RSS Контакты
Республика Армения

Армения - Иран: Курс на стратегическое партнерство

15.01.2014 | Мнения и комментарии

Отношения Армении и Ирана исторически тесно переплетены. Это были всегда больше, чем только связи двух соседних народов и их государств. Национальные идеи армян и иранцев, взгляды на своё место в культурно-историческом и геополитическом плане имеют много общего. Богатая и яркая история взаимоотношений этих народов в наши дни достигла своего пика сближения, заложена серьёзная основа для развития стратегических отношений между двумя государствами.

Краткий исторический экскурс

У живущих тысячелетиями рядом друг с другом родственных народов единые арийские корни, схожие исторические судьбы. В прошлом и настоящем армян и иранцев отчётливо представлена борьба за свою самобытность. Современные ирановеды отмечают, что армяне занимают заметное место в иранской национальной идее. Узы государств также имели тесный характер. При всём этом, история взаимоотношений Армении и Ирана (Персии) знала периоды антагонизма. С особенной силой в первые века нашей эры это проявилось в различии выбранных вероисповеданий. Но данный антагонизм никогда не приобретал необратимые формы, как это имело место, например, в армяно-турецких отношениях. Напротив, персы и их исторические преемники иранцы всегда стремились к добрососедству с армянами. Особенно на одном из наиболее сложных этапов армянской истории, когда древнейший народ Передней Азии подвергся геноциду на территории Османской Турции.

Вот основные вехи отношений Армении и Ирана в исторической ретроспективе. Время образования персидской державы и армянского государства приходится на VI век до н.э. На всём протяжении древних веков часть исторической Армении находилась под последовательным влиянием ахеменидской, затем парфянской и сасанидской Персии. В период парфянского царства между правителями Армении и Персии установились династические связи. И там, и тут правили Аршакиды. С восшествием на персидский престол Сасанидов отношения двух государств заметно обострились. Именно на данный отрезок исторического времени приходится утрата Арменией государственности: её раздел в 387 году между Византийской империей и Персией. Восточная часть Армении вначале оставалась под номинальной властью местной династии Аршакидов, а в 428 году была низведена до одной из персидских провинций. После Аварайрской битвы армян и персов в 451 году, армяне не восстановили свою государственность, но добились признания свободы вероисповедания христианства в Восточной Армении.

Последовавшие века принесли двум народом новые испытания. Арабские и монгольские нашествия, рост могущества Византийской империи совпали с распространением в Иране ислама, а в пределах исторической Армении − с образованием нескольких царств. В начале XVI века в Персии зародилась новая правящая династия – Сефевиды. Её главным противником на обширном пространстве Малой Азии, Ближнего и Среднего Востока стала Османская империя. Срединное положение Армении между двумя противоборствующими центрами силы имело самые негативные последствия для восстановления армянской государственности. В ходе нескольких войн между персами и турками армянский народ подвергся лишениям, переселению вглубь Персидской державы. В правление шаха Аббаса I (1587–1629 гг.) десятки тысяч армян из областей Малой Азии, Закавказья и северных частей Персии были выселены со своих мест проживания. Многие из них обрели новую родину, в частности, в районе Исфахана (столица сефевидской Персии). Именно с этого времени берёт начало формирование в Иране многочисленной армянской общины. Следует отметить, что при Сефевидах экономическое могущество Персии строилось во многом на торговле шёлком, и армяне занимали здесь исключительно важное место (в их руках находились торговые компании, наладившие связь с Европой).

С конца XVII века в регионе противостояния Турции и Ирана появляется новая сила. С петровских времён Россия вступает в череду многочисленных военных конфликтов за своё место на Кавказе, на пространстве между Чёрным и Каспийским морями. В результате русско-персидских войн к России по Гюлистанскому договору 1813 года отошли Бакинское, Гянджинское, Дербентское, Карабахское, Кубинское, Шекинское, Ширванское, а также часть Талышского ханства. По итогам последней войны России и Персии в 1828 году был заключён Туркманчайский мирный договор. Он закрепил за Россией Эриванское и Нахичеванское ханства.

С попаданием армян под влияние Российской империи связи двух народов не прекратились. Связующим их звеном стала армянская община Ирана. Она пользовалась уважением и во времена прозападного шахского режима Ирана, и после Исламской революции 1979 года. Ныне её численность составляет до 80 тысяч человек. Представители армянской общины Ирана заседают в парламенте страны. Особое уважение к армянам преломляется через бережное отношение иранских властей к памятникам культурно-исторического присутствия этого народа в Исламской республике. Армяне Ирана весомо представлены в экономической сфере страны, многие из них являются известными деятелями искусства и спорта. В Иране действует организация «Союз промышленников - армян Ирана», которая играет большую роль в поддержке малого и среднего бизнеса.

Армяно-иранские отношения на современном этапе

Современный период армяно-иранских отношений характеризуется усилением взаимного тяготения соседних народов и их политических руководств. Иран одним из первых признал государственную независимость Армении в декабре 1991 года. Одной декларацией признания Иран не ограничился. Он незамедлительно приступил к построению тесных политических и экономических связей с новым соседним государством. Важнейшей проверкой на прочность зарождавшихся межгосударственных связей стала военная фаза Карабахского конфликта. В период 1992-1994 годов Иран занял максимально сбалансированную позицию в противостоянии Армении и Азербайджана. Хотя миротворческие усилия Тегерана весной 1992 года не увенчались успехом, иранская сторона продолжила присутствовать в числе главных внешних сил, заинтересованных в достижении сторонами конфликта политического урегулирования на долгосрочной основе.

С момента заключения перемирия в зоне Карабахского конфликта (май 1994 года) Иран стал основным проводником идеи достижения урегулирования исключительно силами региональных государств. По формальным причинам Иран не мог стать членом Минской группы ОБСЕ, созданной в качестве международного механизма для разрешения конфликта. Исламская республика не состоит членом ОБСЕ. Но от этого реальный вес Ирана, влияющий на Карабахский конфликт, нисколько не теряет в своей важности. Один лишь факт непосредственного соседства Ирана со всеми тремя сторонами конфликта (Армения, Нагорный Карабах, Азербайджан) достаточен для понимания незаменимости его роли по многим вопросам, в том числе и по карабахской проблематике.

Армения признательна Ирану за изначально взятый им курс на сбалансированность подходов вокруг конфликта в Нагорном Карабахе. Вклад Ирана в поддержание регионального баланса выходит далеко за рамки военного противостояния Армении и Азербайджана. Взвешенная позиция высшего руководства Ирана, ни разу с 1992 года не позволившему Армении усомниться в дружественном к себе расположении, нелегко далась Исламской республике. Общественное мнение Ирана в середине 1990-х годов было в большей степени проазербайджанским в том, что касалось Карабахского конфликта. Но иранская политическая элита нашла ту «золотую середину», позволившую ей до настоящего времени пребывать в роли равноудалённой стороны с собственным взглядом на регион и отношения с Арменией и Азербайджаном. Вклад Ирана в баланс сил и интересов, который и сохраняет нынешний статус-кво в зоне Карабахского конфликта в устойчивом состоянии, всегда отличался паритетностью в отношениях с Арменией и Азербайджаном. Держать паритет в связях с двумя конфликтующими соседями – сверхсложная задача, зачастую непосильная многим региональным и глобальным державам. Впрочем, Иран смог добиться в этом вопросе значительных успехов.

Армения, в свою очередь, полностью поддерживает мирную ядерную программу Ирана, категорически выступает против любых санкций по отношению к этой стране. Более того, по мнению Еревана введенные международные и односторонние санкции играют деструктивную роль в деле поддержания мира и стабильности на Южном Кавказе, самым негативным образом сказываются на развитии армяно-иранских отношений, особенно в торгово-экономической сфере. Ереван категорически против совершенно избыточного азербайджано-израильского сотрудничества в военно-технической сфере, т.к. считает, что оно имеет ярко выраженную антииранскую и антиармянскую направленность. Ереван выступает за решение существующих вопросов в связи с ядерной программой Ирана исключительно политико-дипломатическими средствами. Именно поэтому Армения с большим воодушевлением встретила наметившееся ирано-американское и ирано-европейское сближение.

Экономика прежде всего

Иран делает основную ставку на развитие экономических связей с Арменией, не упуская из виду приоритет углубления политических контактов, доведения их до уровня двусторонней доверительности. Экономический бум в армяно-иранских отношениях стартовал с середины 2000-х годов. Основной толчок ему был дан серией совместных энергетических проектов. С первых лет обретения независимости Армения остро нуждалась в обеспечении энергетической безопасности. Помимо России, руку помощи ей в этом вопросе протянул и Иран. Ереван и Тегеран приступили к реализации совместных энергетических проектов, число которых за последние годы значительно пополнилось: строительство ГЭС на реке Аракс, третьей высоковольтной линии электропередачи Иран − Армения, нефтепродуктопровода Иран − Армения.

Отношения Армении и Ирана опираются на разветвлённую договорно-правовую базу. Достаточно активно работает армяно-иранская совместная межправительственная комиссия. После избрания в Иране нового президента, формирования в стране кабинета министров под руководством Хасана Роухани, практически одним из первых Армению посетила представительная иранская делегация во главе с министром энергетики Хамидом Читчияном. Был обсуждён ход реализации совместных энергетических проектов, в частности, строительства третьей высоковольтной линии электропередачи Иран – Армения и Мегринской ГЭС.

Товарооборот между двумя государствами за 2013 г. перешел рубеж в $380 млн. 90% из этого объёма приходится на иранский экспорт в Армению. За 2012 год этот товарооборот составлял $317,7 млн. (5,6% внешнеторгового оборота Армении). Согласно данным Организации по развитию торговли Ирана, Армения относится к числу стран, с которыми иранская сторона готова строить внешнеторговые связи в приоритетном порядке.

Политические контакты на высшем и высоком уровнях армяно-иранских отношений с середины «нулевых» годов также демонстрировали уверенный рост. В сентябре 2004 года республику посетил президент Ирана Сейед Мохаммад Хатами. Особую значимость для армянской стороны данный визит получил после посещения Хатами мемориала памяти жертвам Геноцида армян. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад трижды побывал с визитом в Армении (март и октябрь 2007-го, декабрь 2011-го). Их армянские коллеги не отставали от интенсивного графика общения двух стран на высшем уровне. Президенты Армении Левон Тер-Петросян, Роберт Кочарян и Серж Саргсян были и остаются частыми гостями Ирана. В августе 2013 года, для участия в церемонии инаугурации президента Хасана Роухани с рабочим визитом Иран посетил армянский лидер Серж Саргсян. Есть основания считать, что визит действующего иранского президента в Армению состоится уже в 2014 году.

Азербайджанский и российский факторы влияния

На общем позитивном фоне определённые проблемы между Арменией и Ираном всё же присутствуют. Их можно разделить на три условных блока. К первому можно отнести вопросы, остроту которым придаёт азербайджанский фактор влияния на развитие армяно-иранских отношений. Второй блок определяется доминирующими позициями России в армянской экономике. И, наконец, третий блок включает вопросы двустороннего свойства.

Чёткое следование Ираном линии паритетности в отношениях с Арменией и Азербайджаном не означает полное исключение проблем на этом пути. Азербайджанский фактор влияния на армяно-иранские отношения, прежде всего, выражается в более широких экономических перспективах для Ирана при развитии связей с этой прикаспийской республикой. С Азербайджаном у Ирана намного более расширенный интерес экономического сотрудничества. Хотя бы в виду того, что Азербайджан отличается нефтегазовым потенциалом, в разработке которого, наряду с западными компаниями, участвуют и иранские хозяйствующие субъекты. В числе концессионеров газового проекта «Шах-Дениз» с долей в 10% присутствует иранская компания Naftiran Intertrade (NICO). Известно, что на предыдущих этапах, принимая односторонние санкции в отношении Ирана, западные страны при этом вносили специальные оговорки в тексты своих резолюций. Целью данных оговорок было выведение предназначенного для поставок с месторождения Азербайджана «Шах-Дениз» в Европу и Турцию газа из-под режима санкций. Можно также вспомнить сообщения мировых СМИ об имевших место консультациях между США и ЕС для того, чтобы санкции, применяемые в отношении иранских компаний, не распространялись на проект «Шах-Дениз». Об этом, в частности, в январе 2012 года писал Wall Street Journal. В условиях разворачивающейся «оттепели» в отношениях Ирана с Западом повышаются перспективы участия иранского капитала в разработке азербайджанских месторождений.

В транспортной сфере отношений Ирана и Азербайджана наблюдается бóльшая определённость, если сравнивать со схожими проектами между Арменией и Ираном, о которых будет сказано ниже. Вопрос строительства железнодорожной магистрали Казвин – Решт – Астара в последнее время демонстрирует новый прилив активности. Интересам Ирана также отвечает строительство к югу от Баку нового морского торгового порта (в посёлке Алят, в 65 км от столицы Азербайджана). С учётом собственной программы повышения грузопотока через иранские порты на Каспии, перед Тегераном открываются новые возможности в торговле с северным соседом. А также появляются дополнительные опции в выходе на внешние рынки с использованием транспортной инфраструктуры Азербайджана. Вместе с тем, потенциал ирано-азербайджанских связей остаётся нераскрытым. Одна из главных причин – неустойчивый политический климат в отношениях Тегерана и Баку. Показательно, что если в 2007 году объём торгово-экономического оборота между Ираном и Азербайджаном составлял $539 млн., то в 2012 году он претерпел двукратный спад − до $263 млн.

Российский фактор на отдельных этапах армяно-иранских отношений после 1990 года оказывал на них значительное влияние. Тесные связи стратегического партнёрства между Россией и Арменией, состояние двух стран в одном военно-политическом блоке придавали Ирану дополнительную уверенность в таком важном для него вопросе, как сдерживание НАТО от приближения к северным границам Исламской республики. 102-я российская военная база в Армении продолжает своё функционирование на новой договорной основе, закреплённой Москвой и Ереваном в августе 2010 года. Наращиваемое из года в год военно-техническое сотрудничество России с Арменией также представляет для Ирана большой интерес. Создание в соседней стране сертифицированных центров и совместных предприятий по ремонту и техническому обслуживанию вооружений и военной техники российского производства может сыграть свою роль в развитии военно-технических связей между Россией и Ираном.

Под экономическим углом зрения на связи в треугольнике «Иран – Армения – Россия» в прошлые годы наружу выступали определённые проблемы. Среди них выделялся вопрос обеспечения Армении альтернативным источником природного газа. В условиях продолжающейся блокады Армении со стороны Азербайджана и закрытости сухопутного участка армяно-турецкой границы такой альтернативой российскому «голубому топливу» мог быть только иранский газ. Однако, стартовавший в марте 2007 года проект поставок в Армению газа из Ирана до сих пор не вышел за рамки бартерной схемы обмена: из расчёта 1 кубометра иранского природного газа взамен кВт∕ч армянской электроэнергии. Весь иранский газ по связавшему две страны трубопроводу поступает на Ереванскую ТЭС, на которой вырабатывается электроэнергия для нужд южного соседа. В 2012 году в Армению поступило 488,3 млн. куб. м иранского газа.

Следует отметить, что решающую роль в усечённости армяно-иранского сотрудничества по газу сыграли доминирующие позиции российского «Газпрома» на внутреннем рынке Армении. Россия весьма прохладно отнеслась к возможности некой конкуренции себе со стороны иранских партнёров. После доведения «Газпромом» своей доли во владении армянской газотранспортной системы до 100% (это произошло по итогам недавнего визита президента России в республику 2 декабря 2013 года) перспективы расширения сотрудничества Армении и Ирана по газу ещё больше сузились. Но и в этих стеснённых рамках Ереван и Тегеран находят возможности для планирования новых и расширения старых проектов. Иранская сторона выразила готовность поставлять в Армению больший объём газа в обмен на соответствующий рост поставок электроэнергии с армянских электростанций.

Железная дорога: больше вопросов, чем ответов

Заслуживают рассмотрения отдельные проблемы в армяно-иранских отношениях, для решения которых необходимы совместные усилия Тегерана и Еревана. Здесь стоит обратить внимание на остающуюся пока лишь проектом железную дорогу Иран – Армения. Её строительство требует больших инвестиций, обеспечить которые своими силами Армении крайне затруднительно. Есть надежды на привлечение кредитных средств Китая и Азиатского банка развития. Россия заняла сдержанную позицию в отношении этого проекта, объясняя свой подход большими сомнениями в его окупаемости в виду внушительных затрат на строительство магистрали и малые объёмы предполагаемого грузопотока по ней. Иран гарантирует постройку только своей части дороги − 60-километровый отрезок до границы с Арменией.

Перспективы роста

По всей видимости, отношения Армении и Ирана ждёт светлое будущее. Главное, рационально распорядиться имеющимся потенциалом роста политических связей и экономического сотрудничества, направить их во взаимовыгодное русло. Одним из таких направлений, востребованность которого будет только расти с ирано-американским и ирано-западным сближением, может стать привлечение армянского лобби в США, Европе и в других странах мира к продвижению совместных проектов Армении и Ирана. К примеру, ныне армянское лобби на Капитолийском холме 95% своей энергии и ресурсов уделяет вопросу признания Геноцида армян. Остающиеся 5% оно посвящает продвижению в вашингтонских коридорах власти армянской позиции по Карабахскому конфликту. Объективный взгляд указывает, что армянское лобби в США не вовлечено в практику отстаивания армяно-иранского партнёрства. Между тем, их роль в качестве связующего звена между армянской диаспорой Ирана и группой американских конгрессменов, поддерживающих самые тёплые отношения с Арменией, смотрится весьма востребованной в нынешней ситуации. Мог бы сформироваться интересный канал связи и доверительного обмена мнениями.

*******************

Армяно-иранские отношения прошли проверку временем, показали свою устойчивость и стремление к развитию за последние 20 лет. На пути партнёрства Армении и Ирана было много светлых страниц, но, периодически вставали объективные трудности. Одними из наиболее сложных в этом отношении стали годы войны в зоне Карабахского конфликта. Армения и Иран довольно успешно преодолели сложные этапы становления устойчивых межгосударственных связей. Впереди огромная работа по укреплению политического доверия и создания качественно новой экономической базы в двусторонних отношениях. И нет ни малейшего сомнения в том, что работа на этих направлениях будет вестись сторонами искренне и с полной отдачей, так как расширение и углубление отношений отвечает интересам обоих государств.

Вячеслав Михайлов,
Специально для Иран.ру


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама