RSS Контакты
СНГ

Наследие Абу-Ханифы в современных политических процессах возрождения ислама в странах СНГ

27.12.2010 | Ислам: прошлое и настоящее

Актуальность обращения к наследию выдающегося мыслителя Абу-Ханифы вызывается (в т.ч.) потрясающими в последние годы мусульманское сообщество всего постсоветского пространства отрицательными процессами. Вполне очевидно, что вследствие органического вхождения этого электората в общемировую умму, данные тенденции в обществе возникают не сами по себе. По этой причине, целесообразно небольшими мазками осветить геополитический фактор происходящего.

Внешний контекст

Волею Всевышнего, в планетарных зонах проживания мусульман сосредоточены неимоверные природные богатства. В связи с чем в эти области устремлены интересы мировых держав. Посему в геополитическом раскладе задействуются различные околоисламские игры, главной целью которых является раскол мусульманского мира. Речь в данном аспекте – далеко не об исключительно антиисламском настрое. Авторы глобал-проекта атакуют религиозные воззрения вне зависимости от конфессий, пытаясь нивелировать исторические традиции всего человечества. На этой антирелигиозной стезе просматривается опасность раскола изнутри всех мировых религий (вбрасываемые же в общества теории о противостоянии цивилизаций направлены на искусственное столкновение народов друг с другом).

Другое дело, что в исламском ракурсе раскол инициируется в контексте противостояния как бы между «джихадистами» и «умеренными». Вспомним, как внезапно термины «исламофашизм» и «воинствующий джихадизм» сменились на понятие «умеренный» Ислам, а в документе американской исследовательской корпорации RAND Corporation «умеренные традиционные мусульмане» и суфии были противопоставлены салафитам.

Но происходит все это не вдруг. К примеру, сегодня на наших глазах развивается искусственное разделение уммы в преломление к Пакистану и Афганистану, население которых со стороны мировых центров подразделяется на «правильных» мусульман и «воинствующих экстремистов». Последние аккуратно противопоставляются всему исламскому миру на «правовом поле»: «Экстремистами... убито больше мусульман, чем представителей каких-либо других религий», их «действия несовместимы с правами человека и с Исламом». Аналогичная ситуация просматривалась в Ираке в преддверие ввода войск международной коалиции, когда мировому сообществу «демонстрировалось» противоборство между «светлым» и «темным» «арабским Исламом», что свидетельствует о политическом оттенке сегодняшней тенденции.

В результате – продолжается грамотное тиражирование Ислама «жестоким по сути». Акты насилия ассоциируются с конфессиональной принадлежностью исполнителя, расчищая путь к межмусульманской разобщенности. Ведь одна часть приверженцев Ислама в различных уголках планеты искренне убеждена в справедливости регионального Джихада, другая – утверждает о несоответствии форм и методов сопротивления постулатам Ислама. Но отдельные попытки обосновать искусственность внесения в Ислам не соответствующего мусульманству наносного в геополитических целях, адресатом чаще всего игнорируются.

На фоне же инспирируемого радикализма начинается аккуратная пропаганда «умеренного» Ислама. Оставляя мусульманина как бы перед «двумя Исламами»: экстремистским и «либеральным», где реальному Исламу места не остается. Что соответствует призыву нередко называемому «мировым теоретиком исламофобии» Даниэля Пайпса (США): «Одержите победу над исламизмом и помогите мусульманам создать альтернативную форму Ислама». Таким образом, раскол «объявляется» открытым. Политическая подоплека происходящего остается сбоку, а в умме популяризуются лозунги о необходимости возврата к истокам Ислама, к сожалению, нередко подразумевающие объявление агрессии против всех, в т.ч. и против «своих».

Актуальность вышеизложенного – в экспорте ситуации в наши страны. Общеизвестно, что контроль кавказско-центральноазиатского географического пространства приведет к политическому влиянию в планетарном масштабе. Отсюда – геостолкновение мощнейших мировых центров (вследствие наличия неоевразийских идей в одном и нежелания их осуществления – в другом), как вокруг Центральной Азии, так и в направлении всего Каспийского бассейна, в частности, Азербайджана и Северного Кавказа. Потому вокруг «евразийских Балкан» (терминология Збигнева Бжезинского) возникают абсолютно противоположные, по сути, экономические проекты. И население региона оказывается внутри битв мировых гигантов.

Одной же из форм воздействия на развитие обстановки становится, как бы ни звучало парадоксально, все тот же конфессиональный фактор с экспортируемыми извне тенденциями, включая и теорию злополучного такфира.

Политическая подоплека такфиристских идей

Именно здесь и возникает актуальность обращения к наследию Абу-Ханифы. Тем более что «разделительной линией между умеренными мусульманами и радикальными исламистами» «Ранд Корпорейшн» определила «признание нерелигиозных источников права». Т.е. речь – о «модернистском» подходе к фикху, значит к повседневной жизни в целом. Вот с этой точки зрения, часто провозглашаемый в различных ипостасях призыв к возврату к истокам, реально необходим, с пропагандой мыслей Абу-Ханифы, в частности, о такфире. Если перефразировать известное высказывание Ленина о государстве, то охарактеризовать тенденцию на обвинение мусульманами своих собратьев в куфре можно следующим образом: такфир возникает там и тогда, где и когда сталкиваются интересы мировых держав. Не случайно, такфир в сегодняшнем обрамлении заговорил в Египте в 1970-х гг., во время обострения геоборьбы между СССР и США за позиции на Ближнем Востоке. И термин Дар аль-куфр позволял неким группам мусульман «подвести» под Джихад обвиняемых в куфре братьев и сестер, чья кровь объявлялась дозволенной «истинно правоверным».

Последовавшая от пули мусульманина смерть главы Египта Анвара Садата приоткрывала завесу над актуальностью появления в одночасье групп такфиристской направленности. Факт насильственной смены власти в мусульманской стране при помощи самих же приверженцев Ислама как бы отдалял от процесса внешние силы. Хотя в действительности религиозный оттенок сыграл всего лишь роль прикрытия политики. Следовательно, источником такфиризма явился политический фактор.

Под этим углом зрения целесообразно рассматривать и популяризацию терминов Дар уль-Ислам и Джихад на Северном Кавказе, где осенью 2007 г. было провозглашено создание Исламского Государства «Имарат Кавказ», лидеры которого призвали всех мусульман подчиниться амиру, как главе «единственной законной власти» в регионе. Вслед за чем объявлялось дозволенным сражаться с мусульманами из числа госчиновников, милиционеров, религиозных деятелей и т.д., как «с неверными…они – кафиры»… В свою очередь, «признание конкретного человека неверным означает, что его следует убить, его имущество – халяль, его жены считаются разведенными, дети не наследуют от него». Практически прозвучало – «Кто не с нами, тот против нас» и Суд Всевышнего остался побоку.

Идеи перекинулись на Азербайджан, где чуть более года назад в бакинской мечети «Абу-Бакр» прозвучал взрыв, причастными к которому оказались члены вооруженного формирования «Лесные братья», среди которых находился т.н. эмир «Дагестанского джамаата». Однако, предшествовашая теракту цепочка событий позволяет сформировать версию о неспонтанности происшедшего, т. к. взрыв произошел в контексте военного противостояния вокруг Южной Осетии. Т. е. налицо – попытка дестаблизации ситуации в Баку посредством внешне религиозного фактора. Тем самым, такфиризм вновь оказался задействованным в политической плоскости.

Но это – как бы внешний фактор, опосредованно влияющий на формирование отрицательного отношения Исламу масс людей, не вдающихся в тонкие политические игры вокруг религии. К сожалению, немало тех, кто с симпатией воспринимает такфиристские призывы к джихаду с «неверными мусульманами».

Такфир и идеи Абу-Ханифы

Вот здесь актуализируется сказанное Абу-Ханифой: «Мы не считаем никого из мусульман кяфиром из-за какого бы то ни было греха, если он не рассматривает этот грех дозволенным. Он не лишается имени верующего. Возможно быть грешным верующим, не будучи неверующим». Это – одно из значимейших заключений Абу-Ханифы для сегодняшнего дня, раскрываемых мыслителем: [Господь] «создал людей…как личностей. Вера и неверие – это действия поклоняющихся Аллаху, знающего неверующего в его состоянии неверия. Если тот впоследствии становится верующим, то Аллах будет знать, что он – верующий в состоянии веры». Тем самым, блестящий знаток Корана и Сунны преподносит, что исламская доктрина не может являться источником такфиризма. Т.к. лишь Всевышний – единственный Судиz для каждого индивидуума, и никто не может вторгаться в Его Прерогативу, даже Пророку Мухаммаду (да благословит и приветствует его Аллах) не было предоставлено такого права.

Другим положительным моментом вышеизложенной оценки Абу-Ханифы является факт ее озвучивания со стороны основателя одного из суннитских мазхабов. Что немаловажно вследствие наличия мнения о происхождении такфира из салафитских идей.

Но по какой причине ряд мусульман разделяют такфиристкую направленность? Согласимся, что никакая идея внешнего «производства» не сможет закрепиться без почвы на внутреннем поле. Следовательно, на постсоветском пространстве существуют «слабые звенья» в религиозном ракурсе, одно из которых проявляется в зависимости исламского призыва от приверженности его осуществляющего конкретному мазхабу. Когда главенствующим становятся принципы «обоснования» ракурсов «праведности халифов», наследования власти в умме или «формы» намаза, а не разъяснение описанных Кораном основных норм морально-нравственного характера. И ступающие на путь Ислама сталкиваются с необходимостью искусственной фетишизации определенного действа. А как избежать этого, если Ислам преподносится через «внешний» фактор: одними – через обязательность наличия бороды и укороченных брюк, другими – важностью использовании при намазе мохура?

Другой «тонкий» момент – «популяризация» мусульманами аспекта греха. Индивидуум приближается к вере вследствие красоты заложенных в Исламе взаимоотношений между Богом и человеком; личностью и природой; людьми в целом. Где озвучиваемые угрозы за нарушение предписанного – продолжение линии на осуществление Всевышним задуманного Им счастья для человечества. Но, к сожалению, во многих случаях присутствует пропаганда запретительных оттенков. Даже только из этих двух «болезней» уммы плавно вырисовываются идейные корни подпитки такфиризма изнутри. Когда ослепленные преданностью мазхабу и сторонники «запретительной» составляющей Ислама начинают считать многих чуть ли не вероотступниками. А отсюда – одной рукой до восприятия идей такфиризма. Посему вновь актуализируется сказанное Абу-Ханифой: «Мы не говорим, что грехи не вредят верующему, что он не войдет в ад и что он будет вечно пребывать там, даже если он был грешным, но ушел из этой жизни верующим...Что касается дурных дел (исключая придавание сотоварищей Аллаху и неверие), за которые верующий не покаялся до смерти, умерев верующим, Аллах по Своей Воле может либо наказать совершившего их, либо простить его без наказания в адском огне вообще». Резюмируя, что «Аллах знает...Он имеет власть», мыслитель фактически призывает избегать собственной оценки поведения человека. Т.к. Господь никого из нас не уполномочил решать, а тем более определять греховность или набожность людей. Другое дело, что не нужно чураться слышать друг друга. В связи с чем целесообразно по-новому взглянуть на внутримусульманские дискуссии в региональном масштабе.

Абу-Ханифа, дискуссии и творческий подход к религии

Опыт всей жизни Абу-Ханифы свидетельствует, что подтверждение своим выводам он нередко находил в беседах с окружением. Как и успешно подводил оппонентов к новому для них умозаключению, участвуя в диспутах с мутазилитами или хариджитами, что еще раз подчеркивает внерелигиозную производную «еретического» восприятия «чужих» взглядов и их последователей. Давайте прислушаемся к нестареющим идеям имама: «Корень Божественного единства и того, что является правильным убеждением, заключается в том, что человек говорит: Я верю в Аллаха, Его ангелов, Его книги, Его посланников, воскрешение после смерти и в то, что добро и зло судьбы – от Всевышнего, а также в расчет и весы, ад и рай...[посему] можно молиться за любым верующим». Заключение, что «верующие равны в вере и в их утверждении Божественного единства, но превосходят друг друга в делах», сродни кораническому: «Состязайтесь же в добрых делах» – (Сура «Трапеза», аят 48).

Следование современными мусульманами произнесенному не может не приблизить нахождение точек соприкосновения между течениями в спорных или «сомнительных» моментах, став одной из первых ступенек к укреплению исламского мира изнутри. Это подтверждает востребованность опыта Абу-Ханифы. Потому что в его выводах присутствовали логика и рационализм, позволявшие прекрасно стыковать законы Корана и Сунны с земной жизнью. В основе же подхода преобладало отношение к источникам не с точки зрения буквы или духа в отдельности, а в совокупности, т.к. лишь творческая свобода может приблизить вдумчиво-прочувственное осознание Божественного.

Согласно алиму, Аллах «всегда и непрестанно был Творцом благодаря Своему Творчеству, и Его Творчество – предвечный атрибут... Объект Его Деятельности – творение». Поэтому творческий оттенок подхода к вере позволит уменьшить значение внешне-механического поклонения, ставшего столь популярным в наших зонах. Подчеркну, речь идет не о послаблении Акыде или попытках игнорировать некоторые положения вероустава, упаси Аллах, а лишь о намерении избежать догматического подхода к вере.

По-другому достичь взаимомодополнения между нерушимыми вечными принципами религии и варьирующейся социальной средой просто-напросто невозможно.

И здесь мы подходим к аспекту исламского права в современных условиях. Тонкость тут в том, что фикх актуален по причине постоянно возникающих социальных и идейно-религиозных проблем, но ведь их происхождение сегодня просматривается в политической плоскости. Следовательно, фикх становится важнейшим фактором общественно-политической стабильности общества. Любой закон должен служить во благо общества. Ну, скажем, сыграет ли в пользу уммы приказной порядок покрытия головы женщинами? Признаем, что обязаловка – удел искусственно созданных тоталитарных режимов, но ведь духовность подкрепляется «практикой» иногда пошагово, не так ли? Так нужно ли подгонять верующих к чему-то декларативно?

Посему и актуализируется вопрос: насколько официально и кто может издавать законы? Наверняка, мнения на этот счет могут варьироваться, но при всех раскладах на поверхности оказывается аспект образования. Имеется ввиду не только учеба и фундаментальные труды, но и элементарные учебники, если и не сказать Азбука Ислама. В связи с чем, назрела необходимость создания новых образовательных центров, могущих обучать не только в богословском ракурсе. В условиях искусственной политизации Ислама необходимо раскрывать подоплеку происходящего.

Новые формы сотрудничества между верующими в свете идей Абу-Ханифы

Вместе с тем, раз мы говорим о важности дискуссий для уммы, следовательно, они подразумеваются и как средство общения друг с другом ученых стран нашего географического пространства. К примеру, некоторое время назад выдвигались предложения о создании Академии исламского фикха стран СНГ для выработки фетв. Летом в Москве был создан Консультативный совет мусульман СНГ. Избранный главой структуры председатель Духовного управления мусульман Кавказа шейхульислам Алахшюкюр Пашазаде «добрые отношения между народами СНГ» назвал «важным историческим достоянием», подчеркнув, что «эффективное отражение духовной агрессии пространства СНГ возможно лишь путем объединения усилий наших государств и религиозных организаций»(4).

Но просматриваются и другие формы совместных акций. В своем выступлении на IV Всероссийском мусульманском форуме автор предлагал создание мониторинговой группы (в составе и «гражданских», и религиозных лиц) для отслеживания ситуации в российско-азербайджанском приграничьи, с последующей выдачей рекомендаций заинтересованным госструктурам. Как представляется, актуальность создания данных организаций назрела и для центрально-азиатского региона. В наших зонах, вследствие наложения межнационального фактора на внутриконфессиональный, заинтересованные силы могут сыграть на дестабилизацию региональной ситуации. Т.к. «приправленная» религиозным полем национальная пестрота в одночасье приведет к этническим столкновениям. За поводом дело не станет, потому что сдетонировать может какой-либо элементарный вопрос. Скажем, в болезненном для российско-азербайджанского приграничья и взаимоотношений в центрально-азиатском ареале водном направлении. Вслед за чем дело остается лишь за грамотным инициированием профессионалами «исламских терактов», с их последующим подведением под базу «международного терроризма». Отсутствие же единства во внутримусульманской среде лишь облегчает внешним силам возможность беспрепятственно инспирировать ситуацию такого рода.

 Конечно, в связи с перманентным перекрестным давлением ведущих мировых держав на нашу зону очень сложно говорить о положительных перспективах евразийского единства мусульман в ближайшее время. Но создание мониторинговых групп, как первый шаг к этому, представляется назревшим. Без налаживания взаимопонимания внутри мусульманской конфессии движение исламского сообщества по пути к прогрессу невозможно. Но для реализации идеи каждый из нас должен, если не обязан, предпринять немалые усилия. Осознание идей Абу-Ханифы позволит притормозить развитие процесса «пропаганды» «ущербности» в поведении «не совсем своих» братьев и сестер. И будет способствовать демонстрации преимущества веры над неверием, правды над ложью, Света над Мраком, продвигая умму вперед и способствуя достижению верующими истинного счастья! ИншаАллах!

Теймур Атаев, политолог, Азербайджан

специально для IslamSNG.com

С автором статьи можно связаться по электронной почте:

teymur-ogtay@rambler.ru

Литература

1. Даниэль Пайпс. У врага есть имя. http://ru.danielpipes.org/article/5681

2. Ответы Амира Сейфуллах на вопросы мусульман. http://www.kavkazcenter.com/russ/content/2006/08/28/46749.shtml

3. Имам Агзам Абу-Ханифа. Аль-Фикх аль-Акбар /Величайшее знание/ По изданию, вышедшему в г.Хама в 1972 г. http://www.kcn.ru/tat_ru/religion/islam/ulum_ad_din/al-fikh_al-akbar.htm

4. Шейх Кавказа предложил создать консультативный совет мусульман СНГ. http://news-ru.trend.az/society/religion/1489413.html


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама