RSS Контакты
Республика Армения

Геополитическое обрамление «армянского вопроса» в конце XIX века

15.04.2013 | Мнения и комментарии

Вполне очевидно, что итоги Берлинского конгресса 1878 г. ни в кой мере не могли устроить Россию(1). Потому Петербург продолжал искать пути укрепления своих геополитических позиций.

 

"Проливные идеи" на фоне русификации

В записке Александру III«О занятии Проливов» (1882 г.) управляющий российским посольством в Константинополе Александр Нелидов актуализировал роль России, как "завоевательницы" Стамбула, что предназначено "судьбою и историею" государства. По его убеждению, "утверждение на Босфоре окончательно закрепляет" за Петербургом все "закавказские владения", соединяя при этом "оборонительную линию берегов Черного моря" и предоставляя "решительное влияние на судьбы Балканского и Малоазиатского полуостровов". Кроме того, усиливается защита западной границы России, в чем и состоит "выгодное решение восточного вопроса", решение которого осуществимо военным или мирным путем. Данный ракурс может стать реальным при побуждении Порты "к тому, чтобы самой искать нашего содействия". Возле последнего пункта Александр IIIпометил: «Конечно, это было бы самое желательное».

Весьма симптоматично подчеркивание А.Нелидовым ненужности "нам" в Константинополе "никогда и ни под каким видом являться полновластными хозяевами". Будучи городом "всевозможных исторических воспоминаний, религиозных верований и самых разнообразных народностей, Царьград должен быть и оставаться городом независимым, принадлежащим только самому себе". Но с условием нахождения "под покровительством" Петербурга, "охраняться нашими войсками", с возможной оплатой "данью за оказываемую защиту". Неприсоединение Константинополя к России и сохранение политико-административной свободы  региона позволило бы жителям видеть "в русском протекторате залог и источник своей безопасности и своего благосостояния"(2).

Правда, непосредственных шагов по реализации озвученного не предпринималось, одной из причин чего являлось создание в 1879-1882 гг. Германией, Австро-Венгрией и Италией военно-политического блока (Тройственный союз).

На фоне происходящих геополитических изменений Александр IIIстремился как-то укрепить ситуацию внутри Российской империи, где важнейшим шагом посчитал русификацию. Этот ракурс особо высветился в векторе Царства Польского и Финляндии. Началось активное внедрение русского языка в прибалтийских местностях, разбавлявшееся переходом переходом протестантов в православие. Были запрещены украинский и белорусский языки.

Политику русификацию окраин довольно своеобразно охарактеризовал известный российский философ и публицист XIXв. Константин Леонтьев. Прежде всего, он обращал внимание, что на Россию падает задача быть "главной опорой" православия "на всем земном шаре". Однако, "руссификация окраин есть не что иное, как демократическая европеизация их", т. к. в этом процессе на места предлагается не православие, а "европейский прогресс самого разлагающего свойства". Но ведь "мы русские, более всех иных русских подданных - европейцы в худом значении этого слова, то есть медленные разрушители всего исторического и у себя, и у других"(3).

Как бы то ни было, параллельно велась политика усиления роли поместного дворянства в качестве важнейшей опоры царской власти.

Что касается Южного Кавказа, на место упраздненного в 1882 г. аппарата наместничества, в 1883 г. заступило “Учреждение управлением Кавказского края” во главе с главноначальствующим гражданской частью на Кавказе (одновременно являлся командующим войском Кавказского военного округа и войсковым наказным атаманом Кавказских казачьих войск).

Особое совещание по вопросу избрания Каталикоса Всех Армян

В контексте же развития "армянского вопроса", после смерти Каталикоса Всех Армян Кеворка IV(4), в марте 1883 г. состоялось специальное совещание под председательством министра внутренних дел России Дмитрия Толстого, при участии министров: иностранных дел (Николай Гирс) и народного просвещения (Иван Делянов), главноначальствующего Гражданской частью на Кавказе (им к тому времени стал А. Дондуков-Корсаков) и др. Основным вопросом встречи являлось обсуждение "образа действия" правительства при предстоящем избрании на эчмиадзинский престол нового католикоса: выходцу из каких армян отдавать предпочтение. Дело в том, что интернационализация аспекта реформ в армянонаселенных провинциях Османской империи привела, как ранее отмечалось автором, к международному контролю их осуществления(5). Поэтому европейские страны-лидеры довольно уверенно чувствовали себя на стамбульском поле. А этот нюанс не мог позволить Петербургу однозначно положительно оценивать ракурс избрания каталикосом представителя османских армян.

Не случайно, А. Дондуков-Корсаков, указав на "враждебный относительно России образ действий" османского армянина Кеворка, назвал несостоятельной систему "явного покровительства армянам-иностранцам в ущерб своим подданным" и постоянных уступок требованиям стамбульского народного собрания. Ведь каталикосы не из России подчиняются "всесильному влиянию Константинополя", подверженного "всецело влиянию западных держав, преимущественно Англии".

Это мнение было поддержано и И. Деляновым (армянином по национальности), в результате чего форум принял решение, "отказываясь на будущее время от поддержки кандидата на звание католикоса из турецких армян, отдавать предпочтение русскому подданному"(6). Как отмечает в этой связи американский историк-русист Пол Верт, "смутные опасения" Петербурга "сепаратизма" переросли в убеждение о стремлении части армянской интеллигенции "к возрождению Армянского царства и что церковь является частью этой национальной программы"(7).

Вместе с тем, А. Дондуков-Корсаков затронул еще несколько вопросов. По его словам, "армянское общество" Стамбула, "стремящееся к достижению чисто национальных целей", смотрит на католикоса, "как на орудие в его руках, а не как на главу армянской церкви". Поэтому, "противодействуя константинопольским армянам, мы в то же время ослабим зарождающиеся и на Кавказе зачатки сепаратистических стремлений", в будущем могущих "получить значение при поддержке их извне".

Вслед за чем он подчеркнул, что армянские училища, "прикрываясь названием духовных и пользуясь открытою поддержкою и покровительством покойного католикоса", оказались "изъяты из-под контроля местного учебного начальства". Эти училища, основанные сочувствующими "сепаратистическим стремлениям своих турецких соплеменников", внушают армянскому юношеству убеждения, противоречащие предначертаниям российского правительства.

В свою очередь, в записке генерального консула в Эрзеруме на имя совещания отмечалось, что в сложившихся условиях цели стамбульской армянской среды не  имеют "ничего общего с политическими интересами России", да еще в аспекте планов и действий Лондона по взятию на себя протекторатства над "армянским вопросом". В частности, "серьезные попытки, обещанием реформ и обязательным покровительством, склонить на свою сторону надежды и симпатии армян"(6).

Закручивание и ослабление "армянских" гаек

Тем самым, борьба между Западом и Россией за региональное влияние на "армянское движение" шла нешуточная, и ракурс Армянской церкви становился здесь очень ощутимым. Поэтому введение Петербургом в начале 1884 г. Правил "об армяно-григорианских церковных училищах на Кавказе" не удивительно, как и направленность документа. Правила в обязательном порядке требовали преподавания русского языка; а в училищах с предметами по всеобщей истории и географии - таковых же (вновь на русском языке). Предусматривалось использование "руководства только из числа одобренных министерством народного просвещения или попечителем учебного округа". Училища, готовящие учеников "к поступлению в духовенства армяно-грегорианского исповедания", оставались "в ведомстве министерства внутренних дел"(8).

Эчмиадзинский синод отказался принять Правила к исполнению, ссылаясь на то, что «распоряжения об училищах может делать лишь католикос, а престол вакантен». В ответ МВД, со ссылкой на несоответствие новым правилам, приступило к закрытию армянских школ, в частности, церковно-приходских в Дербенте, Кизляре и др.(9).

Тем самым, эчмиадзинский престол еще более укрепил свою значимость с точки зрения воздействия на ситуацию. Следовательно, фигура эчмиадзинского каталикоса становилась одним из основополагающих факторов для России и Запада по управлению ситуацией. Поэтому в 1885 г. Петербург не предоставил добро на эту должность главе армянской епархии османской Смирны Мелкиседека (Гарегина) Мурадянца, единогласно избранным Католикосом Всех Армян (30 голосами - исключительным случаем в истории выборов)(10).

Каталикосом был утвержден второй кандидат, получивший на выборах меньшее количество голосов (что произошло также впервые). Им оказался российский подданный, архиепископ Нахичевано-Бессарабской епархии Макар (Макар IТехутци). Ну а когда стамбульская армянская община признала его католикосом, российские политические круги посчитали это победой законов России, в частности Положения 1836 г.

Спустя год, российские власти допустили функционирование ранее закрытых армянских школ. Практически все армянские источники выделяют в этом роль Макара I(11). Затрагивавший это нюанс советский армянский историк, министр иностранных дел Армянской ССР Джон Киракосян не нашел внятной причины для обоснования происшедшего. Он писал, что армянские училища вновь открылись "по каким-то соображениям, оставшимся не вполне ясными, быть может, чтобы не очень возбуждать общественное мнение, раздраженное неутверждением выбранного обществом католикоса"(12). 

Однако, на поверхности высвечивается более прозаическая картина.

Данный шаг Петербург предпринял для увеличения авторитета "своего" каталикоса в глазах армян Российской и Османской империй. Что должно было способствовать еще большему привязыванию нового духовного лидера армян к российским властям. Это позволяло решать через него значительно более глобальные вопросы стратегического характера.

Болгарские страсти

После Берлинского конгресса, по предложению Александра II, первым правителем независимой Болгарии (1879 г.) стал племянник его супруги - российский генерал, князь Александр IБолгарский (Баттенбергский), что было признано ведущими мировыми державами. Болгарскую армию сразу же возглавили русские офицеры.

Но князь, не "сработавшийся" с правительством, распустил его. Опиравшийся на Россию, вскоре он приостановил действия принятой Тырновской конституции, а в исполнительную власть также поставил русских офицеров; русские министры возглавляли МВД и военное министерство. Вскоре и с ними у Александра начались проблемы, в свете чего он помирился с оппозицией, поручив ее представителям формирование правительства, и восстановил конституцию. В результате, русские генералы, подав прошение об отставке, покинули страну. Были отозваны Петербургом и ряд других чинов, после чего Александр уволил остальных россиян, состоявших на болгарской службе. Правда, вскоре конфликт был локализован, но русским офицерам не дозволялось участвовать в политических делах.

Осенью 1885 г. Александр, несмотря на протест России (не желавшей ссориться с Австро-Венгрией), объявил о присоединении к Болгарии Восточной Румелии, на тот период автономной османской  провинции, что фактически воссоединяло страну. Как следствие, Австро-Венгрия подтолкнула Сербию к объявлению войны с Болгарией, обещая за это территориальные приобретения. Однако, Бухарестский мирный договор 1886 г. признал объединение Болгарии свершившимся фактом.  

В том же году пророссийские силы сместили Александра. После обращения народного собрания Болгарии к императору Александру IIIс просьбой взять болгарский народ под защиту в княжество со специальной миссией (естественно, исключительно вследствии слышимости гласа народа) был направлен генерал Николай Каульбарс.

Но правительство было настроено против Петербурга, инициируя антироссийские проявления, вплоть до оскорбления российского флага и нападения на сотрудника генконсульства России. Осенью 1886 г. Н. Каульбарс вместе с персоналом агентства покинул страну, заявив в ноте, что российское правительство не находит возможным поддерживать сношения с болгарским правительством, как с утратившим доверие России. Дипломатические отношения между сторонами оказались прерванными, а в середине 1887 г. на болгарский престол воссел Фердинанд Кобургский (офицер австрийской армии, ставленник Австрии и Германии).

Как трактует сложившуюся ситуацию полномочный министр болгарского посольства в России, профессор Петр Куцаров, "по своему содержанию" русская политика в Болгарии включала в себя "ярко выраженный компонент своеобразного принуждения и устрашения". Но по его мнению, в этом случае можно говорить "не об агрессивности, а о давлении с использованием различных средств для получения нужных результатов". В любом случае, "вместе с объединением" Болгарии наблюдалось "русско-болгарское рассоединение"(13).

Требования Запада "армянских реформ" - элемент геополитической игры?

Обращая внимание на взятие европейскими странами курации вопроса реформ в армянонаселенных вилайетах Османской империи в свои руки, автор отмечал, что этот расклад позволял Западу не только ослабить в ареале влияние  России, но и добиться в скором времени у султана политико-экономических дивидендов (посредством усиления на него давления по данному аспекту)(1).

Но здесь нужна была грамотная постепенность и, естественно, испытанный метод - глас с мест. Первым шагом в этой игре стала демонстрация мировыми державами "реального" восприятия ими "армянских чаяний". В связи с чем Запад инспирировал возникновение различного рода "организаций поддержки" армянского населения Османской Империи. В Англии, например, появились англо-армянские ассоциации по типу "GrowenorHouseAssociation", в состав которых входили члены английского парламента и правительства, общественные и церковные деятели(14).

Дальше - больше. Европейцы инициируют создание на континенте армянских националистических партий: Арменакан (1885 г., Марсель) и "Гнчак" (1887 г., Женева). Вместе с тем, Запад "атакует" и на российском "поле": в 1890 г. в Тифлисе провозглашается создание партии "Дашнакцутюн", своей главной задачей провозгласившей "достижение с помощью западных держав в России, а также, в случае необходимости, посредством вооруженных выступлений, освобождения Западной Армении от турецкого ига и создание автономного армянского государства на территории Турции"(15).

Таким образом, под воздействием европейских держав, на рассматриваемом этапе "армянское движение" стало приобретать "официальные" черты, вскоре  подойдя к практической реализации теоретических тезисов о вооруженных акциях. Благо, Запад подогревал эти настроения инспирацией в ведущих европейских странах манифестаций, а затем и вооруженных антисултанских выступлений(16/а).

Так, в османском Арабкире "действовал тайный кружок", занимавшийся "доставкой оружия". Гнчакисты, организовавшие вооруженный отряд из 112 человек, подняли "в Арабкире и соседних гаварах восстание против турецких властей", намереваясь "потребовать от европейских держав немедленного решения армянского вопроса"(17). 

Армянский советский историк Цатур Агаян также отмечает организацию партией "Гнчак" в 1890-х гг. ряда "вооруженных восстаний" в Империи(18).

В тот же период гнчакисты М. Таматян и др.подготовили "для революционных действий" ситуацию и в османском Муше, держа в уме "восстание в Сасуне"(19). Для его поддержки в Иране были организованы базы боевиков, откуда дашнаки проникали в Османскую империю(20).

Как признавал член "Дашнакцутюн", впоследствии генерал дашнакской армии и вермахта Нжде, в качестве тактического оружия дашнаки приняли " гайдукские налеты, террор"(21).

Ну и вслед за сформированием дашнаками в Османской империи партийных ячеек и направлением туда отрядов, должных "вооружить армянское население для защиты» армянского вопроса"(22), в конце 1894 г. началось восстание армян Сасуна, перекинувшееся и в др. места проживания армян.

По словам советского и российского востоковеда, исследователя истории Османской империи Михаила Лазарева, вследствии сложившегося положения Стамбул испытывал "самые серьезные опасения" из-за получения Западом удобного предлога "для дальнейшего вмешательства во внутренние дела империи" и ускорения ее раздела(23).

Поэтому не удивительно жестокое подавление армянского восстания, принявшее характер межнациональных столкновений между армянами, турками и курдами. Дело тут в том, что еще в 1891 г. султан Абдул-Хамид IIсоздал военные формирования "гамидие", вербовавшихся главным образом из курдских кочевников и возглавлявшихся вождями курдских родов(24).

Нередко события 1894-1896 гг. в Османской империи преподносятся исторической литературой как "резня армян". Действительно, массовая гибель армян имела место, но в этой связи целесообразно обратить внимание на ряд фактов. Так, легендарный норвежский полярный исследователь, почетный член Петербургской Академии Наук Фритьоф Нансен, занимавшийся изучением "армянского вопроса", отмечал, что

"молодые армяне собирались в маленькие вооруженные группы и прятались в недоступных горных провинциях", действия "этих отрядов по отношению к туркам никак нельзя было" назвать "мягкими"(24). В августе же 1896 г. группа армян в 30 человек, "вооруженная револьверами и динамитными бомбами, овладела центральным банком султанского правительства - Оттоманским банком". Одновременно в различных кварталах города "неизвестные лица метали из окон бомбы, были совершены нападения на полицию и войска"(14).

При этом, как раскрывает российский историк Георгий Чочиев (со ссылкой на архивы зарубежных стран), в различных документах зафиксирована "тактика использования боевиками армянских подпольных радикальных группировок ("Хнчак", "Дашнакцутюн" и др.) черкесского костюма при совершении террористических актов против официальных османских лиц и учреждений, а также мирного мусульманского и христианского населения"(25).

В свою очередь, М. Лазарев подчеркивает, что, "не снимая вину с турецких правящих кругов и части курдской феодальной верхушки за кровавые события", нельзя не указать "на дурную услугу армянскому народу" дашнаков и членов других армянских националистических организаций, разжигавших "у него ненависть к курдскому и турецкому народам"(23).

Исторические свидетельства однозначно подтверждают сознательное ведение дашнаками этой политики. В одном из январских (1895 г.) номеров органа "Дашнакцутюн" - газеты "Дрошак" - отмечалось, что 1894 г. "стал самым успешным в нашей революционной жизни" в "качественном плане" и в аспекте "своей масштабности". Хотя картина революционной жизни того периода "вызывает озабоченность, поскольку постоянно льется кровь", в то же время "воодушевляет". Армянский историк, писатель Лео (Аракел Бабаханян) задавался вопросами, "разве без повода и причины" Абдул Гамид "приказывал убивать армян?"; "кто давал повод и кто был причиной - голытьба, спавшая у края тонира, или демагоги, которые на бумаге представляли этих бедных людей непобедимыми борцами и драли глотку", крича на каждом шагу "восстание, восстание!"?(22)

Дальнейшее развитие событий оказалось вполне прогнозируемым. Запад проявил недовольство происшедшим, но до определенного предела. Англия и Франция ограничились демаршами в адрес султана в пользу проведения "обещанных" реформ(23). Германия получила концессию на строительство Багдадской железной дороги, и права на доки порта в Хайдер-Паше. Через сочетание различных операций иностранцы высосали все богатство" из Империи. По образному выражению известного французского историка и писателя ХХ в. Жака Бенуа-Мешена, "европейский капитализм достиг зенита в этот момент и сосал кровь своей жертвы"(26).

Таким образом, Запад блестяще использовал тему "армянских реформ" в собственных интересах. "Какой дьявольский гений мог предвидеть то чудовищное предательство, - писал один из идеологов "Дашнакцутюн" Микаэл Варандян, - которое готовила по отношению к армянам конституционная и свободолюбивая Англия"(16/б).

Ф. Нансен признавал, что, "несмотря на все обещания и ожидания", европейские державы "откровенно предали армян", добиваясь от осман "новых уступок и, очевидно, вовсе не имея серьезных намерений" помочь "страдающему народу"(24). Дж. Киракосян резюмировал отсутствие со стороны Европы каких-либо шагов, "помимо пустозвонных и пустопорожних протестов", а Россия "и не думала о вмешательстве"(16/а).

В целом, позиция Петербурга была вполне естественной. Россия опасалась получить "рано или поздно" в "качестве соседа армянское государство", находящееся под влиянием "какой-либо враждебной" европейской державы(23).

Так что впереди маячил очередной всплеск «армянского вопроса».

Теймур Атаев, политолог, Азербайджан

1.См. подр.: Теймур Атаев. Из Адрианополя – в Берлин, с остановкой в Сан-Стефано

http://www.islamnews.ru/news-139178.html

2.Записка А. И. Нелидова в 1882 г. о занятии проливов

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Turk/XIX/1880-1900/Nelidov_A_I/zapiska_zanjatii_proliv_06_12_1882.htm

3.Константин Леонтьев. Наши окраины

http://az.lib.ru/l/leontxew_k_n/text_0330.shtml

4.О подоплеке его избрания см. подр.: Теймур Атаев. «Крымское» фиаско царской России

http://www.islamnews.ru/news-138969.html

5.См. подр.: Теймур Атаев. Из Адрианополя - в Берлин, с остановкой в Сан-Стефано

http://www.islamnews.ru/news-139178.html

6.Журнал совещания по вопросу об избрании армяно-григорианского патриарха-католикоса

http://lraber.asj-oa.am/3301/1/1991-3(148).pdf

7.Верт П. Глава церкви, подданный Императора: Армянский католикос на перекрестке внутренней и внешней политики империи, 1828—1914 гг.

http://faculty.unlv.edu/pwerth/Glava-tserkvi.pdf.

8.Правила об Армяно-Грегорианских церковных училищах на Кавказе

http://margarian.livejournal.com/1803.html

9.О.Б. Халидова. Развитие образования и духовной культуры армян Дагестана в XIX в.

http://topreferat.znate.ru/docs/index-14402.html?page=145

10.Знаменитые деятели ААЦ

http://armenian-church.narod.ru/simple.html

11.Католикос Всех Армян Макар I Тегуци

http://armenia.h1.ru/Churchs/Katolicos/deyateli/21.html

12.Джон Киракосян. Алексей Дживелегов и его историко-публицистическое наследие

http://www.genocide.ru/lib/kirakosyan/jivelegov/4-073.htm

13.Куцаров Петр. Воссоединение Болгарии в 1885 году и Российская империя

http://www.dissercat.com/content/vossoedinenie-bolgarii-v-1885-godu-i-rossiiskaya-imperiya

14.Дж. Киракосян. Великобритания и Армянский вопрос

http://www.genocide.ru/lib/kirakosyan-a/3.htm

15.История, структура и идеология партии "Дашнакцутюн"

http://mahada.do.am/publ/istorija/istorija_struktura_i_idealogija_partii_dashnakcutjun/2-1-0-123

16.Джон Киракосян. Младотурки перед судом истории

а/http://www.armenianhouse.org/kirakosyan/youngturks-ru/chapter01.html

б/http://www.armenianhouse.org/kirakosyan/youngturks-ru/chapter02.html

17.Арабкир. Статья из энциклопедии сайта "genocide.ru"

http://www.genocide.ru/enc/arabkir.htm

18.Ц.П.Агаян. Гнчак

http://bse.sci-lib.com/article011146.html

19.Джохк Грайр. Статья на сайте "fedayi.ru".

http://www.fedayi.ru/hrair.php

20.Павел Крусанов. Действующая модель ада. Очерки о терроризме и террористах

http://scienceport.ru/lib/Pavel-Krusanov.-Deystvuyuschaya-model-ada.-Ocherki-o-terrorizme-i-terroristah.-7697.html

21.Тер-Арутюнян Г. Исторические условия возникновения "Дашнакцутюн" и ее характеристика

http://www.ceghakron.com/pages/menu/menu4/ist.htm

22.Наира Мамиконян. Призывы к примирению.

http://www.aravot.am/2005/aravot_rus/April/19/st01.htm

23.М.С.Лазарев. Курдский вопрос (1891-1917)

http://kurdissue.narod.ru/04u.html

24.Фритьоф Нансен. Армения и Ближний Восток

http://www.armenianhouse.org/nansen/docs-ru/armenia1.html

25.Г.В.Чочиев. Северокавказские этнические группы в Восточной Анатолии: расселение и проблемы социальной адаптации (вторая половина XIX - XX в.)

http://osetia.su/stati/Sev_kav_gr.htm

26.Цит. по: Дж.В.Смит. Исторические причины терактов 11 Сентября 2001 года

http://agso.narod.ru/docs/iswne/sm1.htm


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама