RSS Контакты
Республика Узбекистан

Махмудходжа Нуритдинов: Сегодня мы сильно отстали от мира в вопросах исламоведения и коранистики

23.06.2021 | Авторские колонки

Старший научный сотрудник Института востоковедения Академии наук, востоковед, источниковед, исламовед, доктор философских наук, профессор Махмудходжа Нуритдинов в своей авторской статье рассуждает об отдельных вопросах исламоведения в Узбекистане, передает АН Podrobno.uz.

"Сегодня мы сильно отстали от мира в вопросах исламоведения и коранистики и это нужно признать. Мы не в состоянии конкурировать с миром в их пространстве, т.е. в вопросах в которых они давно уже впереди. Мы должны обращаться больше к вопросам, которые относятся к нам и конкурировать с миром именно в этом", – пишет он.
"Исламоведение – это непочатый край. Нам следует найти свое, а его – своего – много, нужно только приглянуться, и мы найдем его. Есть у нас свое, в котором мир не может составить конкуренцию нам. В чем? Об этом и нужно подумать! И не шарахаться из угла в угол в поисках легкого, какого-то ошеломительного, модного, чем в одном прыжке можно подняться на пик международной славы исламоведения. Чудес в науке не бывает. Не бывает легких путей ведущих на высший пьедестал одним махом", - отмечает автор.
Предлагаем вам ознакомиться с полным вариантом статьи Махмудходжи Нуритдинова.
– Ислам, в первую очередь, есть целостное учение, сложное, многогранное общественное явление. Ислам – это глубочайшее мировоззрение. Можно принять это если согласиться с мнением Бертрана Рассела (1872-1970 годы, английский математик, философ и общественный деятель, лауреат Нобелевской премии) о том, что «философия занимает «ничейную» область между наукой и теологией, пытаясь дать соответствующие требованиям научности ответы на вопросы, в которых бессильна теология. И хотя философия не является наукой, она все же представляет определённую духовную силу, оказывающую значительное влияние на жизнь общества и его историю».
Рассел признаёт взаимную связь философии с политическими и социальными условиями развития общества. История философии, по Расселу, это история оригинальных концепций выдающихся творческих личностей, оказывающих своими системами существенное воздействие на общественную жизнь. То есть, если рассматривать ислам как мировоззрение, то Коран есть теоретическая основа ислама, поскольку отражает в себе практически все стороны жизни людей и общества, политику, правовые отношения, культурный уклад, моральные нормы и правила поведения мекканского общества VII века, но оставаясь при этом примитивным, архаичным образцом для миллионов мусульман.
Исламоведение изучает историю ислама, исламское искусство, литературу, политику мусульманских стран, т.е. все, что касается ислама. Это и социологи, политологи, религиоведы, филологи, историки, литературоведы, как представители любой области науки, но связанные с исламом. Теологи больше изучают догматические положения. Теология или богословие (учение о взаимоотношениях человека и Бога) – это систематическое изложение и истолкование религиозного учения.
Для глубокого понимания духовных, правовых и нравственных особенностей ислама важно, в первую очередь, знакомство с доисламским периодом в Аравийском полуострове, в частности, необходимо изучение доисламской поэзии, как важнейшего источника языка, культуры, быта, истории полуострова и, что связано с этим, языка Корана. Без глубокого знания, а при возможности исследования доисламского периода истории полуострова мы не в состоянии понять сути ислама, смыслов, заключенных в аятах Книги, поскольку исламский период это логическое, исторически сложившееся продолжение доисламской культуры в целом. Однако, к сожалению, мы сильно отстали от мира в силу независящих от нас причин. Но это упущение можно восполнить за счет привлечения европейского и мирового опыта.
 
Другой насущной проблемой сегодняшнего исламоведения в республике является необходимость углубленного изучение арабо-мусульманской философии, имеющей место во многих мировых учебных заведениях, где мусульманская философия изучается в одном ряду с исламской теологией. У нас в этом направлении сделано много, однако ни в одном из учебных заведений сегодня этот предмет не внедрен, хотя в этих вопросах наши средневековые предки всегда были в авангарде, труды большинства из которых до сих пор с большим успехом изучаются в европейских и мировых университетах.
Мы знаем, что возникновение арабо-мусульманской философии тесно связано с деятельностью ранних представителей калама-рационального богословия, известного как Муътазилизм. Начав с обсуждения вопросов о свободе человеческой воли и божественных атрибутах, и, довольно сильно отклонившись в последующем от позиций ортодоксального ислама это целостное мировоззрение выходит за пределы религии в узком смысле этого слова и поднимается до уровня разработки концепций - философской доктрины, оказав сильнейшее влияние на развитие и европейской философии средневековья.
Тематику исследований, на мой взгляд, не следует разделять на то, что нужно изучать и на то, что можно и не изучать, т.е. можно обойтись. История и исламоведение не простят нам этого. Мы должны объективно освещать все периоды истории ислама и исламизации Мавераннахра. Иногда становимся свидетелями попыток идеализации прихода ислама и арабских завоеваний, что совершенно противоречит подлинной истории региона.
В истории цивилизаций нет случаев, когда приход новой религии не встречал бы жесткого сопротивления. Например, до прихода ислама в Среднюю Азии существовали различные религиозные верования и культы: 1) культ Анахит, слившийся с культом Митры; 2) зороастризм, 3) эрванизм и 4) религия Ахеменидов, знавшая только Ахурамазду и обожествленных предков. Одновременно с развитыми представлениями у некоторых народов Средней Азии продолжали существовать пережитки более древних первобытных культов, носившие в то время формы шаманизма.
Кто-то может спросить причем тут ислам, когда речь идет об истории. В этом-то и вся суть, что эта история уже история ислама в регионе и тесно связана с его проникновением, становлением и развитием. С того момента это есть и наша история и наше исламоведение. Поэтому ранняя история также входит в сферу исламоведения.
На мгновение заглянем в эту историю и поймем сколько еще нужно сделать в этом направлении: колонизационная и налоговая политика арабов: арабы изучали социальную структуру, особенности, слабости общества, проблемы социальных групп, слоев и к каждому стремились подбирать ключи.
Возьмем участие народов Мавераннахра в борьбе против омеядского халифата в середина VIII века (Аббасидское движение); антиаббасидское движение в Хорасане и Мавераннахре до 70-х годов VIII века; восстание Муканны, восстание Хамзы ал Хариджи и Рафи ибн Лайса; идеология восстаний. А ведь все это происходило в исламе в пределах Мавераннахра, следовательно, изучение этих событий через призму ислама также относится к предмету нашего исламоведения.
Двинемся еще немного вперед: государство Тахиридов, Саманидов, караванная торговля в Средней Азии в IX-X веках, которая, сформировавшись на этой территории задолго до появления ислама, стала в последствии прочной базой для формирования великого шелкового пути, политической структуры центральных городов, литературы, архитектуры, исскуства, культуры в Мавераннахре. Ведь все это - процессы, непосредственно связанные с исламом, и происходили они в исламе, а значит, это имеет непосредственное отношение к исламоведению. Начиная с первых шагов прихода ислама и по сей день, хотим мы этого или нет, мы живем в исламе, и вся наша жизнь в определенной степени состоит из исламоведения.
 
Поэтому, весь этот начальный период исламизации Средней Азии характеризовался сопротивлением-борьбой против захватчиков, а потом уже, после длительных войн, кровопролитий, сменой многих поколений, соответствующих реформ со стороны арабских завоевателей ислам прочно обосновался в Средней Азии, превратившись сегодня в близкое нам мировоззрение. Я не говорю, что все это не изучено, но неизученное преобладает и мы прекрасно знаем это. У исламоведения непочатый край работ.
Возьмем саму историю формирования правовых школ-мазхабов в исламе. Задавались-ли мы вопросом почему одна школа мягче чем другая или, наоборот, более жестко подходит к решению правовых проблем чем другая, хотя теоретическая основа для этого одинаковая, имею ввиду Священный Коран. Один из ответов на него в том, что трудно было исламу закрепиться и первое, что он сделал в Средней Азии – приспосабливался, не стал запрещать местные обычаи и традиции, отдельные из которых не устраивали мусульманских ортодоксов. Народ сохранял многое, и они пошли в ислам и не только по этой причине, следовательно, есть моменты, когда трудно определить в чем и где начинается ислам в Мавераннахре и где он заканчивается. Как видим, вопросов много, тематика богатая, предстоит сделать много.
Ислам это не только то, к чему принуждали в завоеванных землях, но и то, что воспринимал сам ислам от народа. В исламе было запечатлено и зафиксировано состояние общества. И это также важно для изучения.
Необходимо продолжение еще более глубокого изучения с исламоведческой точки зрения деятельности дома мудрости в Багдаде. Мы знаем, что к началу XI века около 136 выдающихся ученых дома мудрости или «багдадской академии», созданной еще халифом Харун ар-Рашидом уже были известны в Европе. Труды 16-ти из них в кратчайшие сроки были переведены в мощнейших переводческих центрах Толедо и Сицилии на латинский язык и получили широкую известность в Европе. Можно привести имена известнейших переводчиков и комментаторов средневековья, таких как Герард Кременски, Жентиль де Фалиньо, Якопо де Форли, Уго Сиенский и др.
Труды Авиценны были изданы в Европе 27 раз, уступив в этом только Арнольдо де Вилланово – 31 раз. А труды остальных изучались частным путем - отдельными европейскими учеными. Благодаря деятельности академии примеры европейской науки и культуры проникли в арабо-мусульманский мир и наоборот. И таким образом произошло смешание двух великих культур и цивилизаций. Широкомасштабное продолжение изучение всего этого также входит в сферу деятельности исламоведения, как неотъемлемой части востоковедения в целом.
Дело в том, что все упомянутые ученые, независимо от их научного профиля, были, в первую очередь, крупными теологами и ислам занимал одно из главных мест в их деятельности. Ими были написаны множество трудов по исламу, праву, теологии, арабскому языку и т.д. И в то же время необходимо подчеркнуть, что десятки имен из того списка дошли до Европы, а до нас просто не дошли. Где они? Вполне вероятно, что среди них имена наших сородичей, доселе не признанных, а может быть до сих пор пребывающих в статусе неизвестных?! Вклад дома мудрости в распространении арабо-мусульманского наследия и роли тех ученых неизмерима. Необходимо развивать исследования и в этой области. Материалы об их наследии могли бы восполнить наше исламоведение и выходу на международную арену. Кому если не нам заняться этим.
Другим вопросом исламоведения являются политические аспекты ислама. Давайте на мгновение заглянем в историю: во всей нашей истории мы не увидим султана и верховного религиозного деятеля в отдельности. Оба всегда были объединены воедино в одном лице - в лице султана, т.е. и политическая и религиозная власть были в одних руках.
В Европе мы можем увидеть императора и Папу римского отдельно, но не в исламском мире. Ислам всегда стремился к политическому влиянию и этот процесс не остановить, особенно сегодня, когда политизация ислама достигла своего апогея. Следует обратить серьезное внимание исследованиям, касающимся исламскому фактору на мировой арене и не только.
 
Есть другие факторы: экономические, геополитические и др., связанные с исламом и все это также имеет непосредственное отношение к исламоведению, изучение которых вполне под силу нашим специалистам, талантливой молодежи Узбекистана. Ислам и политика не разделимы, это было и в ранние периоды становления религии и сегодня, так будет всегда. Это значит, что мы обязаны постоянно работать в этом направлении. Поэтому тема политического ислама также актуальна для более глубокого, всесторонне осмысленного изучения этого процесса в истории и нашей страны.
Если внимательно проанализировать нашу историю именно в этой плоскости увидим, что, государственная политика и религия всегда соперничали: как только усиливалось давление со стороны власти ортодоксальный ислам как бы уходил в тень, а когда происходило обратное, распрямлялся и активизировал свою позицию, но никогда не сдавался. Ортодоксальный ислам был сильным изнутри всегда, т.е. в сознании верующих. Он гнулся, но не сдавался. Его можно было разрушить изнутри, но для этого нужны были рычаги сильнее чем ортодоксия. Но такого рычага не было, поскольку он усиливается, но не слабеет и в этом сила ортодоксии. Следовательно, нужны горизонтально построенные, согласованные действия политики и религии в деле использования всех ее возможностей в деле укрепления здорового социального климата в обществе, безопасности и претворения в жизнь политики государства, естественно, не без помощи исламоведения, которая и будет заниматься созданием необходимых инструментов.
Кстати, о безопасности, о защите от проникновения разрушительных идей, о сотнях молодых людей, которые в силу своего религиозного невежества оказываются в плену деструктивной идеологии. Достаточно вспомнить февральские события 1999 года. Трудно поддается пониманию то, откуда такая, пусть даже ошибочная, но убежденность? Кто их учил, как воздействовали, чтобы так убедить? Но результат был налицо, убедили ведь!
Взять другие примеры, например, немусульмане воюющие в рядах ИГИЛ, вплоть до представителей других религий, далекой Канады, например. Казалось-бы, что общего? Значит есть такие эффективные рычаги воздействия на умы у наших идеологических оппонентов раз они с такой легкостью переманивают на свою сторону интернационал! Все это также входит в сферу исламоведения и его нельзя ограничить коротким списком тематики, ибо исламоведение в широком смысле этого слова воплощает в себе все проблемы сегодняшнего исламского мира.
Остановить исламский радикализм сегодня в мире большая проблема, но можно замедлить, ослабить соответствующими научно обоснованными, убедительными аргументами. Богослужение выбор каждого, запретить это не имеет право никто. Это жизнь каждого: куда ходить, во что верить! Наука и религия делают одновременно и свое и общее: у науки свой круг вопросов, а у религии свой. Но оба должны идти вместе рука об руку, объединять усилия во имя общих национальных интересов, интересов будущего, находиться в постоянном взаимодействии. Расхождение в этом равносильно расколу общества, поскольку религия – это единственное социальное явление, которое объединяет все социальные группы и слои.
Помню в те дни, будучи еще руководителем первого в Узбекистане международного центра исламских исследований, много раз был на приеме у (ныне покойного) вице-премьера А.А. Азизходжаева. Однажды он попросил меня найти, перевести учение Мухаммада ибн Абдул Ваххаба – "Книга о единобожии" приложив к нему научный комментарий и это в помощь нашим пропагандистам. Его очень интересовало, что же в этой книге такого, которое так сильно привлекает и убеждает верующих и особенно молодежь?!
Тогда он мне даже напомнил, что только во Франции функционируют четыре исламских центра, которые занимаются изучением только Ваххабизма. А после усиления на политической арене талибского движения попросил перевести и сделать тоже самое с книгой известного американского журналиста афганского происхождения Ахмеда Рашида, которая называлась «Талибы», посвященная происхождению и сути этого движение.
 
Пользуясь случаем, два слова касательно сути международной религиозно-политической, экстремистской организации «Братья мусульмане», без научного осмысления и понимания сути которого мы не в силах ответить на уйму вопросов, связанных с деятельностью практически всех современных религиозно-политических, экстремистских, фундаменталистских и т.д. течений, партий в основе идеологии которых, лежит учение братства мусульман. Первые попытки освещения деструктивной сути этой организации были предприняты мной еще в 2000 году на страницах газеты «Ташкентская правда» от 29 ноября на узбекском языке, что оказало в то время большую помощь в работе наших лекторов.
Мы ведем непримиримую борьбу против подобных течений, а по сути, о них мало что знаем, поскольку эта борьба ведется вслепую без знаний основ этих учений. Может быть, действительно, что-то нужно предпринять для более глубокого ознакомления с идеологическим оппонентом?! Ведь не зря говорится в народе: чтобы бить врага нужно знать его.
Несколько слов о сектантстве в исламе. История ислама не обходилась без них. Для убедительности приведу один хадис, который был чуть ли не центральным вопросом практически во многих философских трактатах араб-мусульманских авторов: Пророк (Да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «расколется моя умма на 73 секты и только одна из них получит спасение».
Как видим, и в исламе не все шло гладко. Сразу после смерти пророка ислам раскололся на суннизм и шиизм, а далее, как мы видим, уже к семидесятым годам 20 века в шиизме насчитывалось 25 сект, а в суннизме 48. Хочу сказать, что процесс раскола на эти секты длился веками, почти 14 столетий. Как все происходило? Где, когда? Почему? Кто были эти предводители? На какие идеи они опирались и еще уйма других вопросов. И большинство этого движения происходило на нашей территории. Мы интересовались этими вопросами? Вопросов много и все это входит в рамки опять-таки исламоведения.
После провозглашения шиизма официальным религиозным толком в Иране десятки, если не сотни представителей науки и культуры были подвергнуты гонениям. Многие из них нашли убежище в Мавераннахре, а другие переехали в Индию, рассчитывая на покровительство Бабура. Но, с другой стороны, наивно было бы полагать, что приход мусульманских авторитетов в Индию, а вместе с ними мусульманской культуры, связан только с завоеваниями Бабура.
Мусульманскому проникновению в Индии предшествовало доисламское арабское проникновение. Что же касается прихода сюда представителей Мавераннахра, то это началось с завоевательной политики Махмуда Газневи. Конечно же, изучать всю историю мусульманства в Индии с точки зрения исламоведения очень сложно, но обратить внимание на отдельные моменты этой истории, имеющих отношение именно к периоду правления бабуридов заслуживает внимания. Но главным вопросом в этом, на мой взгляд, будет изучение источников по истории исламской культуры в Индии, поскольку без их предварительного исследования переход к исламоведческим изысканиям, будет весьма сложным и беспочвенным. История династии бабуридов это часть нашей истории, следовательно, относиться к ней нужно достойно.
Просвещенный ислам
С первых дней независимости в республике осуществляется целенаправленная государственная политика по обеспечению свободы совести и вероисповедания граждан, распространению и укреплению в обществе идей религиозной толерантности и межконфессионального согласия: Но, «..Вместе с тем, Как подчеркивал наш президент Ш.М.Мирзиёев, усиление в некоторых регионах мира негативных тенденций, связанных с распространением идеологии религиозного экстремизма и исламофобии, а также использованием террористическими организациями в своих интересах религиозного фактора, обуславливают необходимость дальнейшего укрепления концептуальных основ государственной религиозной политики, более четкого определения национальных интересов и приоритетных направлений в этой области».
 
Поэтому, вполне понятно, что задачи стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах и в целях коренного повышения эффективности мер по обеспечению свободы совести и вероисповедания, межконфессионального диалога и сотрудничества, формирования в обществе высокой нравственности на основе просвещения, культурных, национальных, религиозных традиций и ценностей требуют от государства проведения глубоко продуманной и взвешенной политики в сфере религии.
Данная необходимость также обусловлена продолжающимися в мире деструктивными событиями (террористическими актами, вооруженными столкновениями и кровопролитными гражданскими войнами в некоторых регионах), где религиозный фактор активно используется террористическими группами в разрушительных целях, усиливается спекуляция религиозными чувствами верующих, что придает деструктивным акциям особую остроту. Наблюдается вовлечение в эти процессы социально и идеологически уязвимых молодых людей из разных стран, независимо от их национальности и вероисповедания.
Выступление Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке в сентябре 2017 года было многогранным и затрагивало целый ряд аспектов. В ходе своего выступления на Генассамблее ООН Ш.М.Мирзиёев несколько раз коснулся вопроса растущей исламофобии в мире и необходимости кардинального различения понятий «ислам» и «терроризм».
Несколько раз узбекский лидер подчеркивал, что между этими словами нельзя ставить знак равенства и что в современном мире, на фоне усиления религиозного экстремизма, необходима пропаганда гуманистической сути ислама. В этих условиях обществом и государственными структурами Республики Узбекистан глубоко осознана необходимость укрепления концептуальных основ дальнейшего совершенствования государственной политики в сфере религии, определения национальных интересов и важнейших направлений в этой области.
В концепции государственной политики Республики Узбекистан в сфере религии говорится о заблаговременном выявлении причин возникновения негативных тенденций в религиозной жизни общества, осуществлении превентивных мер по их устранению, повышении уровня осведомленности населения в данной сфере; организация и проведение среди общественных масс различных встреч и мероприятий по разъяснению сути религий, происходящих в мире событий, имеющих прямое отношение к религии и наряду с деятелями религии в республике привлекать известных ученых республики: востоковедов, исламоведов для раскрытия сути и научного осмысления происходящего.
В связи с этим, хотел бы особо подчеркнуть, что уровень грамотности нашего населения достаточно высок и люди хотят больше информации из уст ученых, заслуженных деятелей науки и культуры государства. В средствах массовой информации, в частности, по телевидению, мы хотели бы видеть открытые выступления, круглые столы по различным вопросам, волнующих население. А ведь не в совсем далеком прошлом лично я восхищался, когда на экране появлялись наши профессиональные политические обозреватели, как Шавкат Яхъяев, Сабир Шералиевич Курбанов и многие другие профессионалы. Мы молодые мечтали стать такими как они, это воодушевляло нас-молодых, зажигало огонь в наших сердцах. Мечтали быть похожими на них. Такие же выходы в СМИ, думаю, можно и нужно организовывать и сегодня с участием заслуженных деятелей страны, наших востоковедов, исламоведов, привлечь нашу талантливую молодежь. У нас много специалистов, талантливых людей, они – богатство и достояние нашего народа.
Учитывая возрастающую роль исламского фактора в мировом развитии, экономике, политике, геополитике и т.д., следует больше внимания уделять постоянно растущей роли Узбекистана в этих процессах. Хотя Узбекистан и не является исламской страной, но считается страной с преобладающим мусульманским населением.
 
В Концепции, в частности, особое внимание уделяется понятию «просвещенный ислам», который основывается на передовых философских учениях наших предков - великих мыслителей и исламских богословов, проповедовавших идеи гуманизма, межрелигиозной толерантности, духовного и нравственного очищения и развития человека, формирования у него стремления к знаниям, созиданию и самосовершенствованию. Просвещенный ислам характеризуется как система эффективной идеологической защиты общества от влияния деструктивных идей.
В центре этой политики стоит понимание того, что просвещенному, гуманистическому исламу надо помогать, укреплять и создавать условия для развития; просвещенный, толерантный ислам ориентируется на рациональное использование исламских традиций и способен противостоять воинствующим фанатичным группам, действующим под лозунгами ислама. Он также создает условия для мусульманских обществ в необходимой мере придерживаться признанных мировым сообществом демократических норм политики и экономики.
Под "просвещенным исламом" при этом, как неоднократно повторял наш президент, следует понимать не какую-то искусственно модифицированную или "реформированную" форму исламской религии, а сочетание высокого уровня религиозной грамотности с высококачественным светским образованием. То есть различие между "просвещенным" исламом и "непросвещенным" связано исключительно с человеческим фактором. Фактически, корректнее говорить, о просвещенных мусульманах или о просвещенном населении, но не об особой разновидности ислама как такового.
Идея гармоничного сочетания светских и религиозных знаний - здесь четко прослеживаются две линии. Первая – призыв к модернизации через просвещение, получение современного образования и развитие науки. Вторая – синхронно с этим, последовательное освещение всех базовых положений религии ислама с вовлечением в этот процесс авангарда нашей науки.
В исламоведении ценно все. Не нужно разделять эту науку на нужное и не нужное, полезное, вредное. Если мы осознанно или неосознанно упустим что-либо в цепочке научных проблем у нас не будет целостного представления об исламе и, соответственно, исламоведческие изыскания также будут неполноценными. В науке нет мелочей. Каждая мелочь имеет неоценимую ценность. Следовательно, ислам, как целостное явление, должен познаваться в нашей стране во всей своей громаде, во всей своей всеобщности и полноте. Познаваться глубоко и серьезно, на научной основе. Мы, как народ, внесший громадный вклад в исламскую цивилизацию, заслуживаем этого. Нельзя допускать, чтобы кто-то ограничивал наше познание. И поэтому, у нас должно развиваться научное академическое исламоведение, как важнейшая часть академического востоковедения.
Сегодня мы сильно отстали от мира в вопросах исламоведения и коранистики и это нужно признать. Мы не в состоянии конкурировать с миром в их пространстве, т.е. в вопросах в которых они давно уже впереди. Мы должны обращаться больше к вопросам, которые относятся к нам и конкурировать с миром именно в этом.
Исламоведение – это непочатый край. Нам следует найти свое, а его – своего много, нужно только приглянуться, и мы найдем его. Есть у нас свое, в которых мир не может составить конкуренцию нам. В чем? Об этом и нужно подумать! И не шарахаться из угла в угол в поисках легкого, какого-то ошеломительного, модного, чем в одном прыжке можно подняться на пик международной славы исламоведения. Чудес в науке не бывает. Не бывает легких путей ведущих на высший пьедестал одним махом.
В начала необходимо найти свое, что не по силам другим. Для этого, как я уже говорил в первом письме, посвященном проблемам востоковедения, тематика исследований не должна спускаться сверху, их должны определять специалисты через путь внутреннего вынашивания научных идей и получить возможность свободного, всесторонне обдуманного выбора своего, оригинального, нешаблонного, а это не легко.
 
Сегодня условия процесса научных исследований совершенно другие. Многое сегодня подлежит пересмотру. А именно, исследовательские возможности или двери перед всеми должны быть открыты одинаково, а не так как, например, у бегунов, выстроившихся в ряд на стартовой линии, где одному приделали крылья, другому развязали ноги, а третьему одели тяжелые ботинки. В едином научном пространстве должны быть созданы одинаковые условия для всех.
Насущной является необходимость наличия фонда научного развития, что имеет место в каждом зарубежном научном центре, поэтому законченное исследование получившее решение ученого совета еще долго ждет выделения бюджетных средств на издание, в результате чего выходит, потеряв свою актуальность и научную новизну. О каком выходе на международную научную арену, в такой ситуации, можно говорить с залежавшимся научным продуктом «не первой свежести»?!
Современная наука рассматривает все религии как важный компонент единой культуры человечества.
Священный Коран являлся и является не только духовным фактором, но и, говоря современным языком информатики, носителем сжатой объемной информации, подобной сжатому файлу, требующему последующей декомпрессии. «Декомпрессией» - раскрытием сжатой информации, не всем смертным доступных смысла и значения каждого слова, предложения и аята Св. Корана со времен пророка Мухаммада занимались и до сих пор занимаются ученые богословы, толкователи Св. Корана – муфассиры, историки и летописцы, а позднее присоединились представители академической сферы. И это будет продолжаться и толкователи, переводчики будут находить все новые и новые осмысления Св. Книги. Никто не в состоянии достичь глубины божественной сути Книги, но стремиться к этому нужно – в этом и смысл науки.
Поэтому, если мы будем воспринимать Ислам только как религию, а Коран только как пособие по богослужению, допустим непоправимую ошибку. История не простит нам этого.
В 2018 году в Германии увидел свет первое издание «Научно – пояснительного академического перевода смыслов Священного Корана с арабского языка» (Қуръон маъноларининг араб тилидан илмий-изоҳли академик таржимаси)» большим тиражом. Издатели учли растущую узбекскую диаспору за рубежом. 2020 году в издательском доме компании «Амазон» (США) был издан «Арабско-узбекский словарь труднодоступных для понимания слов и словосочетаний Корана», а в ближайшее время готовится к печати издательством GlobeEdit в Германии второе издание вышеупомянутого перевода.

URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама