RSS Контакты
Республика Казахстан

«Никто не говорит о настоящем Исламе», - глава Ассоциации центров изучения религии

16.07.2015 | Аналитика

О том, как уберечь своих детей от попадания, как минимум, в сомнительные религиозные течения, почему уроженцы Западного Казахстана все чаще мелькают в сводках о погибших в Сирии, и о настоящем Исламе рассказала «Уральской неделе» директор «Ассоциации центров исследования религий» Юлия Денисенко.

В своем информационно-консультативном центре Юлия Денисенко помогает женщинам, которые стали жертвами, в том числе, и радикально настроенных групп.

- Юлия, Вы помогаете девушкам и женщинам, которые попали в радикальные религиозные течения. Какие советы можно дать родителям, чтобы те могли предостеречь своего ребенка от попадания в них, и как увидеть первые шаги в этом направлении?

— Я помогаю не только женщинам, но их в практике больше. Женщина более эмоциональна, соответственно, более уязвима. Ведь все решения мы принимаем в 99 процентах случаев, руководствуясь эмоциями.

Когда ко мне приходят родители, у которых дети с головой ушли в псевдорелигию, первый вопрос, который я им задаю: «Когда вы в последний раз говорили своему ребенку, что вы его любите?». Вместо ответа — судорожные попытки вспомнить число, месяц и даже год, когда родители говорили со своим ребенком по душам. Главная ограничительная черта, чтобы человек не попал в опасный культ, – это любовь, понимание и поддержка.

Как это увидеть? Все просто. Об этом говорят изменения в одежде, появляются новые слова в обиходе. В определенное время ребенок исчезает из дома, например, ради встреч с единомышленниками.  Кстати, старые друзья исчезают, полностью меняется круг общения. В доме появляется новая литература, и, как правило, бесконечные сессии в Интернете. Согласитесь, только слепой не заметит таких изменений. Но тут включаются стереотипы. Мы все уверены, что «это» нас не коснется, поэтому, сталкиваясь с проблемой, не готовы ее принять, не готовы правильно отреагировать. Второе заблуждение: «Пусть делает что хочет, главное, не курит, не пьет и не гуляет по клубам». На самом деле, это банальное нежелание родителей что-то делать под прикрытием удобного предлога. Два перечисленных стереотипа как раз и приводят к человеческим жертвам.

- Если дочь внезапно стала носить платок, как реагировать на это родителям и как поступать?

- Во-первых, надо разговаривать. Ведь, с точки зрения законодательства, никто не имеет права говорить человеку, например, «сними платок или одень» – это право каждого гражданина на исполнения своих религиозных обязанностей. Здесь главное не то, что на голове, а то, что В ГОЛОВЕ. Надо узнать, откуда у девушки появилось такое намерение: её кто-то заставляет это делать или она идет на поводу у поклонника, который позвал её замуж? Возможно, она сама пришла к этому, посещая курсы в мечети и изучая Ислам. О том, что ею движет, можно узнать, если просто поговорить по душам. Нужно помочь разобраться с ситуацией, а не вешать ярлык «сектантка» на каждую мусульманку. Хотя так часто и происходит. Такая реакция может привести к обратному: ваша дочь уйдет за советом туда, где на нее не кричат, а понимают.

- Как происходит так, что простые девушки, которые жили обычной жизнью, так же, как вся молодежь, ходили на дискотеки, встречались с парнями, вдруг в одночасье полностью поменяли свой образ жизни? Чем их заманивают?

Часто предложение выйти замуж за члена экстремистской группы поступает на специализированных «мусульманских» сайтах знакомств. Не скупясь на обещания, девушке предлагают сделать «неке», то есть обряд мусульманского бракосочетания. Мною был проведен социологический анализ причин, которые кроются в заинтересованности женщин такими знакомствами в сети. Основными мотивами стали:

— желание выйти замуж. В светском обществе для этого женщине необходимо быть конкурентоспособной – это уровень образования, личные и внешние качества. Если мы говорим о предложении заключить брак через Интернет, то там речь идет лишь о короткой заметке, содержащей сведения о причастности женщины к радикальной группе. Это существенно упрощает процесс. Муж и жена знакомятся только на обряде бракосочетания.

— попытка оправдать или легализовать сексуальные отношения.

Вообще, «духовный» рынок очень обширен – на любой вкус. Тут и курсы языков, и продвижение в бизнесе, всевозможные тренинги. Доходный бизнес за наш счет. В принципе, наживка важна только в самом начале, пока еще человека не окутали манипуляции психикой. Как это происходит?

Первый месяц в культе называется «медовый месяц». Пример: в семнадцать лет девушка заканчивает школу, приезжает из маленького поселка поступать в ВУЗ большого города. Это оторванность от родительского дома, незнакомая среда, шокирующе быстрый темп жизни, отсутствие друзей. А на улице подходят улыбающиеся сверстники и приглашают в гости. Все время повторяют, какая она замечательная, как здорово, что она пришла сюда. Во всем понимают, во всем соглашаются, во всем поддерживают. Человека окружает атмосфера любви. Кажется, что об этом он и мечтал всю жизнь. И он настолько привязывается к окружающим его людям, что когда начинает задавать какие-то критические вопросы, боится, что потеряет их расположение, и отказывается от любых претензий, чтобы не потерять новых друзей. Так группа подменяет человеку семью.

Вот здесь начинают применяться методики контроля сознания. Контроль сознания делится на четыре вида. Первый — контроль поведения. Это система определённых обязанностей и запретов, призванных максимально строго регламентировать всю жизнь адепта и полностью занять его время, не оставляя возможности для критического осмысления происходящего. Это максимальная загруженность буквально с утра до вечера в течение всей недели с тем, чтобы втянуть в структуру.

Контроль эмоций. Это воздействие, в первую очередь, на бессознательное. Например, могут применяться техники медитации, введения в транс.

Контроль информации. Если мне, как руководителю псевдорелигиозной группы, нужно обеспечить полный контроль над кем-то, я, в первую очередь, буду ограждать его от другого влияния. Для этого надо полностью отрезать все контакты человека с окружающим миром. Отсюда – черно-белая доктрина мира: весь мир лежит во зле и только у нас можно обрести спасение.

Последний вид контроля сознания – контроль мышления, при котором запрещаются любые критические вопросы о культе, о лидере. Также прививается негативное отношение ко всем другим религиям.

- Вы сталкивались с девушками из Западного Казахстана, которые пострадали от таких радикальных религиозных течений?  

- В прошлом году столкнулись с  шокирующими случаями на западе Казахстана. Школьницы 16 — 17 лет по Интернету знакомились с радикально настроенными парнями. После третьего сеанса переписки по Интернету они назначали день бракосочетания. Мы реабилитировали одну девушку, которая и рассказала об этой особенности «досуга» школьниц в Актюбинске.  Привела пример своей 16-летней подруги, которая, никому не говоря, вышла замуж по этой схеме и тайно встречалась со своим новоявленным мужем, таким же подростком. Спустя месяц после «свадьбы», он сделал ей «талак» (обряд развода) и женился на её однокласснице. Родители ни  той, ни  другой девочки так и не были в курсе, что происходит с их детьми.

Только искаженная и извращенная идеология может одобрять такие установки.  В исламе разрешается иметь четыре жены. Однако для людей, искажающих ислам, главной является сама цифра – 4. Сами жены регулярно заменяются на новых.

Мужчина, который имеет несколько (до четырёх) жён, обязан соблюдать между ними справедливость, что заключается в равном распределении дней и ночей пребывания между ними и одинаковое содержание всех жён. Аллах Всевышний сказал: «Воистину, Аллах повелевает блюсти справедливость, делать добро…» (Ан-Нахль, 90).

Посланник Аллаха (С.Г.С.) сказал: «У кого было две жены, а он склонился только к одной из них, тот предстанет в Судный День, лишенный части своего тела!»

На деле же эти женщины находятся на грани нищеты. Они вынуждены держать уразу через день, потому что им просто нечего есть, просить чашку супа для своих детей у соседей.

Опишу случай в алматинской мечети. К моему знакомому подошел человек и предложил взять в жены незнакомую ему девушку. Мол, она хорошая, едет из Павлодара, но «у меня есть сейчас четыре жены. Через две недели я разведусь с одной и заберу у тебя ее».

Со временем такое отношение к женам для самих женщин становится нормой. Их передают из рук в руки, чтобы эта проблема не выходила за пределы общины. Страшно, когда молодая женщина на восьмом месяце беременности говорит: «Я мечтаю умереть при родах, чтобы попасть в рай!» Да, есть хадис о том, что если женщина умирает в родах, то попадает в рай.   Но нельзя воспринимать это как руководство к действию! Гораздо важнее воспитать ребенка, сохранить здоровую семью, подавать хороший пример своим родным и всем окружающим.

- Юлия, в Интернете муссируется информация, что в некоторых радикальных сообществах имеют место занятия групповым сексом. На Ваш взгляд, насколько это правда?

- Действительно, такие разговоры есть, и уже давно. Но документальных свидетельств нет, поэтому я не имею права утверждать, что это правда. Единственное, несколько девушек рассказывали, как их мужья собирали всех жен в одну постель, что тоже недопустимо в Исламе.

- Почему, на Ваш взгляд, именно уроженцы с запада Казахстана чаще других мелькают в сводках о событиях в Сирии? Ведь, на первый взгляд, наш регион менее подвержен этому влиянию. Например, на западе Казахстана преобладает русскоязычное население, много различных народов, и все-таки именно среди жителей этого региона все больше обнаруживаются радикально настроенные фанатики, по сравнению с южным регионом? 

— В этом нет ничего удивительного, это закономерность. Чем ближе народ к своим исконным корням, тем сложнее увести его в другую сторону, заменить идеологию. Сейчас представители экстремистских организаций пытаются внушить нашей молодежи, нашим гражданам, что Казахстан никогда не был исламским государством, что в Казахстане нет правильной веры и так далее. Но давайте вернемся на несколько веков назад, когда создавалось Казахское ханство. Ни один род, который не соблюдал исламские каноны, в казахское ханство не вошел.

История, культурное наследие народа – незыблемый фундамент. Если выбить его из памяти, жизни и обихода, то, фактически, мы станем уязвимыми. Когда у человека внутри пустота, её легче заполнить. У таких людей нет чего-то своего, им не за что держаться. Это закономерность: чем дальше народ отходит от своих традиций, от своей истории, от своих корней, тем легче его направить в русло, выгодное кому-то.

- Как отличить людей, соблюдающих каноны традиционного Ислама, от религиозных экстремистских сообществ или групп, прикрывающихся религией?

Среднестатистический гражданин нашей страны, к сожалению, не обладает религиозными познаниями, чтобы это сделать. На любую девушку в хиджабе нельзя вешать ярлык «террористка».  Этот образ создали некомпетентные журналисты, как образ врага. Почему говоря «джихад», «шахид», мы ассоциируем эти термины именно с боевыми действиями, которые сейчас происходят в Сирии? Потому что нет альтернативы. Мы 20 лет ставим знак «равно» между Исламом и террором, а потом удивляемся, почему наши дети уходят в эти организации. Это происходит потому, что они не знают другого Ислама, никто им о нем не рассказывал. Допустим, есть такой замечательный «аят» в Коране, в котором говорится: «Я создал для вас жизнь и смерть, для того чтобы посмотреть, кто из вас лучший в делах». Здесь говорится о вашей профессии.  Это о том, какую пользу вы приносите своей семье, своим  близким, своему обществу. Это настоящий Ислам, но почему об этом не говорят? У нашего поколения нет альтернативы.  Если говорят об Исламе, то все говорят о жестокости, об ущемленности и так далее. Но никто не говорит, что такое настоящий Ислам. В этом тоже есть огромная проблема. Не называйте боевиков «шахидами», а теракты «джихадом». Эти понятия очень далеки друг от друга. Например, джихад – это, в первую очередь, борьба со своими плохими качествами, а шахидами современности можно считать защитников Родины.

Эти простые истины мы стараемся донести до наших граждан, в том числе, и через «Горячую линию 114». По этому номеру любой человек со стационарного телефона может позвонить и  задать свой вопрос или заявить о том, что он нуждается в помощи и реабилитации по такому-то вопросу. Кроме того, 24 июня мы открыли сотовый номер 8 -777-0000-114. Для абонентов «Билайн» звонок бесплатный.

Талгат Умаров

e-islam 


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама