RSS Контакты
Михаил Якубович

Номан Челебиджихан: жизнь как подвиг

13.02.2013

23 февраля исполняется 95 лет со дня мученической смерти муфтия Крыма, председателя национального правительства Крымской Народной Республики Номана Челебиджихана. В этой связи активисты крымскотатарской общины уже запланировали проведение целого ряда мероприятий по всему Крыму. В программу включены тематические выставки в учебных заведениях, траурный митинг, чтение дуа во всех мечетях, входящих в Духовное управление мусульман Крыма. Какое наследние оставил после себя человек, проживший небольшую, но чрезвычайно насыщенную жизнь, истинный патриот, без которого вряд ли можно представить и историческое, и современное крымскотатарское общественное движение?

Номан Челебиджихан (в русскоязычной литературе также известен как Челеби Челебиев) родился в 1885 году близ Джанкоя, в небольшом поселке под названием Биюк-Сонак. Биографические сведения (в частности, воспоминания племянницы Гюльшен Тулеевой), сообщают о том, что отец Номана, Ибрагим, происходил из семьи зажиточных землевладельцев.[1] Именно в своем селении Номан Челебиджихан получил начальное образование. Известно, что некоторое время будущий политик учился в медресе деревни Ачкора Перекопского уезда, а также в медресе Зынджырылы – высшем исламском учебном заведении Крыма, имевшим высокий авторитет за пределами полуострова.[2] «Это, пожалуй, самое большое и богатое медресе не только в Крыму, но и во всей России», писала в 1890 году газета «Переводчик-Терджиман». По всей видимости, здесь Челебиджихан впервые познакомился с просветительскими идеями Исмаила Гаспринского, усилиями которого, например, с конца 80-х годов в Зынджырылы-медресе преподавался русский язык.

Уже в возрасте 21 лет, в 1906 году, Челебиджихан отбыл в Стамбул. Поселился в районе Карагурмук, где в то время уже проживало немало мигрантов из Крыма. Получая юридическое образование, Челебиджихан приступает к активной общественной деятельности: уже в 1909 году появляется тайная организация «Ватан» («Отечество»), в которую вместе с Номаном входят Джафер Сейдамет (1889 - 1960)  и Абибулла Одабаш (1891 - 1938). Этим двум сподвижникам Челебиджихана также предстоит сыграть важную роль в истории Крыма: Сейдамет станет одной из ключевых фигур Крымской Народной Республики, а позднее – видным эмигрантским деятелем; Абибулла Одабаш – просветителем и писателем. Именно опыт, полученный в ходе развития организации «Ватан», поможет Челебиджихану сформировать политическую партию «Милли Фирка» («Национальная партия»), собравшую в 1917 году первый Курултай. Помимо «Ватан», Челебиджихан принимал участие в деятельности «Общества молодых татарских писателей» (Yaş tatar yazıcılar cıyını), возникшему в Стамбуле в 1910 году. Именно в Стамбуле Челебиджихан знакомится с Исмаилом Гаспринским; устанавливает связи и с членами младотурецких организаций, которые во многом служили примером и для крымскотатарского общественного движения.[3]

В 1912 году Челебиджихан покидает Турцию. Однако не задерживается и в Крыму: уже через год становится студентом юридического факультета Санкт-Петербургского института психоневрологии. «Петербуржский» период жизни Челебиджихана требует дополнительного изучения: известно лишь, что в это время ему приходилось подрабатывать дорожным рабочим. Несмотря на сложные условия, Челебиджихан не терял связи с Крымом, а также мусульманскими активистами столицы. Интересовался и различными идеологическими движениями в среде петербуржской интеллигенции. В это же время Челебиджихан создает свои главные прозаические и поэтические сочинения: «Къарылгъачлар дувасы» («Молитва ласточек»), «Чобанкъызы» («Дочь пастуха»), «Бастырыкъ» («Темница»), «Татарлар юрду» («Отчизна татар»), «Ёлджу гъарип» («Бедный путник») , «Сары ляле» («Желтый тюльпан»). Наконец, в 1916 году, в газете «Терджуман» появляется стихотворение «Ант Эткенмен» («Я поклялся»), впоследствии ставшее национальным гимном крымскотатарского народа.[4]

Во время первой мировой войны, вместе с Джафером Сейдаметом, Челебиджихан служит в действующей армии. Как вспоминал участник событий тех лет Асан Айвазов (1878-1938), «Челебиев также был взят на военную службу, но его не допустили в школу прапорщиков, так как он в вопросе реформы «Зинджирли Медресе» резко выступал против Крымтаева, который был в это время предводителем дворянства Таврической губернии и председателем губернского воинского присутствия, поэтому приказал отправить Челебиева рядовым на Румынский фронт». В марте 1917 года в Крыму произошли события, вследствие которых Челебиджихан оказался в центре политической жизни полуострова. В качестве реакции на Февральскую революцию, 12 марта в Симферополе было созвано общее собрание Крымского мусульманского благотворительного общества. При участии Али Боданинского, Абдул Хакима Хильми, Ибрагима Фехми, Исхака Муллина и других активистов был организован временный мусульманский революционный комитет из 15 человек. Этот комитет был создан на основании телеграммы мусульманской фракции при Государственной Думе. Мусульманская фракция просила, чтобы крымские татары немедленно послали в Петроград двух делегатов для участия в заседании бюро мусульманской фракции по созыву Всероссийского мусульманского съезда.[5]

Именно на одном из мартовских заседаний комитета муфтием Крыма заочно был избран Номан Челебиджихан. Его ближайший сподвижник, Джафер Сейдамет, возглавил так называемую «вакуфную комиссию», целью которой было формирование ресурсной базы крымскотатарского народного движения. Как позднее Сейдамет напишет в своих мемуарах, избрание их на эти должности было полной неожиданностью.[6] Уже по возвращению в Крым, Челебиджихан, помимо муфтията, возглавил Мусульманский исполнительный комитет. Под влиянием Всероссийского мусульманского съезда, состоявшегося 10-15 мая 1917 года в Москве, в Крыму начала свою деятельность уже упомянутая «Национальная партия»; отметим, что подобные организации создавались и в других регионах распадающейся Российской империи: в Азербайджане появился «Мусават», в Казани – «Милли-Шура», в Средней Азии – «Азат Тюркистани», в Туркменистане – «Сербест тюркмен» («Свободный туркмен»).

Интересны «тайные задачи» партии, о которых в своих воспоминаниях упоминает Асан Айвазов: Мусульманский исполнительный комитет якобы собирался в будущем организовать возвращение в Крым нескольких сотен тысяч (!) татар, в том числе из Турции, Румынии, Польши и других стран. В любом случае, с первых дней своего прихода к власти Челебиджихан пытался установить как можно более широкие связи: весной 1917 года он посещает Уфу, где встречается с руководством Оренбургского магометанского духовного собрания.[7] По всей видимости, Челебиджихан старалсязаручиться поддержкой единоверцев из Поволжья и Центральной Азии, понимая необходимость координации усилий в вопросе национального и религиозного возрождения. Имя Челебиджихана было хорошо известно в этом регионе: когда летом 1917 года муфтий Крыма оказался под арестом, Второй Всероссийский мусульманский съезд (Казань, 21 июля - 2 августа) направил в адрес Временного правительства требование немедленного его освобождения. Кроме того, Челебиджихан неоднократно способствовал участию делегатов из Крыма во всех общероссийских мусульманских событиях, в том числе связанных и с женским общественным движением.[8] Прибывали в Крым и активисты из Поволжья, Польши и других регионов.

В это же время проходили переговоры с лидерами Украинской Народной Республики Михаилом Грушевским и Владимиром Винниченко. Однако украинские лидеры, по всей видимости, не смогли сформировать окончательного решения по признанию Крымской Народной Республики: сотрудничать с ней как будущим независимым государством или все же добиться присоединения к Украине. В начале ноября 1917 года Челебиджихан, выступая на открытии Национального музея в Бахчисарае, объяснил свое видение будущего Крыма так: «В Крыму дружно живут различные национальности, подобно различным цветам и розам в одном цветнике. Мы хотим из этих различных цветов составить букет и поставить его перед европейскими державами и требовать от них гарантий нейтральности и неприкосновенности к Крымскому букету и самому Крыму. Мы будем работать совместно на процветание Крыма. Мы призываем к этой работе все национальности без различия, все расы. Крым должен стать нейтральной и антиимпериалистической страной и образцовым, примерным государством».

26 ноября 1917 года в Бахчисарае был проведен Курултай крымских татар. Это событие получило довольно широкий резонанс, вызвав интерес как в Крыму, так и в сопредельных регионах. Мусульманский исполнительный комитет получал телеграммы и заверения в поддержке от многих тюркских организаций России. Заседания проходили в течении 10 дней; в итоге была образована Крымская национальная директория, которую возглавил Номан Челебиджихан. Курултаю не суждено было стать полноценным парламентом: первая сессия, которая, по воспоминаниям Асана Айвазова, должны была открыться 12 января 1918 года, не смогла начать работу из-за отсутствия кворума. В этом же месяце расклад сил в Крыму существенно изменился: эскадроны крымских татар проигрывают борьбу наступающим большевикам, а руководство Крымской Народной Республики уходит в подполье. Челебиджихан, понимая безысходность ситуации, слагает с себя полномочия. Это не спасает его от ареста, случившегося уже 26 января. Челебиджихан разделил судьбу многочисленных жертв красного террора в Крыму: 23 февраля, без суда, он был убит, а его тело сброшено в море. Этой жертвой режим открыл череду преступлений против крымскотатарского народа, завершившуюся трагическими событиями депортации 1944 года.

Сегодня трудно сказать, каким видел будущее родного Крыма Номан Челебиджихан; сложно оценивать и своевременность действий, принимаемых руководством Крымской Народной Республики. Имеющие опыт подпольной и идеологической работы, активисты крымскотатарского движения столкнулись с ситуацией открытых боевых действий и необходимости поиска внешних и внутренних союзников. Непонимание в отношениях с УНР и неопределенная позиция Османской империи, выступавшей на стороне кайзеровской Германии, не способствовали реализации поставленных целей.

И все же Челебиджихан и другие деятели крымского возрождения оставили немало плодов, расцветающих в современном Крыму сегодня. Все также ведется поиск зарубежных партнеров, могущих способствовать восстановлению прав крымских татар, все также актуальны связи с тюркскими народами сопредельных государств СНГ, Турции, Балкан. В этой связи показателен пример Челебиджихана, понимавшего, вслед за Гаспринским, что для достижения поставленных задач необходим особый акцент на культурное развитие. Поэтому память о Номане Челебиджихане актуальна сегодня не только для Крыма, но и для многих других тюркских национальных движений.

Михаил Якубович, специально для «Ислам в СНГ»

 


[1]Номан Челебиджихан в воспоминаниях его племянницы Гульшен Тулеевой, http://qha.com.ua/noman-chelebidjihan-v-vospominaniyah-ego-plemyannitsi-gulshen-tuleevoi-foto-15792.html.

[2]См. одно из наиболее полных изложений биографии Номана Челебиджихана в труде Юнуса Кандыма: Къандым, Юнус. Куреш мейданыны от басмаз. Акъмесджит, Къырымдевокъувпеднешр, 2002. ‒ 256 с.

[3]Гафаров Е. Е. Формування політико-правових поглядів Челібжана Челєбієва / Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. Серия «Юридические науки». ‒ 2006. ‒ Том 19 (58). ‒ № 2. ‒ С. 261-268.

[4]Там же.

[5]Айвазов А. С. История национального движения в Крыму // Восточный свет. ‒ 2005. ‒ № 3. ‒ С. 20.

[6]Воспонимания изданы отдельной книгой на турецком языке: CaferSeydahmetKırımer. Bâzı hâtıralar. ‒ Istanbul: EMELTürkKültürünü AraştırmaveTanıtmaVakfı, 1993 ‒ 328 s.

[7]Айвазов А. С. История национального движения в Крыму // Восточный свет. ‒ 2005. ‒ № 3. ‒ С. 24.

[8]Чубукчиева. Л. Ж. Деятельность первого муфтия Крыма Н.Челебиджихана в поддержку женского общественного движения / Література та культура Полісся. ‒ Збірник наукових праць. Вип. 69. Історико-соціальні та культурні процеси України і Полісся в сучасних дослідженнях / Відп. ред. та упоряд. Г. В. Самойленко. Ніжинський державний університет імені Миколи Гоголя. ‒ Ніжин: НДУ ім. М. Гоголя, 2012. ‒ С. 173-181.


URL:
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама