RSS Контакты
Михаил Якубович

Становление исламского образования в золотоордынском Крыму

14.03.2014

Длительное время культурные достижения Крыма в «исламский период» истории полуострова сводились преимущественно к исследованиям литературных, фольклорных и архитектурных памятников. Собственно крымское религиозное наследие как золотоордынских, так и ханских времен традиционно оказывалось вне пределов научных интересов исследователей-востоковедов. За исключением нескольких авторов (преимущественно крымскотатарских и турецких), подготовивших ряд библиографических указателей, печатных изданий рукописей, а также специальных исследований, религиозная традиция крымских татар так и нашла должного освещения в современном востоковедении.

Не следует забывать и о том, что этому поспособствовали политические обстоятельства: после депортации крымских татар в 1944 году, изучение наследия тюрков Крыма оказалось в СССР фактически под запретом. Итоги тотального непонимания крымскотатарского вопроса Крым пожинает сегодня, а попытка использовать крымских татар в международных политических играх еще более усугубляет положение коренного народа, оказавшегося в результате сложных исторических процессов этническим меньшинством.

Рукописные документы, разбросанные сегодня по библиотекам Турции, Сирии, Саудовской Аравии, Ирана, Египта, Израиля, Боснии и Герцеговины, Германии, Швейцарии, США, Ватикана и многих других государств, открывают немало новых страниц в истории культурного развития Крыма и соседних государств. Среди этих текстов можно обнаружить относительно неплохо изученный арабоязычный труд крымского биографа Махмуда аль-Кафауви (ум. 1582) «Легионы наивиднейших ученых школы избранного имама Ибн Ну’мана» (Ката’иб А’лам аль-Ахйар фи мазхаб ан-Нум’ан аль-Мухтар, в некоторых рукописях встречаются и другие варианты названия). Со времен одного из первых исследований по этой теме (кандидатской диссертации известного казахского востоковеда Аширбека Муминова, защищенной в Ленинграде в 1991 году) вышел целый ряд значимых научных публикаций, однако подготовка полного критического издания сочинения до сих пор не произведена. Таким образом, исследователи обращаются либо к многочисленным рукописным версиям сочинения, между которыми существуют некоторые различия, либо к труду индийского ученого ’Абд аль-Хайя аль-Лакнауви (1848 – 1886) «Ясные извлечения из жизнеописаний ханафитов» (Аль-Фава’ид аль-бахийя фи тараджим аль-ханафийя), впервые изданного в 1324/1906 году и представляющего из себя сокращенное изложение труда аль-Кафауви.[1] Используя две рукописи сочинения аль-Кафауви (хранящихся в Стамбульской национальной библиотеке и Парламентской библиотеке Ирана), в настоящей статье мы попытаемся обратить внимание на интереснейший документ, относящийся непосредственно к исламской культуре Крыма – традиционный исламский «диплом» (иджаза) о религиозном образовании, полученный в 1404 году выходцем из прикаспийского Хаджи-Тархана Ахмадом аль-Крыми от его учителя Ибн аль-Баззази.[2] Сравнение этого документа с более поздними источниками позволит углубить наши представления о научных связях золотоордынского и ханского Крыма с другими регионами исламского мира, в частности, Половецкой степью, Средней Азией и Малой Азией.

Как известно, первые сведения об исламском образовании на территории Крыма относятся к 20-ым года XIVстолетия, когда хан Узбек сделал выбор в пользу ислама как государственной религии Золотой Орды. Уже в этот период в Крыму открываются первые учебные заведения – медресе, древнейшее из которых сохранилось и до наших дней (ныне известное как мечеть и медресе хана Узбека в Солхате). В этот же период в Крыму создается один из первых исламских религиозно-философских текстов – комментарий к «Месневи» Джаляль ад-Дина ар-Руми, написанный на персидском языке Абу Бакром Каландаром (его биография, к сожалению, практически неизвестна). Арабский путешественник ибн Батута, посетивший Крым в 1334 году, сообщает нам об ученых Крыма, которые, несомненно, занимались и преподавательской деятельностью. Известны и религиозные авторитеты, трудившиеся в Крыму во второй половине XIV-го века – Зийя ад-Дин аль-Крыми (ум. 1379), Рукн ад-Дин аль-Крыми (ум. 1382), Шараф ад-Дин аль-Крыми (ум. 1440).

Уже к началу XV-го века, судя по всему, в Крыму действовала целая сеть учебных заведений (школ при мечетях, дервишеских обителей, специальных медресе). Благодаря упомянутому сочинению Махмуда аль-Кафауви, существует возможность более подробной оценки содержательных особенностей исламского образования в золотоордынском Крыму. Описывая биографию ханафитского правоведа Хафиз ад-Дина ибн аль-Баззази (1329 – 1413), который посещал крымский полуостров в 1402-1404 году, аль-Кафауви приводит полный текст иджазы, то есть разрешения на дальнейшее преподавание, выданное Ахмаду аль-Крыми (ум. 1474). Ахмад аль-Крыми, происходивший, по данным того же Махмуда аль-Кафауви, из прикаспийского Хаджи-Тархана, готовился под руководством ибн аль-Баззази к судейской практике. Покинув Крым в смутное время распада Золотой Орды на отдельные улусы (20-ые годы XVвека), Ахмад аль-Крыми продолжил карьеру в Османской империи, где занимал должности преподавателя в нескольких медресе и прославился благодаря своим познаниям в области исламского права и толкования Корана (известны его комментарии к правоведческому труду ат-Тафтазани Ат-Тальвих, примечания к тафсиру аль-Байдауви, а также другие работы).[3]

Под руководством Ибн аль-Баззази, как свидетельствует текст иджазы, аль-Крыми изучил как минимум 11 трудов. Первым среди них упомянут хадисоведческое сочинение Машарик аль-Анвар ли-Дин аль-Абрар («Восходы светочей над религией праведных») лахорского правоведа Хасана бин Мухаммада ас-Саггани (1181-1252 рр.). Кроме того, аль-Крыми «читал под руководством шейха» Аль-КафифиФикхан-Ну’мани («Достаточный минимум права по школе Нумана»), написанный «видным ученым, который не нуждается в представлениях». Имеется ввиду Абу ль-Баракат АбдАллахан-Насафи(ум.1310), известный знаток исламского права и доктрины, происходиший из Насафа (не территории современного Узбекистана). Также аль-Крыми изучал у ибн аль-Баззази правоведческую поэму Аль-Мусаффа фи шарх Манзума ан-Насафи («Очищение толкования наманзуму ан-Насафи»), написанную тем же Абу ль-Баракатом. Упомянута в иджазе и сама манзума, принадлежащая перу еще одного выходца из Насафа, ’Умара бин Мухаммада ан-Насафи (1042 − 1168). К этим сочинениям примыкает и один из наиболее известных ханафитских трудов, созданных также в Средней Азии – Аль-Хидайя фи шарх Бидайя аль-Мубтади («Руководство к комментарию на “Основы для начинающего”») ферганского правоведа Бурхан ад-Дина аль-Маргинани (1135 − 1197). Из Ферганской долины происходил и знаток ханафитского права Хуссам ад-Дин аль-Ахсикаси (ум. 1247), автор труда Аль-Мунтахаб фи усул аль-мазхаб(«Избранное из основ учения школы [Абу Ханифы]»), который также изучался Ахмадом аль-Крыми.

Ибн аль-Баззази преподавал в Крыму и другие материалы по ханафитскому праву. В иджазе упомянута книга Кадури, под которой имеется ввиду труд багдадского правоведа Мухтасар фи фикх аль-ханафи  («Краткое изложение ханафитского права») Абу ль-Хасана Ахмада аль-Кадури (973 − 1037). Указан в иджазе труд Аль-Мугни фи усул аль-фикх («Общее изложение основ права») среднеазиатского правоведа Джаляль ад-Дина аль-Хаббази (1231 − 1291), учившегося в Хорезме и Самарканде. В тексте иджазы упомянута еще одна книга аль-Хаббази – Аль-Хади фи ’ильм аль-калям («Наставление в богословской науке»); до наших дней этот посвященный матуридитскому каляму труд, судя по всему, не сохранился.

Кроме указанных сочинений, ибн аль-Баззази преподавал в Крыму Шарх Абйат аль-Муфассаль («Комментарий на бейты “Развернутого изложения”») среднеазиатского филолога и правоведа Фахр ад-Дина аль-Хуризми (XIVст.), а также Масабих ас-Сунна («Светочи Сунны») Абу Мухаммада аль-Хусайна аль-Багауви (1042 − 1122), хорасанского знатока хадисов и комментатора Корана.

«У меня есть право передавать эти книги. Они были прочитаны под моим руководством, и я дал разрешение на их преподавание», – резюмирует ибн аль-Баззази. Собственные иснады – списки учителей, записанные в конце иджазы, ученый возводит к авторам указанных сочинений (упомянуты Бурхан ад-Дин аль-Маргинани, Умар ан-Насафи и другие видные алимы). Нам неизвестно, из какого именно источника Махмуд аль-Кафауви взял текст этой иджазы (оригинал, копия, или он был вмещен в другом, неизвестном нам, сочинении), однако оснований сомневаться в его подлинности нет.

В 1500 году в Крыму хан Менгли Гирай открыл известное «Зынджырлы-медресе», продолжая и развивая образовательные традиции золотоордынского периода. Базис, заложенный в эти времена, нашел свое отражение и в последующих столетиях. Так, в труде известного крымскотатарского энциклопедиста Абу ль-Бака аль-Кафауви (1619 – 1683)(Китаб аль-Куллийят) «Книга всеобщих понятий», получившего образование в Крыму, встречаются многочисленные отсылки к сочинениям, которые впервые преподавал на территории полуострова именно ибн аль-Баззази.[4] Цитируются трудыАбу ль-Бараката ан-Насафи, ’Умара ан-Насафи, Абу ль-Хасана аль-Кадури, Бурхан ад-Дина аль-Маргинани, Мухи’ д-Дина аль-Багауви и других авторов. Это же во многом характерно для наследия крымского автора Мухаммада аль-Кафауви (ум. 1758), автора многочисленных комментариев и самостоятельных трактатов, занимавшего некоторое время пост ханафитского кадия в Иерусалиме.[5]

Указанные факты позволяют судить о роли, которую золотоордынский Крым сыграл в становлении не только исламского образования в Черноморском регионе, но и Османской империи в целом. Именно Крым, выходцы из которого впоследствии продолжали научную и административную карьеру в других регионах, послужил одним из мостов, связующих научные традиции Средней Азии и Анатолии. Появление и утверждение в Крыму полноценного исламского образования принесло свои плоды и в развитии некоторых направлений постклассической исламской религиозно-философской мысли, в частности, матуридитсткой теологии и ханафитского права. Представляется, что, учитывая неизученность большого количества сохранившихся рукописей, созданных крымскотатарскими учеными в самом Крыму и за его пределами, содержательные особенности этих процессов все еще ждут своих комплексных научных оценок.

Михаил Якубович, кандидат исторических наук, востоковед


[1]Аль-Лакнауви, 'Абд аль-Хайи. Китаб Фава’ид аль-Бахийя фи Тараджим аль-Ханафийя. – Каир: Матба’ ас-Са’да, 1324. – 264 с.

[2]Смсоответствующие листы в рукописях: Аль-Кафауви. Ката’иб А’лам аль-Ахйар фи мазхаб ан-Нум’ан аль-Мухтар. Стамбульская национальная  библиотека. Коллекция Фейзуллага Эфенди. No. 34 Fe 1381. Л. 349б-350а; Табакат аль-Кафауви. ПарламенскаябиблиотекаИрана. No. 14127. Л. 155.-156a.

[3]См. нашустатью: Yakubovych, Mykhaylo. Post-Classical Islamic Philosophy in the Medieval Crimea: Sharaf al-Din al-Qirimi and Ahmad al-Qirimi // Studia Antyczne i Mediewistyczne. – 2013. – Vol. 11 [46]. – S. 207-221.

[4]Аль-Кафауви. Аль-Куллийят / Ред. ’А. Дарвиш, М. аль-Масри. – Бейрут: Му’асаса ар-Рисала, 1419/1998. – 1228 с.

[5]См., например, одно из немногочисленных исследований творчества этого автора: Pehlivan, Necmettin.Muhammed Kefevî ve “Risâle fî'l- Âdâb”ı // Felsefe Dünyası. – 2012/2. – Sayı 56. – SS. 322-333.


URL:
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама