RSS Контакты
Азербайджанская Республика

Мусульмане. Христиане. Секуляристы. Вечное соперничество? Или? Возможно ли в перспективе вечное взаимопонимание?

23.09.2010 | Межконфессиональный диалог

Одним из наиболее обсуждаемых вопросов последнего десятилетия 20 века в общемировом пространстве являлся тезис о «неизбежном столкновении цивилизаций». Однако, не выдержав временного испытания даже в четвертьвековом исчислении, данная теория успешно канула в Лету. Что, в общем-то, совершенно неудивительно вследствие её неисторичности.

"Если бы твой Господь захотел, то Он сделал бы

человечество единой общиной верующих"

Коран, сура "Худ": 118

 

"Растущее мультикультурное измерение общества...

открывает [христианам] возможность для изучения,

вместе с представителями других религиозных традиций,

путей, с помощью которых мы могли бы

свидетельствовать о трансцендентном измерении

человека и о всеобщем призвании к святости, практикуя

добродетель в нашей личной и общественной жизни".

Папа Римский Бенедикт XVI) (26)

Введение

Одним из наиболее обсуждаемых вопросов последнего десятилетия 20 века в общемировом пространстве являлся тезис о «неизбежном столкновении цивилизаций». Однако, не выдержав временного испытания даже в четвертьвековом исчислении, данная теория успешно канула в Лету. Что, в общем-то, совершенно неудивительно вследствие её неисторичности.

К сожалению, сегодня значительно актуальнее высвечиваются иные проблемы.

Во-первых - это отсутствие единства во всех ветвях мировых религий. Во-вторых - недопонимание, мягко говоря, между приверженцами той или иной конфессии. В-третьих - открыто неафишируемое идеологическое противостояние сторонников исключительно светского направления развития с верующим (соблюдающим) электоратом (вне зависимости от географического места проживания, национального фактора и религиозного ответвления).

"Борьба мотивов" в каждом из этих трёх направлений то затушёвывается, то разгорается с новой силой. Что однозначно свидетельствует об их аккуратном задействовании (инициировании) определёнными силами.

Автор, конечно-же, далёк от игр в некие мировые заговоры, тем более что вокруг сконцентрировано слишком много примеров, уверенно демонстрирующих идейное неприятие вышеобозначенными сторонами друг друга (внутри отдельных ветвей). Но, как ранее отмечалось, планетарный глобал-бомонд одной из важнейших задач обозначил нивелирование культурно-исторических традиций наций и народов, где значительное место отводится "отъединению" людей от духовных корней.

Подоплёка данной тенденции подробно рассматривалась автором (1), поэтому в рамках нынешней статьи этот аспект лишь констатируется. Но, в любом случае, целесообразно признать - не будь в каждом из отмеченных выше направлений реальных внутренних коллизий, никакие внешние поползновения не могли бы успешно закрепляться в них. Другое дело, что идеологическое потчивание социума извне достигло приличнейшего уровня, позволяющего архитекторам глобал-проекта в той или иной форме заявлять об успешной реализации задачи. Мы не будем говорить об утопичности или неутопичности этих убеждений, а постараемся, хотя бы в общих чертах, рассмотреть нюансы, могущие как-то обрисовать сложившееся положение. Параллельно, пусть и в минимальной степени, подойдя к определению путей (перспектив) поступательного движения мирового сообщества к прогрессу.

Противостояние внутри (во-первых)

Насколько усматривается, наиболее проблемным внутренним моментом в иудаизме является ракурс "смягчённого" гиюра (процедура посвящения в иудаизм неевреев по крови). Где друг другу оппонируют ортодоксы и реформисты (2). В католицизме и англиканстве "слабым звеном" просматривается "столкновение" между сторонниками и противниками допустимости рукоположения в священники гомосексуалистов и женщин (3). Неоднозначность отношения к данному вопросу вызывает ряд сомнений у лидеров православия (4). В Исламе огромнейшая проблема сегодняшнего дня - пропаганда такфиристских идей (обвинение мусульманами своих собратьев в неверии) (5).

Но при этом в иудаизме отсутствуют общепризнанные "официальные" ветви, каждая из которых к когорте истинно "правоверных" относит исключительно себя. Христианство и Ислам же, к сожалению, нередко вынуждены с трудом протаривать дорогу для выхода из внутренних склок. Так, незадолго до завершившегося на днях первого в истории государственного визита главы Римско-католической церкви в Великобританию, кардинал Вальтер Каспер, до недавнего времени возглавлявший Папский совет по содействию христианскому единству, отказался сопровождать понтифика, назвав Великобританию "страной третьего мира" за её "воинствующий атеизм". В свою очередь, на улицах Эдинбурга понтифик, наряду с восторженными приветствиями, столкнулся и с акциями протеста.

Что касается мусульманского мира, вспоминаются события 2009 года. Тогда портал Всемирной Ассамблеи сближения исламских мазхабов представил информацию иранской телкомпании "IRIB", согласно которой имам-хатыб мекканской мечети Аль-харам в интервью Би-Би-Си назвал шиитских улемов "еретиками". В материале подчёркивалось, что занимающиеся раскольничеством "сбились с правильного пути"(6). К слову, в те дни сунниты Ирака осудили прозвучавшее заявление из Мекки. А имам соборной мечети города Катыфа Саудовской Аравии призвал к озвучиванию извинения (7).

С другой стороны, в своём Завещании имам Хомейни, ссылаясь на хадис «Ас-Саклайн», приводил заповедь Пророка Мухаммада (сас): "Оставляю вам две ценности - Книгу божественную и мой род; они неотделимы и в таком виде присоединятся ко мне у Райского источника"(8). Думается, комментарии здесь излишни.

Правда, некоторое время назад глава Всемирной ассамблеи по сближению исламских мазхабов, один из известных авторитетов современности, аятолла Мохаммад Али Тасхири, со ссылкой на аятоллу Боруджерди, отмечал: "В обсуждении таких моментов, как единство исламской уммы, не нужно касаться темы о том, кто на самом деле является истинным преемником Пророка (мир ему)". Подчёркивая важность упора в настоящее время "на более действенные аспекты, такие как преемственность ахлуль-бейт в области знаний, [что] имеет практическое значение, подталкивая нас к единству"(9).

Как бы то ни было, внутри Христианства и Ислама живут приличнейшие противоречия, которые, не будучи низведёнными до уровня хотя бы "шероховатости", не позволят общинам двигаться вперёд.

Противостояние между (во-вторых)

На тему недопонимания и взаимного недоверия (остановимся на этих определениях) друг к другу по конфессиональному признаку сказано немало. Посему автор принял решение подойти к рассмотрению вопроса несколько в иной плоскости. Для начала, посредством предоставления некоторых взглядов британского педагога и философа XVII-XVIII вв., одного из самых влиятельных мыслителей эпохи Просвещения, теоретика либерализма Джона Локка.

Кто лишён любви, кротости, доброжелательства "ко всем людям вообще, не говоря уже об исповедующих христианскую веру, тот ещё не христианин", - писал он. Истинная религия, рождённая "не для внешнего великолепия, не ради господства Церкви [и] насилия", а "для правого и благочестивого устроения жизни", выделяется в корне иным. Желающий сражаться в рядах Церкви должен "прежде всего объявить войну своим порокам, собственному высокомерию и страстям". В противном случае, индивидуум, лишённый "чистоты нравов, доброты и мягкости душевной не заслуживает имени христианина".

"Доброжелательны ли и добросердечны ли те, кто, ссылаясь на религию, мучают, терзают, грабят и убивают других?", - вопрошал Локк. Ряд лиц пытаются "огнём и мечом заставлять [людей] исповедовать известные догматы и принуждать силою к исполнению чуждых им обрядов", но при этом "даже не вспоминают об их нравственности". Терпимость к придерживающимся "других взглядов" в религиозных вопросах "настолько согласуется с Евангелием и разумом, что слепота людей, не видящих при столь ясном свете, представляется чем-то чудовищным". Поэтому "каждый имеет право сколько угодно наставлять и убеждать ради спасения ближнего, но необходимо исключить всякое насилие и принуждение, здесь ничего нельзя делать по приказу"(10).

С другой стороны, вспомним вынесенный в эпиграф коранический аят. И обратим внимание ещё на один: "Каждому из вас Мы установили закон и путь. Если бы Аллах пожелал, то сделал бы вас одной общиной, однако Он разделил вас, чтобы испытать вас тем, что Он даровал вам".

Но Творец не останавливается на данной констатации, раскрывая вослед: "Состязайтесь же в добрых делах. Всем вам предстоит вернуться к Аллаху, и Он поведает вам о том, в чём вы расходились во мнениях" (Коран, сура "Трапеза": 48). А в чём соревнование? Да в элементарном (или самом тяжёлом:) - подходе к рядом стоящему или могущему появиться: «Призывай на путь Господа мудростью и добрым увещеванием и веди спор с ними наилучшим образом» (Коран, сура «Пчёлы»:125); «Если вступаете в спор с людьми Писания, то ведите его наилучшим образом» (Коран, сура «Паук»: 46).

Здесь можно сослаться также на Новый Завет, призывающий "любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рождён от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога" (Библия, 1 Ин 4:8). Следовательно, в основе вышесказанного должно быть сконцентрировано взаимоуважение, когда первый шаг может состоять всего лишь из прислушивания друг к другу. И намерения изначально не видеть в каждом из "не своих" - врага. Поэтому желательно повнимательнее послушать о состязании, благо, Господь рассматривает данный аспект с нескольких позиций: "У каждого есть сторона, куда он обращается лицом. Стремитесь же опередить друг друга в добрых делах. Где бы вы ни были, Аллах приведёт всех вас вместе" (Коран, сура "Корова":148).

Безусловно, нельзя не признать, что в последние годы прорыв во взаимоотношениях - налицо. Так, функционирует совместный Комитет по диалогу, образованный Папским Советом (Ватикан) и Постоянным Комитетом Аль-Азхара (Египет) по диалогу между монотеистическими религиями. Предложенная Ватиканом в 2010 г. тема звучит следующим образом: "Христиане и мусульмане: совместно преодолевая насилие между последователями разных религий".

А буквально недавно, в послании на завершение Рамадана, возглавляющий католическое диалоговое направление кардинал Жан-Луи Торан актуализировал необходимость "открыть наши сердца взаимному прощению и примирению ради мирного плодотворного сосуществования". Путём признания общего для всех - и уважения различий, как базиса "культуры диалога", "без каких-либо предубеждений, связанных с этнической или религиозной принадлежностью". Тем самым, стороны окажутся в состоянии "одновременно продвигать мир и гармонию между различными религиозными общинами"(11).

Традиционная мораль и либеральная демократия. Только ли противостояние возможно между этими категориями? (в-третьих)

В то же время, как представляется, сегодняшние межрелигиозные противоречия являются неким "отвлекающим" действом. Основная канва межпланетарного противостояния проходит между секуляристами и верующими (без учёта конфессиональной принадлежности последних). А отсюда - подзаголовок к статье. В целом, конечно, варианты есть. Как и были всегда. Но, опять-таки, вопрос в намерении взаимоприслушивания.

Известный мыслитель мусульманского мира прошлого века Абу ал-Ала ал-Маудуди писал о включении исламским правом четырёх видов прав и обязанностей: права Бога, личности, других людей и всех созданий. Называя их "краеугольным камнем в Исламе", он говорил о долге "каждого мусульманина" в их "понимании и честном выполнении". Обращая внимание на то, что при выполнении "личных прав" индивидуума права "других людей не должны нарушаться", так как "закон Ислама регулирует возможности достижения благополучия для всех". Но реализация последнего пункта, как и достижение "культурного прогресса", возможно, если установлены "взаимные связи" и функционируют "социальные институты". Как раз в контексте сотрудничества во имя установления закона Божьего, Шариат "пытается установить баланс между правами человека и общества". В данном аспекте Маудуди признаёт важность уважения верующими чувств других, избегания оскорбительных слов, актуализирует аспекты взаимопомощи и взаимоподдержки.

Ислам "диктует" необходимость соблюдения "больше гуманных чувств и вежливости", что позволит отличаться "благородным и скромным поведением" - ведь "плохие манеры, дурное поведение, угнетение и ограниченность" являются противниками исламского духа. Мусульманин "рождается в этом мире" для становления "символом доброты, благородства и гуманности". Лишь завоевав "своим примером и характером" сердца людей, приверженец Ислама станет "настоящим посланником" мусульманской религии. Это не случайно, ибо Ислам "основан на тех же принципах природы, по которым создан сам человек". Пока природа "не изменяется", основанный на её принципах закон "применим в любой период и при любых обстоятельствах".

В контексте взаимных связей, признавая рассмотрение Исламом знания и науки в качестве наследия "всего человечества", Маудуди отмечал позволение мусульманам свободно их изучать и использовать практически. Он приветствовал намерение "научиться чему-то у других", призывая брать "уроки с их желания действовать и дисциплины", а также использовать "знания и технические достижения".

Это полностью укладывается в кораническое: "Среди Его знамений – сотворение небес и земли и различие ваших языков и цветов" (Коран, сура "Румы":22); "Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга, и самый почитаемый перед Аллахом среди вас – наиболее богобоязненный" (Коран, сура "Комнаты":13).

Однако, при этом учёный подчёркивал необходимость избегать пути, приводящего к "культурному рабству". Оно может проявиться в результате имитации способствующих разрушению внутренней жизнеспособности и "затуманиванию критических способностей" отрицательных ответвлений образа жизни. Учёный раскрывал, что психология имитирования предполагает её происхождение из "чувства неполноценности и униженности". Способствующих, в свою очередь, культивации сознания "пораженцев". Сила же уммы должна заключаться в знаниях, науке, дисциплине и организации, а не в отказе от культурно-исторических традиций и духовных нароботок (12).

Этот ракурс исходит из коранического: "Помогайте друг другу в благочестии и богобоязненности, но не помогайте друг другу в грехе и вражде" (Коран, сура "Трапеза":2). То есть, если действия со стороны не направлены против наших убеждений, интересов, дел, в основе которых Слова Аллаха - здесь нет направленности к покушению на наши права или внутренний мир.

При таком раскладе, как отмечал блестящий мыслитель современности, возглавлявший знаменитый исламский университет в Каире Мухаммад Сейид Тантави (скончался некоторое время назад), отсутствуют какие-либо препятствия для обучения Запада у цивилизации Востока, а Севера - у цивилизации Юга, и наоборот. Если идёт взаимное предложение добра, блага, поступательного развития и утверждаются "достойные нравы" - в контактах нет ничего предосудительного. Тем более, что "исламский Закон защищает душу человека, независимо от того, принадлежит она мусульманину или немусульманину"(13).

"Счастье вдруг в тишине постучалось в двери"

Некоторое время назад прекрасный актёр Жерар Депардье отозвался о недавно ушедшем из жизни знаменитом французском режиссёре Клоде Шаброле следующим образом: "Он любил жизнь. И поэтому любил тех, кто его окружал. Он был ненасытен до счастья, в любом виде и в любой форме"(14).

Кто-то может не соглашаться с проведенной Депардье связкой "любовь-счастье-жизнь"? Однако, в основной массе, вряд ли Личность почувствует себя полностью счастливой при отсутствии рядом таких же людей. Но разве обыкновенным созерцанием ты поспособствуешь этому? "Уважь самого себя, - писал известный мыслитель, патриарх Константинополя (380-381 гг.) Григорий Назианзин (Богослов), - Ты весел? Так ободри унывающего. Ты счастлив? Так облегчи участь удручённого несчастьем"(15).

Действительно, вне следования призыву патриарха у индивидуума не получится жить в гармонии с самим собой. Тем более в случае отношения к массе окружающих, как к врагам.

Так вот, немало светских авторитетов убеждены в непредусмотренности религиозной ипостасью соответствующего отношения верующих к "не своим". В свете необеспечения прав этой когорты лиц. Но каких прав? Права на что?

Аналогично можно задаться вопросом: а права всех ли защищают светские законы? Каждого в отдельности - или всего мирового сообщества "оптом"? Не свидетельствует ли сегодняшняя жизнь (вкупе со вчерашней и позавчерашней) об обратном? Не «Средние ли века» иногда ступают на арену сегодняшней новейшей истории? Когда, скажем, фиксируются сжигание Откровения или теракты против мирных жителей? Не возвращает ли изгнание людей (далеко не в предвоенное время) с ряда территорий (например, цыган из Франции) переживаемый исторический этап к годам откровенного расизма?

Ну, или, в какой ранжир поместить игры вокруг запретов - то на никаб, то на ношение крестиков и т.д.? Что делать с распрожами с молотка столетних церквей под увеселительные заведения? Это и есть свобода? Чего? Вседозволенности беспредела? Беспредела вседозволенности? Разве сегодня не данный стиль пропагандируется, как проявление прав личности? При параллельной оценке призыва к соблюдению того или иного Божественного постулата в качестве покушения на свободу.

Говоря другими словами, права общества практически оказались в подчинённом положении по отношению к личному праву. Хотя непосредственно социум должен определять правовые границы.

Речь здесь - отнюдь не о подавлении личности, а в корне о другом: индивидуум не может находиться над обществом. Но, скажет читатель, так ведь сегодняшнее глобал-общество планетарного масштаба стало глобал-личностью. Правильно. Об этом и разговор. А кто не член "глобала" - живи, как знаешь. Но в таком случае, нужно уже говорить не о правах отдельной личности, а о правах глобал-человека. Что в корне меняет всю подоплёку мироздания - идею Творца.

Всеобщая исламская декларация прав человека гласит, что последние, "дарованные Божественным провидением, имеют основной целью гарантию чести и достоинства, а также ликвидацию гнёта и несправедливости". "В силу божественности их источника и предназначения [они] не могут быть упразднены или ограничены ни правительствами, ни какими бы то ни было институтами власти".

Скептики могут сослаться на важнейшее положение Декларации, что-де "человек рождается свободным. Ничто не может ограничивать его права на свободу, кроме случаев, предусмотренных законом". Да, закон есть закон. Но документ поясняет, что права могут ограничиваться "только положениями закона, целью которых является обеспечение легитимного признания и уважения прав и свобод других лиц, а также удовлетворение справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния общества"(16).

Данный ракурс полностью соответствует Всеобщей декларации прав человека, согласно которой, будучи рождёнными "свободными и равными в своём достоинстве и правах", индивидуумы (каждый человек) должны "подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе"(17).

Пределы свободы

Но вот тут и возникает камень преткновения. Понимание-то ракурса свободы может разниться. В особенности, между секулярным и религиозным подходом к этому понятию.

В конфессиональном разрезе можно вспомнить слова выдающегося христианского писателя-аскета VII в. Исаака Сирина: "По великой любви Своей [Господь] не благоволил стеснить свободу нашу, хотя силен Он сделать это, но благоволил, чтобы любовию собственного нашего сердца приблизились мы к Нему"(18). То есть речь идёт о свободе, позволяющей жить и творить в соответствии с Божественными призывами. Но важнейшее здесь - отсутствие насилия в вере, в приводе человека в религию, что подтвержает и Коран: "Нет принуждения в религии" (Коран, сура "Корова": 256); "Если бы твой Господь пожелал, то уверовали бы все, кто на земле. Разве ты стал бы принуждать людей обратиться в верующих?" (Коран, сура "Йунус": 99). Вот где истинное право выбора.

Ты наделён правом жить по своему усмотрению. Соблюдая призывы Господа Единого - или следуя на поводу у Сатаны. Но при этом помни - Всевышний оценивает твои действия при мирской жизни. Он и только Он: "Аллаху принадлежит то, что на небесах, и то, что на земле. Он прощает, кого пожелает, и подвергает мучениям, кого пожелает. Аллах – Прощающий, Милосердный" (Коран, сура "Семейство Имрана": 129). Однако, это не означает распространения прижизненной (на Земле), да и последующей, индульгенции Создателя на верующих.

Конечно-же, Творец видит построение тобою жизни во имя и согласно заветам Бога! Но... не за счёт других! Так, согласно приведённому в сборнике Имама Ан-Навави хадиса (218) Пророк Мухаммад (сас) "неимущим из числа членов моей общины" назвал того, кто "в День воскресения принесёт с собой молитвы, посты и закят, но (при этом выяснится, что) он оскорбил этого, оклеветал этого, присвоил имущество этого, пролил кровь этого и ударил этого, и тогда (что-то) из его благих дел будет отдано этому и (что-то) — этому, а если запас его благих дел иссякнет прежде, чем он сумеет рассчитаться (со всеми), тогда из грехов (обиженных им) станут брать (что-то) и возлагать на него, а потом его ввергнут в ад!" (Муслим).

С другой стороны, крупный современный немецкий философ Юрген Хабермас считает, что "граждане демократического государства устанавливают для себя законы, благодаря которым частный индивид может пользоваться правом сохранять свою идентичность в рамках собственной культуры и мировоззрения"(19). Внешне так и есть, не поспоришь. Но, наверное, далеко не всё так однозначно. Ведь, характеризуя либеральное государство, Хабермас подчёркивает его подозрительное отношение "к верующим" из-за убеждения, что "западная секуляризация - это дорога с односторонним движением, оставляющая религию на обочине". Значит, не всё столь радушно в социумах, представляемых для мирового сообщества образцами супер-демократиями?

Но может ли сегодня быть по-другому? Ведь любезная "разрешённость" глобал-бомондом идентичности, о которой говорит Хабермас, в действительности лишь декларация, так как взаимоотношения религии и культуры претерпели отчётливое видоизменение. Общеизвестно, что культурная производная в обществе (этическо-поведенческая) всегда стыковалась с религиозными нормами. Тонкость переживаемого момента в том, что если на протяжении веков важнейшие элементы культуры как бы формировались "духовными установками", то сегодня глобал-бомонд пытается аккуратно "заместить" этот нюанс. Ставя задачу добиться "первичности" культуры по отношению к религии.

Иначе говоря - определить рамки последней, за черту которой переходить возбраняется. Таким образом, светское общество, громогласно провозгласившее основой основ демократические свободы для всех, фактически очертило границы прав человека, с расписанными нормами поведения, образа жизни и даже мышления, где желающий соблюдать культурно-духовные традиции оказывается чуть ли не изгоем.

Не здесь ли концентрируется базис непонимания между двумя важнейшими электоратами обществ? Госсекретарь Ватикана, кардинал Тарчизио Бертоне однозначно фиксирует: "Если касаться таких вопросов, как контрацепция, сексуальность, биотехнологии и так далее, то это по-настоящему жгучие вопросы, по которым Церковь в своём служении человечеству твёрдо стоит на своих позициях"(21). Во время эдинбургской встречи с почти 400 представителями политики, общественных и религиозных деятелей (текущий сентябрь 2010 года), Римский Папа, продекларировав наличие христианских корней "в каждом проявлении британской жизни" вплоть до сего дня, назвал Христианство "неразрывной частью языка, мысли и культуры народа на более чем тысячелетний период". И пожелал на всё время - защиты государством уважения "традиционных ценностей и культурных аспектов", подвергающихся нападкам со стороны "агрессивного секуляризма". Ведь при соблюдении этого "христианская основа свобод" Великобритании не затмится.

При этом Бенедикт XVI, всегда блестяще находящий форму для озвучивания важных мыслей (22), сделал тончайший ход. "Уравняв в правах" (если уместно это выражение) всех жителей страны, вне зависимости от их отношения к соблюдению постулатов, понтифик красиво выделил религиозный фактор: "Милосердие и человеколюбие дошли до наших современников благодаря вере, укрепляющей Британское Королевство на благо как верующих, так и неверующих"(23).

Право теологии или теология права?

К слову, здесь нельзя не согласиться с казахским правоведом Талгатом Есенкуловым, актуализировавшим фундаментальные исследования в области "теологической онтологии права", способствовующих существенному продвижению состояния современного правотворчества. Как? Посредством придания ему "этико-нравственной содержательности и единобожно-морального каркаса".

Учёный раскрывает, что в рациональной теологии права лежит интеллектуальная методология - важнейшая с точки зрения более глубинного изучения причин общественных процессов, ибо она предполагает генерирование альтернативных путей подхода к праву - в целях поиска ответов на возникающие вопросы современности "в более фундаментальных причинах, нежели юриспруденция", всегда стремящейся рассматривать право "исключительно с позиции социального явления"(24).

Говоря иными словами, в последние века принятие законов инициирует непосредственно государство, частенько в угоду защиты власти, где фигурируют интересы далеко не всех категорий населения. Теологическая онтология права позволит рассмотреть аспект функционирования правовой науки, основанной на Божественных постулатах. Правда, могущей быть реализованной лишь в случае намерения государства, как законодателя, следовать этим установкам.

В этом контексте вполне просматриваются перспективы взаимопонимания всех "человеческих" составляющих в обществе. Неслучайно, тот же Хабермас фиксирует: «Если мы хотим, чтобы дело кончилось ладом и миром, обе стороны» должны принять "такую интерпретацию взаимоотношений между верой и знанием, которая позволила бы им жить вместе на основе взаимной саморефлексивности"(19).

Известный врач-психиатр, психотерапевт ХХ в. Фредерик Перлз как-то обронил: "Поймёт ли в конце концов человечество, что идеал - не более чем прекрасный мираж, неспособный предоставить реального верблюда и реальную воду для реального перехода через реальную пустыню?"(25). Наверное, человечество поймёт это, если не прислушается к Григорию Назианзину, призывавшего смотреть "на первоначальное равенство прав, а не на последовавшее разделение, не на закон властителя, а на закон Создателя"(15).

Теймур Атаев, политолог, Азербайджан, сентябрь 2010 года

Примечания:

1.См. Теймур Атаев. Светско-религиозный тандем в геополитике, или глобализационное миссионерство. История и современность

2.См. Политизированность фактора гиюра или возможен ли раскол в Израиле?

3.См. Преодолим ли кризис в англиканской церкви?

4.См. "Фактор Маргот Кессманн", как проявление клубка православно-протестантских противоречий

5.См. Возможно ли умме избежать болезни такфира?

6.Обвинение мусульман в ереси - признак раскольничества

7.Ответ учёного шиита

Имам джамаата в Мекке обвинил шиитов в безверии! 08.05.2009

8.Рухолла Мусави Хомейни. Завещание

9.Интервью Аятоллы Али Тасхири

10.Локк Дж. Послание о веротерпимости

11.Кардинал Жан-Луи Торан; Архиепископ Пьер Луиджи Челата. «Христиане и мусульмане: Совместно преодолевая насилие»

12.А.А.Маудуди. Основы Ислама (на русском яз.). Издание International Islamic Federation of Student Organizations. Kuwait, 1994 г. с. 157; 165-167; 171

13.Мухаммад Сейид Тантави «Терпимость Ислама к немусульманам»

14.Жизнь его – кинематограф, чёрно-белое кино

15.Григорий Богослов Назианзин, свт. / О любви к бедным

16.Всеобщая исламская декларация прав человека

17.Всеобщая декларация прав человека

18.Преподобного Исаака Сирина слова подвижнические

19.Юрген Хабермас. Против "воинствующего атеизма"

20.Хабермас Ю. Вера и знание

21.Госсекретарь Ватикана: не только Церкви стоило бы попросить прощения за содеянное

22.См. За фасадом игр вокруг Католической церкви

23.Папа напомнил Великобритании о её христианских корнях

24.Талгат Есенкулов. Право. Теологический аспект

25.Перлз Фредерик. Эго, голод и агрессия

26. Папа - архиепископу Кентерберийскому


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама