RSS Контакты
Российская Федерация

Сгоревшие без вести. Как жили гастарбайтеры, погибшие на Качаловском рынке в Москве

09.04.2012 | События и репортажи

Подсобка Качаловского рынка стала последним пристанищем для погибших гастарбайтеров. Обгоревшие предметы остались, имена рабочих - нет. Сколько людей погибло на прошлой неделе во время пожара на Качаловском рынке, до сих пор неизвестно. Кто были эти люди и из каких стран, не знает никто.

Тысячи одинаковых серых ангаров и подсобок, оккупировавших окраины столицы. На них самые разные плакаты - "автосервис", "шиномонтаж", "сход-развал". Ни на одном не написано "люди". Вот и строения Качаловского рынка, где на прошлой неделе сгорели гастарбайтеры, не исключение. В одной из бытовок, ничем не отличающейся от окружающих ее складских помещений, жили люди. Когда вспыхнул пожар, оконные решетки оказались заварены, а дверь заперта извне. В итоге все проживавшие в тесном помещении сгорели заживо. Не то 17, не то 18 человек. Не то таджики, не то узбеки. А как можно точнее сказать об погибших среднеазиатах, на которых и при жизни-то не очень обращали внимание? Ни государство, ни работодатели.

После того как днем на месте происшествия побывали полицейские, представители следственного комитета и посольств Киргизии, Таджикистана и Узбекистана, рынок опустел. Двери других зданий на Качаловском опечатаны и оклеены скотчем. Идущий мимо беззубый мужичок "из гаражей", расположенных рядом со злополучными зданиями, говорит: "Эх, ребята... Где работали, там и жили... Воду разливали, овощи разносили... Очень жалко". А другие мигранты, работающие всего в 300 метрах от рынка, ничего о трагедии не знают.

Сейчас уже известно: Следственный комитет решил добиваться закрытия Качаловского рынка. Вывеску "Качалово" у дороги два удалых мужика на стремянке выбивают молотками так, что щепки летят. Говорят, что к ООО "Старт-2", компании - собственнику здания, гендиректор которой Владимир Лыков был арестован, отношения не имеют.

- Все эти рынки - осколки Черкизовского рынка, закрытого три года назад,- говорит таджикская правозащитница Гавхар Джураева, руководитель центра "Миграция и закон".- Там рабочие на ночь выгребали мусор из урн, чтобы спать в них. Когда мы попытались с телеканалом "Россия" заснять все это на видео, то крутые ребята, приехавшие на шикарных машинах, отобрали у оператора камеру. Все эти рынки не подчиняются российскому закону. Это государства в государстве, а представители диаспор благодарят хозяев за то, что те им предоставили работу и кров.

По словам Каромата Шарипова, председателя Общероссийского движения трудовых мигрантов Таджикистана, особенно много таджиков сейчас на Люблинском рынке и рынке "Садовод". Но и Люблинский рынок власти Москвы в ближайшее время планируют сносить. Так что торговцы почти уже съехали, а по рынку бродят подсобные рабочие. Зато общежитие при рынке на отсутствие постояльцев не жалуется.

На трехэтажной "панельке" висит вывеска - "Гостиница". Охранник, раскинувшись на стуле, смотрит телевизор и внутрь не пускает: администрация не велит. Зато вход со двора в "гостиницу" открыт. День - многие на работе. На третьем этаже встречаю узбека Рустама в длинных шортах и кофте. Он рассказывает о своей нехитрой бухгалтерии.

- Тут в гостинице принимают всех: и молдаван, и кавказцев, и русских... Плата высокая: 400 рублей в день, 12 тысяч в месяц. А в комнате четыре койки. Со всей комнаты хозяину идет в месяц почти 50 тысяч.

Рустам устраивает небольшую экскурсию по этажу. "Вот душ, посмотри, только вечером работает, там несколько краников. За соседней дверью мы одежду стираем",- говорит узбек. Проходим мимо электросчетчика. Рустам комментирует: "Кто хочет, может телевизор купить и смотреть. А вот чайник-майник включать не разрешают".

В комнатах по четыре одноярусные кровати. На одной из них на голом матрасе прямо в ботинках спит молодой парень. На соседней видна лишь седая голова мужчины, укрытого несколькими спецовками. За столиком паренек небольшого роста с раскосыми глазами хлебает суп. В черной курточке, в которой ходит, похоже, и зимой и летом, и на улице и дома. В тарелке - "борч". Большая кастрюля стоит прямо на полу. На шкафчике для одежды запылившийся телевизор. Про сгоревших мигрантов в общежитии знают - телевизор слушают. "А сами сгореть не боимся!" - восклицает Рустам. Хоть "чайником-майником" пользоваться и не разрешают, но в комнате работал обогреватель, да и "борч" был приготовлен на электрической плитке...

На следующий день после трагической гибели гастарбайтеров в пятизвездный "Президент-Отель", расположенный в центре столицы, приходили, конечно, совсем другие азиаты. Женщины - настоящие восточные красавицы - на каблуках и с макияжем, мужчины - в строгих костюмах и при галстуках. Съезд Федерации мигрантов России, организации, которую образуют более 70 диаспор из стран дальнего и ближнего зарубежья и поддерживает российская власть, встречал баннер "Путин - наш президент".

Основными вопросами съезда были выборы председателя организации, руководителей исполкомов и других оргструктур. После полутора часов заседаний открылся форум, который Федерация мигрантов организовывала совместно с Общественной палатой. Главная тема - концепция развития миграционной политики до 2025 года, разработанная в марте ФМС совместно со "Стратегией-2020". Правда, представителей ФМС на форуме нет.

Под конец все-таки вспомнили и о случившемся на юге Москвы горе, пламенную речь произнес первый заместитель председателя Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМ), член Общественной палаты Альбир Крганов. Взявший слово муфтий говорил о том, что молится за души умерших.

Как это ни прискорбно признавать, но в случае с погибшими гастарбайтерами можно действительно говорить только о душах. Личности погибших установить очень сложно. Бывший замглавы ФМС, президент фонда "Миграция XXI век" Вячеслав Поставнин констатирует:

- Мы никак не можем учесть смерть конкретного нелегального мигранта, фактически находящегося в РФ. Он нигде не зарегистрирован. Для регистрации у нас нужно подготовить кучу документов и денег, найти адрес конторы и иметь жилплощадь, куда можно легально вселиться.

Неудивительно, что мнения официальных ведомств и авторитетных лиц по поводу смерти рабочих разнятся. Источники в правоохранительных органах говорят о десятке опознанных граждан Узбекистана, в ФМС толкуют о том, что еще предстоит установить, были ли погибшие гражданами России или нелегальными мигрантами... А председатель "Таджикских трудовых мигрантов" Каромат Шарипов уверенно заявляет о том, что погибшие были этническими таджиками, но гражданами Узбекистана... Гавхар Джураева из центра "Миграция и закон" говорит о том, что Шарипову следует верить в самую последнюю очередь. Очевидно, между организациями, защищающими права трудовых мигрантов, существуют склоки.

Пожар на Качаловском рынке никого не пугает. А миллионы приезжающих из Таджикистана, Узбекистана и Киргизии продолжают искать себе применение в огромной Москве. Вот и листающий газету с объявлениями о работе узбек Адолат спрашивает меня:

- А хочешь, я буду тебе помогать? Ну не могу же я просто просить денежку, мне чего-нибудь поработать дай...

Источник: Журнал "Огонек", №14 (5223), 09.04.2012


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама