RSS Контакты
Марат Смагулов

Казахстан: О прогнозах

25.02.2013

Сейчас  много говорят  об экстремизме и терроризме. Разные прогнозы льются как из «рога изобилия». Создается ощущение, будто у нас в Казахстане сейчас, почти военное положение.  Иногда кажется, что кто-то специально пытается насадить идеи о религиозном экстремизме в Казахстане. Пугать нарастающей угрозой исламского фундаментализма. А может для выбивания дополнительного бюджета?!

Да, прецеденты, названные террористическими актами, были.  Но аналитики сходятся к мысли, что данную активность нельзя называть терроризмом в классическом понимании.  То есть пока разрозненные джамааты пытаются сводить счеты, но они не имеют сфер влияния. Потому что Ислам в Казахстане всегда отличался умеренностью и опирался на традиции народа. В этом и особенность нашего традиционного ислама ханафитского толка, связанного с обычаями казахов.

Поэтому имамы и не хотят кого-то выискивать или бороться, считая это работой спецслужб. А спецслужбы обвиняют имамов в неграмотности и неумении убеждать людей и призывать к нашему традиционному исламу. Здесь, видимо, нужна объединяющая совместная работа. В первую очередь надо выработать концепцию ДУМК, которую все мусульмане Казахстана примут как свою. Председатель АДР Кайрат Лама Шариф вначале своей работы сказал, что они разработают «Концепцию умеренного ислама». Но, судя по результату, ДУМК и теологи не поддержали эту идею. Хотя, для нормальной работы мечетей, нужна Концепция. И, в первую очередь, показ идеологии: основ теологической и юридико-богословской школ традиционного ислама казахов. Только потом показывать, уже имея доказательную базу и в историческом аспекте, почему мы не приемлем идей экстремистов и террористов.

Некоторые аналитики связывают рост числа радикалов с их тяжелым экономическим положением. Я бы сказал, что это не основная причина. Хотя разница в доходах населения усиливает социальную рознь. Поэтому безработная молодежь может легко пополнять ряды террористов. Но во главу угла надо ставить идеологию экстремистов и их методы вербовки. Здесь нельзя забывать о моральной и материальной подпитке из-за рубежа. Думаю, что неспроста Глава государства подписал Закон Республики Казахстан «О ратификации Соглашения о Евразийской группе по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма».

А сейчас уже признали, что существует и внутренняя финансовая  поддержка террористов. То есть они перешли на самофинансирование. И много игроков, как наших, так и зарубежных, которые хотят их использовать.

Некоторые политологи пугают ростом террористической активности в этом году. Я бы сказал, наоборот, в этом году они уйдут в подполье. И будут вести «даъву сиррия»-секретный призыв. А расширение сети ячеек и успех их призыва будет зависеть от ошибок и промахов госслужб и имамов.

Потому что теракты озлобили народ, а не только власть. Но кто стоял за этими терактами, видимо, мы узнаем только через десятилетия. 

А предсказывание аналитиков о переходе наших террористов к дагестанскому типу терроризма и что будут убивать чиновников, помимо силовиков, преждевременны. Может они пишут это для показа своей компетентности или запугивания? Как бы ни было, эти доводы, по-моему, беспочвенны. Потому что акимы и производственники не имеют отношения к террористам и не являются «объектом» их внимания. Другое дело, если под видом террористов будут «убирать» неугодных чиновников. Это уже другой вопрос.

Также много написано о том, что в органах госбезопасности и правопорядка наблюдается  снижение профессиональной компетентности. Что они превратились в эффективный коррупционный инструмент. Потому что межведомственные «войны» обострились и приобрели характер борьбы за доступ к нефункциональным рычагам управления в политических и экономических интересах внутриэлитных групп влияния.

Противостояние «юг»-«запад» приводит к ослаблению профотбора и, соответственно, усугубляет тенденцию. Я думаю, что антитеррористическую кампанию в спецслужбах должны возглавлять выходцы из центрального и северного регионов. Потому что система «Кокешек» проникла и в эти органы. К сожалению, аналитики констатируют, что испытывая на себе влияние клановых интересов, характерное для всей системы госуправления, сформировавшаяся структура органов безопасности и правопорядка не в состоянии эффективно реализовать локализацию внешних и внутренних рисков и угроз на ранних подступах

А то, что говорится о взятии террористами под контроль пенитенциарных учреждений, уже не новость. Если вы видели фильм «Адаскандар», то он был создан за два года до терактов. Но, к сожалению, были препоны со стороны «кокешек» для их показа на телевидении. Сейчас вышел фильм «Адаскадар-2»,но и его пока не показывают. Слишком много: «как бы чего не вышло», «не надо нагнетать», «как бы кого не обидеть» и т.д. Видимо, когда будут очередные взрывы,  возможно их пустят в прокат. Как это произошло  и с фильмом «Адаскандар», к сожалению. И о том, что в тюрьмах и на зонах «ваххабиты» имеют влияние, тоже говорилось.  И что проповедники ДУМК часто не имеют теологического образования, не владеют какими-либо языками, кроме казахского, и в целом, не сильно хорошо развиты в культурном плане. И среди них тоже развито «землячество» и взятки. А проповедники у ваххабитов проповедуют существенно интересней. Немаловажную роль играет еще то, что они делают это на русском языке, который может существенно точнее отразить большое количество богословских понятий, чем казахский и больше его людей понимает.

Может быть, я опять повторяюсь, но для профессиональной работы ДУМК и других традиционных конфессий-нужна система Конкордата, которая существует в Европе и Турции. Только тогда можно говорить о слаженной работе госслужб с религиозными объединениями. Тогда можно увидеть и концепции и планы работ и отчеты, финансовые в том числе.

Властям, думаю, надо ввести механизм, чтобы имамы были ближе к тем, кто отбывает срок в тюрьме или службу в армии. В Минобороны России уже существует 240 штатных должностей священников и 9 «гражданских» должностей, которые будут координировать работу с верующими военнослужащими. Ведь большое количество суицидов и убийств случается именно там. А если имамы не могут переубедить радикала, то пусть уходят с работы. Пора бы на должность имама в городах и районах ставить людей с высшим образованием. А не по звонку и родственным связям.

Но я бы сказал, что наиболее опасным сейчас является Политический экстремизм. Он связан с растущими политическими амбициями внутриэлитных групп и особенностями внутриполитической ситуации. Когда набиты кошельки, то идет борьба за власть. И они  заинтересованы в дестабилизации обстановки у нас.
Это облегчается тем, что органы безопасности страны сращиваются с криминальными структурами. И эти структуры способны действовать в интересах определенных лиц или группы, в ущерб государственным.
Аналитики прогнозируют, что с течением времени угроза политического экстремизма будет нарастать, так как существующая политическая система не позволяет вести легитимную борьбу за власть.
 А они будут использовать и религиозный фактор в политических целях. Также нельзя забывать о проектах «заморских доброжелателей» и оппозиции зарубежом.

Марат Смагулов, специально для «Ислам в СНГ»

URL:
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама