RSS Контакты
СНГ

Мы, страны СНГ – исламская периферия!

30.09.2010 | Ислам: прошлое и настоящее

Деньга Халидов - сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа, вице-президент Академии геополитических проблем, Москва. Он известен своими яркими, неординарными публицистическими выступлениями и аналитикой. С ним не всегда можно согласиться, но всегда интересно дискутировать. Предлагаем вам беседу – об Исламе в СНГ, о России, где он живёт, о его родном Кавказе. На фоне событий в мире.

- Каковы, на Ваш взгляд, наиболее важные события в религиозной жизни мира за прошедший 2009 год? Позитивные и негативные.

- Не могу похвастаться тем, что хорошо знаком с наиболее важными событиями в религиозной жизни всего мира. Здесь ведь как? Точно надо выделить собственно религиозное содержание, не смешивая его с политическим или каким-то иным содержанием. Но именно это никак не получается.

Так, что к позитивным событиям в этом плане могу отнести значительный рост интереса к исламской модели экономики (банкинга) в условиях мирового кризиса в Европе и в других странах мира. Это неслучайно и симптоматично. Получают подтверждение ясно сформулированные в исламском вероучении принципы и ограничения в финансах и экономике. Человек и группы людей, вообразивших себя вершителями судеб мира, в очередной раз посрамлены. И потому ложью опутана вся информация вокруг кризиса, о его главных источниках и последствиях. Но до окончательного признания ограниченности разума и катастрофичности «западного проекта» ещё далеко.

К негативным событиям могу отнести:

1) продолжение строительства так называемого «третьего храма» в Иерусалиме, что невозможно без разрушения священной для мусульман мечети Аль-Акса,

2) нагнетание психоза вокруг Ирана,

3) ещё большее нагнетание антиисламских настроений, под предлогом борьбы с «международным терроризмом», в том числе и в Афганистане.

Первое – это настоящая провокация против мусульманского мира. Что касается Ирана, то здесь цель очевидна: не допустить научно–технологического и энергетического развития мусульманской страны.

- Какая личность за этот год в сфере религиозно-политической проявила себя наиболее значимо?

- В масштабах мира затрудняюсь даже и ответить. Возможно, личность турецкого премьера Тайипа Эрдогана, который вместе со своей партией ведёт очень умную и взвешенную политику, доказывая совместимость исламских принципов с фундаментальными европейскими ценностями демократии. Разумеется, к таким ценностям я не отношу легализацию греха и блуда, под маркой тотального либерализма. Это уже скорее сатанинское, а не европейское.

Могу отметить и лидеров ХАМАС, выстоявших под ударами израильской военной «машины».

- Что главного за прошедший год было для мусульман СНГ, России, конкретно - для Кавказа?

- Для мусульман России - это долгожданное решение об объединении Духовных управлений мусульман в одну общероссийскую организацию. Будем надеяться, что это решение будет доведено до логического конца. А логический конец – это создание условий для формирования полноценной Уммы; не просто объединение и создание своеобразной закрытой «корпорации муфтиев и алимов», а следование принципам Шуры (совещательности и исламской демократии), с периодическими выборами и с формированием подлинной мусульманской элиты страны. А такое формирование не может состояться до тех пор, пока понятие «алим» понимается весьма узко, как исключительно «знаток начал Ислама и Корана». В современной жизни этого совершенно недостаточно.

Другое событие – Международная конференция в Москве по исламской экономике. Всё там было на высоком уровне. Многие увидели Ислам с совершенно другой стороны.

Для Северного Кавказа, пожалуй, главное событие – это постепенный отход от таких методов контртеррористических операций (КТО), когда «силовики» руководствовались принципом превентивных операций и презумпцией априорной виновности «подозрительных элементов» из мусульманской среды.

Такие перемены я связываю с именами президента Ингушетии Юнус-бека Евкурова и министра внутренних дел Дагестана Али Магомедова. По-моему, становится очевидным бесперспективность и провал «импортной» модели КТО, взятой из опыта Израиля.

- Можно ли говорить о некоем общем духовном пространстве для жителей стран СНГ?

- Сегодня - нет. Если имеется в виду память об общем государстве в бытность Союза, то это, скорее, социо- культурное, а не духовное пространство. Сфера духа определяется, прежде всего, религией. Возможно, российские мусульмане по убеждениям (реально практикующие), а не по этническому маркеру, могут найти братьев по вере в странах СНГ; а русские православные – своих. Но это всё-таки не одно общее пространство.

И эти «пространства» настолько редки и мозаичны, что тонут в общем хоре язычества, оккультизма и магии - с одной стороны; а с другой – в общем «хоре» разноязыковых, культурно-психологически и ментально различающихся, общностях «этнических мусульман». Нет Уммы и нет общего духовного пространства, разве что в потенции. Мы, страны СНГ – исламская периферия, чтобы ни утверждали иные.

- Какова специфика и динамика духовно-религиозных взаимодействий между Исламом и Православием сегодня на Кавказе?

- Взаимная терпимость и уважение друг к другу. В этой сфере нет проблемы, есть проблема внутри самой исламской конфессии в регионе. И эту проблему старательно культивируют недруги Ислама, тиражируя ложь и невежество.

Но и сами мусульмане виноваты тем, что не способны отличить главное от второстепенного, стратегическое - от тактического, сиюминутное - от долговременного. Мне представляется, что проблема во многом кроется в НЕВЕЖЕСТВЕ: в системном непонимании того, в какой ситуации мы живём; в провинциализме мышления и ограниченности кругозора.

- Ваш прогноз развития религиозно-политических отношений в мире (и на Кавказе в частности) на предстоящий год?

- На Кавказе, если назначат силовика в качестве спецпредставителя по Северному Кавказу, возможна реанимация «старых» методов КТО, что не приведёт к улучшению ситуации. Скорее всего, в регионе будут всё в большей степени пытаться решать проблемы экстремизма с опорой на здравый смысл и осознавая бессмысленность братоубийственной войны. Действуя в таком ключе, республиканские власти на местах будут пытаться повлиять на решения спецпредставителя Москвы по региону.

Сохраняется надежда на снижения накала страстей между разными религиозными течениями в регионе, хотя динамика терактов за последние годы (в том числе и против мусульманских алимов) не внушает особого оптимизма.

Религиозно–политические отношения в мире – это очень объёмное и размытое понятие. Что имеется в виду? События в Афганистане, Иране, на Ближнем Востоке или что- то другое? Ясно, что против исламского мира и Ислама как религии и образа жизни Западом ведётся необъявленная война. Она, эта война, «неправильная», скрытая - но комплексная, по всем направлениям: финансово-экономическому и научно- технологическому, информационно-культурному и геополитическому. Кто осознаёт мировую политику в таком ключе, не теряет способности к РАЗЛИЧЕНИЮ.

И по мере дальнейшего развёртывания мирового кризиса (рукотворного, а не стихийного, как нам пытаются внушить) эта война будет приобретать ещё более изощрённые формы. Жертвы этой войны – люди, наиболее подверженные «джахилии» - невежеству. Не случайно в Иране культивируют постоянное стремление к знаниям: от рождения и до самой смерти, как одной из главных обязанностей мусульманина.

Беседовал Джаннат Сергей Маркус, Москва


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама