RSS Контакты
Кыргызская Республика

Проблемы и перспективы гармонизации межрелигиозных отношений в Центральной Азии.

27.09.2010 | Межконфессиональный диалог

Постсоветский период развития стран Центральной Азии помимо всего прочего характеризуется устойчивой тенденцией возвращения коренного населения в Ислам. Темпы возрождения Ислама в государствах данного региона, безусловно, имеют разные скорости и в немалой степени зависят от внешних факторов. Если в Таджикистане сегодня политической нормой является участие исламской партии в управлении страной, то в Казахстане, Кыргызстане и Узбекистане, где религия официально отделена от государства, представители духовенства не имеют конституционных прав быть избранными в парламент, создавать политические партии.

Однако это обстоятельство для граждан Кыргызстана не стало препятствием на их пути к удовлетворению своих духовных потребностей и, прежде всего, в получении религиозных знаний. Сразу после развала СССР число граждан центральноазиатских государств, выезжающих на учебу в религиозные учебные заведения Турции, Египта, Саудовской Аравии, Пакистана, Ирана заметно увеличилось. Наряду с этим во всех республиках Центральной Азии активизировался процесс строительства мечетей. В Кыргызстане до развала СССР в официальном порядке было зарегистрировано 39 мечетей. В настоящее время их насчитывается более 2-х тысяч. Подобная картина наблюдается и в соседних странах. Сегодня также можно говорить о том, что среди граждан центральноазиатских государств сформировались группы активистов, которые намерены добиваться возможности создания политических партий исламского толка и нередко среди авторов таких инициатив можно усмотреть людей далеких от религии, но рассчитывающих с помощью религии и верующих заполучить политический капитал.

На фоне общего процесса возрождения Ислама в Центральной Азии среди политиков и экспертов живо муссируются проблемы исторической предопределенности конфликта в мусульманско-христианских отношениях. По оценкам российских и западных экспертов, межконфессиональные отношения имеют тенденцию к обострению. Множество спекуляций связано с концепцией С.Хантингтона о противоборстве Ислама и Запада . Герберт Майер, в прошлом специальный помощник директора ЦРУ, в 2004 году снял фильм «Западная цивилизация в осаде». Говоря о своем фильме, он однозначно высказывается по поводу того, что наблюдается «столкновение цивилизаций» и что «Западная цивилизация ныне, буквально, истекает кровью». Если следовать этой логике, то положение христиан и иудеев в Центральной Азии должно быть катастрофическим, поскольку последователи этих религий, в отличие от своих собратьев в Европе, плотно окружены мусульманами коренных национальностей. В истории нашего региона имеется факт крайне жестокого уничтожения христиан. Однако подоплека этого чудовищного конфликта примечательна и причиной его стала миссия римско-католической церкви в Алмалыке.

Монахи-католики, прибывшие из Рима, помимо проповедей занимались в этом регионе и врачеванием. Им удалось однажды вылечить хана Дженкши от тяжелой болезни. В качестве награды хан разрешил им окрестить своего семилетнего сына и наследника. Царевич был крещен с именем Иоанн. Мусульмане же расценили это как попытку христиан захватить государственную власть и, в результате, хан и его сын Иоанн были убиты. Дворцовая интрига была усугублена начавшейся эпидемией чумы. Один из претендентов на ханский престол Али-Султан обвинил во всём этом христиан и пришёл к власти под лозунгом джихада. Итогом порочных методов латинских миссий стала большая межрелигиозная война 1339 года, в результате которой огромная несторианская церковь, существовавшая в Центральной Азии, полностью была уничтожена.

Анализ ситуации в Кыргызстане сегодня даёт достаточно оснований утверждать, что здесь проблем на религиозной основе между мусульманами и православными христианами нет. Напротив, среди практикующих православных и мусульман порог толерантности выше, чем между представителями разных этнических групп, представляющих эти религии. Основа современного мирного сосуществования христианства и Ислама в Центральной Азии были заложены во времена вхождения царской России в этот регион. Известный английский специалист по восточным делам Сидней Рейли называл политику России в Центральной Азии «странной, но эффективной». Россия в отличие от западных колонизаторов и миссионеров не навязывала местному населению своих взглядов и традиций, напротив, поддерживала местную духовность и культуру. Религия местных народов осталась в неприкосновенности. Российская казна спонсировала издание Корана и финансировала работу медресе. Александр Ш на свои личные средства восстановил знаменитую ташкентскую мечеть Джами. В свою очередь в Туркестане только на средства мусульман было построено три православных храма.

Сегодня в т.н. среднеазиатской епархии восстановлены десятки православных общин (приходов), количество которых уже превысило их численность до 1917 года. В Центральной Азии воссоздаются не только храмы. В Ташкенте в 1998 году открыто высшее православное учебное заведение – Духовная семинария. В Ташкенте и Бишкеке успешно реализуется проект создания Православных Духовных центров.

Эксперты, опирающиеся на стандартные методы исследований, в качестве главного конфликтогенного фактора называют присущее мировым религиям стремление к расширению своего влияния на все новые группы населения. Именно это обстоятельство зачастую воспринимается как источник неизбежного соперничества между конфессиями, которое должно приводить к конфликту между их последователями. Негативную роль в усилении межконфессиональных противоречий в центральноазиатском регионе скорее могут сыграть политики, нежели религиозные лидеры или простые верующие. Основой же мирного сосуществования двух религий в Центральной Азии было то, что православная церковь не вела здесь никакой миссионерской работы. На практике действительная картина в Центральной Азии такова, что на межрелигиозные отношения в немалой степени сказываются также последствия советского интернационального воспитания. Этнический кыргыз или казах воспринимает своих сограждан иной национальности, как правило, без учёта их веры, тем более, что сейчас среди мусульман немало этнических русских. В существующих сегодня в странах Центральной Азии межэтнических отношениях признак религиозной принадлежности не является определяющим. За годы Советской власти между мусульманами и православными сложились определенные правила поведения, которые устраивают обе стороны. Анализ религиозной составляющей ситуации в Центральной Азии показывает, что сегодня у Ислама и православного христианства оказался общий противник – тоталитарные секты, прикрывающиеся христианскими одеждами, а также исторически нехарактерные для данного региона различные религиозные верования. Для региона, где давно и мирно уживаются мусульмане и православные, общей проблемой стал прозелитизм. Для большинства обывателей Кыргызстана совершенно непонятна позиция протестантской церкви, которая занимается формированием протестантской паствы среди кыргызов или русских. Подобная практика нередко создает конфликтные ситуации не межрелигиозного порядка, а внутри одной этнической группы. В Исламе есть принцип: «нет принуждения в религии». Такого же принципа всегда придерживалась и православная церковь в Центральной Азии, не стремясь оцерковить местное население, которое считало себя мусульманами.

По данным комиссии по делам религий при Правительстве Кыргызской Республики, в период с 1996 по 2001 год в стране были официально зарегистрированы 885 иностранных граждан, прибывших в Кыргызстан для миссионерской деятельности. Из них 600 христианских, 200 исламских и 85 миссионеров нетрадиционных религиозных верований. Наибольшее число миссионеров христианского толка и нетрадиционных религиозных верований приходится на США, Южную Корею, Германию и Индию.

Опыт сосуществования мусульман и православных христиан в Центральной Азии показал, что культурные, цивилизационные различия сами по себе не являются источниками конфликтов между народами и здесь основной задачей государства, церковных служащих и должна быть работа на созидание.

Сегодня, на этапе становления новых независимых государств, представляется актуальным говорить о необходимости активного использования того позитивного и созидательного потенциала, который заложен в Исламе и христианстве. Ислам имеет четко выстроенную систему идентичности, которая характеризуется принадлежностью к общине Авраама, которая в свою очередь включает в себя людей писания – христиан и иудеев. Следует также не упускать из вида то, что мусульмане принципиально считают Исламом всю религию единобожия и с этой точки зрения, религия Моисея и Иисуса – это тоже Ислам. Но при этом мусульмане указывают, что есть религия пророка Мухаммада (мир ему), в которой выделено то, что составляет суть исламской идентичности: вера, как состояние сознания. В учениях и христианства, и Ислама главным является призыв к миру и согласию. Именно эти обстоятельства в их самых лучших формах нашли проявление в Центральной Азии. В 1995 году на ташкентской конференции делегат Всемирного Совета Церквей Терек Митри назвал существующее здесь содружество Ислама и православия «образцовым для всего мира». Действительно, опыт добрососедства мировых религий в Центральной Азии имеет общемировое значение, прежде всего для снятия страха Запада перед т.н. «исламской угрозой». Немаловажно и то, что сами религиозные организации имеют многовековой опыт сглаживания различного рода социальных, национальных и политических противоречий. Нередко религиозные институты выступали в качестве эффективного фактора обеспечения целостности общества. Бесспорным является и то, что религиозные организации на всем постсоветском пространстве по сравнению с общественными институтами пользуются большим авторитетом в глазах местного населения.

Если и обсуждать проблемы межрелигиозного характера, то в первую очередь следует говорить о слабой роли государства в использовании возможностей церкви для содействия гармонизации межконфессиональных и межнациональных отношений. Одним из путей гармонизации межконфессиональных отношений является целенаправленная работа государства и самой церкви на подготовку у будущих религиозных деятелей духа терпимости к другим религиям и их приверженцам, умения и желания поддерживать в обществе гражданский мир и согласие. Однако все эти усилия будут напрасными, если государство и церковь оставят без внимания такую проблему, как нравственность человека, самого государства и общества в целом. В Кыргызстане, как показали результаты социологических исследований, Запад в глазах многих ассоциируется с развратом и вседозволенностью и это у подавляющего большинства населения вызывает беспокойство за будущее детей, за будущее государства. И здесь совместная работа представителей Ислама и христианства за духовное возрождение общества стала бы той основой, на которой будет вестись не только межконфессиональный диалог, но и созидательная работа во благо всех. Возрождение духовности, которая одинаково понимается и мусульманами и христианами, также может стать серьезным препятствием на пути падения нравственных моральных ценностей. Сегодня уже нередки высказывания политиков по поводу нравственной экономики и нравственной политики. Конкретные же результаты здесь возможны лишь при одном условии: обеспечении достойной роли церкви в современном обществе. Таким образом, умение государства выстроить оптимальные параметры взаимоотношений с церковью станет хорошим условием как для диалога между религиями, так и для совместного решения общечеловеческих проблем.

Салиев Акылбек Ленбаевич
Директор Института стратегического анализа и прогноза
при Кыргызско-Российском Славянском Университете, Бишкек, Кыргызстан.


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама