единое экономическое пространство, в Евразийский союз. Я говорю: да, действительно призываю. Я не только призываю, я привожу аргументы, я дискутирую. При этом не встречаю доводов в пользу евроинтеграции»[16].  Интересно, что во время недавнего визита в Украину Владимир Путин, проведя переговоры с Виктором Януковичем, встретился еще и с лидером «Украинского выбора» (также в Крыму), хоть и в неофициальном формате. Опять таки, это свидетельствует о том, что Россия сегодня делает ставку на те крымские силы, которые выступают за партнерские экономические и политические отношения на Евразийском пространстве, не приемля радикальных или провокационных позиций, занимаемых некоторыми якобы «патриотическими» организациями. Экономическая составляющая вообще занимает в сегодняшней российской политике по отношению к полуострову важную роль: в 2012 году около трети всех прямых инвестиций пришло в Крым именно из России[17]. Не следует забывать и о том, что треть туристического потока в Крыму также составляют граждане Российской Федерации, принося в местные бюджеты миллионы долларов[18].

Общественная активность вернувшихся из депортации крымских татар традиционно ассоциируется с Меджлисом крымскотатарского народа, действующим с 1991 года. Авторитет Меджлиса, возглавляемого известным диссидентом и правозащитником Мустафой Джемилевым, до сих пор довольно высок: в 2008 году более 75 процентов крымских татар в той или иной степени поддерживали деятельность Меджлиса[19]. Руководство Меджлиса имеет широкие связи с различными европейскими, американскими и турецкими институциями (как официальными, так и неправительственными), пытаясь координировать все усилия по восстановлению прав крымскотатарского народа. Авторитетности придает Меджлису и Духовное Управление Мусульман Крыма: как отмечает известный крымский исламовед Айдер Булатов, широкий спектр деятельности ДУМК координируется Меджлисом через своего представителя в данной структуре[20].

Однако при настолько высоком уровне признания организация не имеет официального статуса в Украине. Причина столь парадоксальной ситуации проста: руководство Меджлиса требует полномочий своеобразного этнического парламента и, соответственно, не желает становиться лишь одной из многочисленных общественных организаций. Ради справедливости, отметим, что в 1999 году указом Президента Украины был создан Совет представителей крымскотатарского народа при главе государства, в состав которого полностью был введен состав Меджлиса. Однако с переформатированием состава Совета представителей крымскотатарского народа, состоявшегося в августе 2011 года, в состав Совета входят лишь восемь членов Меджлиса и одиннадцать человек из различных общественных организаций. Поэтому на сегодняшнем этапе Меджлис крымскотатарского народа практически прекратил диалог с властью, выбирая в союзники различные оппозиционные силы.

Несмотря на все усилия Меджлиса и ДУМК представлять мнение всего крымскотатарского народа, в последнее время все активнее действуют оппозиционные организации. В целом оппозиционные Меджлису силы можно поделить на две группы: «религиозные» и «светские». Первую представляют члены различных автономных исламских общин, в частности, последователи «Исламской партии освобождения» («Хизб ат-Тахрир аль-Ислами»). Автономную позицию занимают и многие последователи салафизма, несогласные с традиционным ханафизмом ДУМК, а также распостраненным сентиментом к народным традициям крымских татар, иногда представляемыми как «исламские». Вторую группу, то есть светскую оппозицию, представляет партия «Милли-Фирка» («Народная партия»), возглавляемая Васви Абдурраимовым. В январе 2012 года на базе этой и ряда других организаций был создан «Крымско-татарский народный фронт» (КНТФ). Постоянно критикуя в самых жестких тонах деятельность Меджлиса крымскотатарского народа, КНТФ сумел приобщить к своим рядам некоторых ветеранов национального движения, по тем или иным причинам не нашедшим общего языка с Мустафой Джемилевым. В отличие от многих других крымскотатарских организаций, КНТФ не использует антироссийской риторики. Один из членов «Милли-Фирка», Ринат Шаймарданов, подчеркивает: «Крымские татары, населяющие Крым – мирный, трудолюбивый и толерантный народ. Крым всегда был многонациональным, и это научило крымских татар с уважением принимать расовые и религиозные различия и населяющих Крым народов, и их соседей. Россия в этом плане – не исключение»[21]. В некотором смысле КНТФ представляет именно те силы, которые вполне трезво оценивают ситуацию в Крыму, понимая важность и необходимость учета интересов русского населения полуострова.

Как сегодня выглядят перспективы турецкого влияния на Крым? Несмотря на географическую близость и богатейшие историко-культурные страны между двумя странами, собственно турецкий интерес к Крыму довольно слаб. Как справедливо отмечает И. Мурадян, «за последние 17 лет Турция так и не сумела предложить Украине инвестиций стратегического характера, несмотря на то, что экономические отношения между двумя странами развивались весьма продуктивно и в широком диапазоне»[22]. С одной стороны, как официальные институции, так и неправительственные организации Турции делают очень много дня поддержки, например, религиозного наследия крымских татар; однако в сравнении, например, со спонсорской поддержкой со стороны арабских и других стран эти «культурные инвестиции» выглядят не такими уже и большими. Нельзя не заметить и того факта, что далеко не все крымские татары имеют симпатию к «турецкому вектору»: как «светская», так и «религиозная» оппозиция Меджлису прохладно встречает турецкие инициативы: если первых не устраивает «неоосманизм» и «пантюркизм», то вторые (например, Хизб ат-Тахрир) совершенно недовольны именно светской моделью турецкого государства.

Кроме всего этого, если еще несколько лет назад Турция как страна НАТО и «почти кандидат» на вхождение в ЕС пыталась взять на себя роль представителя Запада по отношению к Украине, то в сегодняшних реалиях эта функция выглядит довольно туманной. Нерешенная проблема с курдами, напряженность в отношениях с Израилем, некоторыми западными странами (например, Францией) заставляет Турцию все больше оглядываться не только на США, но и на Россию. Вряд ли эта позиция в ближайшее время изменится.

Показательно и то, что руководство Меджлиса крымскотатарского народа, имеющего прочные связи и с крымской диаспорой в Турции, и с официальными кругами страны, прямо обвиняет крымскую власть в препятствии инвестициям из Турции. Комментируя недавний визит Президента Украины в Турцию, Мустафа Джемилев раскритиковал главу Совета министров Крыма Анатолия Могилева: «У Могилева свои интересы. Каких-либо серьезных шагов после вот этого визита не было. Хотя там перспективы от сотрудничества очень большие – но на тех условиях и в той форме, в какой хотел бы Могилев, турки на это не пойдут»[23]. Ряд совместных турецко-украинских проектов в энергетической сфере (например, строительство Западно-Крымской ветряной электростанции) пока остаются лишь в стратегических планах[24]. Поэтому, несмотря на пристальный интерес Турции к Крыму и к Украине в целом, говорить о даже потенциальном противопоставлении «российского вектора» турецкому не приходится.

Что может принести Крыму долгожданную политическую стабильность? Только согласие между главными группами населения – русскими, украинцами, крымскими татарами. Если рассмотреть геополитическую ситуацию в Крыму в цивилизационном контексте, то явно заметно пересечение четырех плоскостей – славянской и тюркской (в этническом аспекте), православной и исламской (в аспекте религиозном). В этой связи необходима инициатива центра, то есть самого украинского государства, которое должно осознать, что невозможно способствовать развитию Крыма без участия всех заинтересованных групп населения.

С точки зрения культурной политики наиболее удачным вариантом для Крыма может быть идея евразийского, или славяно-тюркского единства. Заботясь о будущем столь многоликого региона, необходимо привлечь максимум внимания к сохранению всех без исключения пластов культуры, а также, что немаловажно, запустить проекты славянско-тюркского диалога на всех уровнях образования, науки, общественной жизни. Не следует забывать о казацко-татарских союзах в борьбе против окатоличивания Руси, о том расцвете исламской культуры, который полуостров переживал в конце ХІХ – начале ХХ века, находясь в составе Российской империи. Достаточно вспомнить хотя бы работу великого крымского просветителя Исмаила Гаспринского «Русское мусульманство» (Бахчисарай, 1881), который мыслил будущее крымского ислама именно в связи с русской цивилизацией, под которой он понимал евразийскую культуру в целом. Как интересен, например, этот прогноз: «в будущем, быть может, недалеком, России суждено будет сделаться одним из значительных мусульманских государств, что, я думаю, нисколько не умалит ее значения как великой христианской державы»[25].

Немало в Крыму перспектив и для трансграничного сотрудничества. Удачным может быть, например, формат так называемых «еврорегионов», уже длительное время действующих между соседними государствами. Например, с 2010 года в Украине действует еврорегион «Донбасс», включающий ряд областей Украины и России. Подобный формат мог бы способствовать наращиванию связей между Крымом и, например, югом России. Немало надежд в этой связи полагается на мост через Керченский пролив, о строительстве которого президенты Украины и России договорились еще в 2010 году[26]

Таким образом, на третьем десятке независимости перед украинской властью стоит важная задача – сохранить стабильность и ускорить темпы развития полуострова, учитывая выгоду, которую может принести сотрудничество с соседями. В первую очередь – Россией, поскольку без участия российских партнеров достичь экономического и социального успеха в Крыму вряд ли удастся. Важна и культурная составляющая внутренней политики: следует понять, что однобокой «украинизацией», «русификацией» или «татаризацией» полуострова невозможно достичь гражданского согласия. Необходимо твердо осознать, что в Крыму нет неких «пришлых», и что все группы населения в каком-то смысле являются «коренными» жителями. Только это может способствовать внутренней интеграции и сохранению спокойствия в столь действительно уникальном регионе. Иначе Крым и далее будут «делить» под разными лозунгами, продолжая игнорировать реальные проблемы граждан.

Михаил Якубович, специально для портала «Ислам в СНГ»

 


[1] Петр Вольвач, Каким был «подарок Хрущева». Как Украина отстроила Крым. Часть первая, http://argumentua.com/stati/kakim-byl-podarok-khrushcheva-kak-ukraina-otstroila-krym-chast-pervaya

[2]И. Поляков. Колхоз им. Калинина Зуйского района // Крымская правда, № 12 (9417), 17 января 1954.

[3]Стенограмма заседания Президиума Верховного Совета СССР 19 февраля 1954 года, http://ukrhist.at.ua/publ/stenogramma_zasedanija_prezidiuma_verkhovnogo_soveta_sssr_19_fevralja_1954_goda/26-1-0-1010

[4]Кульчицкий, С. М. Украинский Крым // День, №29, пятница, 20 февраля 2009.

[5]Конституция, Верховная Рада Автономной Республики Крым, http://zakon.nau.ua/doc/?uid=1015.11844.0

[6]Спикер российской Госдумы заявил, что у Москвы нет территориальных претензий к Киеву,http://korrespondent.net/ukraine/politics/1321227-spiker-rossijskoj-gosdumy-zayavil-chto-u-moskvy-net-territorialnyh-pretenzij-k-kievu

[7]Соціально-економічний розвиток України (регіональний розріз) за січень-квітень 2011 року, http://www.ukrstat.gov.ua/operativ/operativ2011/so_ek_r_u/soekru_rr/sesr_04_2011.zip

[8]Рейтинг регіонів України-2011: соціальний, економічний та демографічний, http://crps.sumynews.com/publications/item/143-rejtyng-regioniv-ukrayiny-2011-soczialnyj-ekonomichnyj-ta-demografichnyj.html

[9]Чисельність населення на 1 лютого 2012 року та середня за січень 2012 року,http://www.sevstat.sevinfo.com.ua/statist_info/demografia/chislo_naselenia/arxiv_2012/ludi_0112.pdf

[10]  Национальный состав населения Автономной Республики Крым по итогам Всеукраинской переписи населения 2001 года, http://www.comnational.crimea-portal.gov.ua/rus/index.php?v=1&tek=5&par=0&l=&art=83

[11]Звітпро мережу церков і релігійних організацій в Україністаном на 1 січня 2012 року (Форма № 1), http://mincult.kmu.gov.ua/mincult/doccatalog/document;jsessionid=38F991573D89EE1FADA1D075708B6A34?id=278229

[12]Муратова Э. Крымские мусульмане: взгляд изнутри (результаты социологического исследования). – Симферополь: Эльньо, 2009. – С. 10-21.

[13]Устав Русской общины Крыма, http://www.ruscrimea.ru/cms/?go=mon&in=view&id=26

[14]Курсанты лагеря «Донузлав-2012» – за Евразийский союз, http://www.ruscrimea.ru/news.php?point=2574

[15]«Русский блок» идёт на выборы Верховной Рады,http://rusblok.com/index.php?newsid=253

[16]Виктор Медведчук: Поддерживаю лишь то, что хочет большинство украинцев, http://odnarodyna.com.ua/node/9314

[17]В 2011 году поступления иностранных инвестиций в Крым увеличились в 3,6 раза, http://www.minek-crimea.gov.ua/news_content.php?cid=2828

[18]В парламенте автономии заговорили об информационной войне против Крыма, http://crimea.comments.ua/news/2012/07/12/121911.html

[19]Муратова Э. Крымские мусульмане: взгляд изнутри (результаты социологического исследования). – Симферополь: Эльньо, 2009. – С. 22-24.

[20]Булатов, А. Ислам в Крыму. Часть 1, http://www.milli-firka.org/content/31058611

[21]Ложь как средство борьбы с Крымскотатарским Народным Фронтом, http://www.milli-firka.org/content/DBAFKCHB

[22]И.Мурадян: Украина в турецкой геополитике. Разочарования и противоречия, http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1231915980

[23]Могилев не пускает турецких инвесторов в Крым – Джемилев, http://glavcom.ua/news/84069.html

[24]Турция рассчитывает на долгосрочное сотрудничество с Крымом, http://www.ark.gov.ua/blog/2012/05/23/turciya-rasschityvaet-na-dolgosrochnoe-sotrudnichestvo-s-krymom/

[25]Гаспринский И. Русское мусульманство. Мысли, заметки, наблюдения, http://www.bigyalta.com.ua/story/10117

[26]Медведев и Янукович договорились о строительстве моста через Керченский пролив, http://lenta.ru/news/2010/04/25/bridgebuilding/


URL:
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама