RSS Контакты
Анвармирзо Хусаинов

Бриллиант несравненного достоинства, - мотивы произведения Алишера Навои

03.02.2016

«Мольба к Богу» – это исповедь, покаяние и мольба Алишера Навои, а для читателей, встающих на путь суфизма – дорожная карта восхождения к человеческому совершенствованию.  Его святость Джалаледдин Руми, да будет доволен им Аллах, примером всей своей жизни, мудрости и несравненной образности своих бессмертныхтворений проложил мостовую дорогу для тех, кто встаёт на путь становления совершенной личности.

            Этой дорогой следовал и Навои. 

Опираясь на силу духа и бесценную помощьсвоих духовных учителей Фаридаддина Аттара, Джалаледдина Руми, Абдурахмана Джами и Бахауддина Накшбанда, да смилостивится над ними всеми Аллах,Навои сам стал нравственно совершенной личностью и воспел победы и лишения, драмы и трагедии совершенного человека в  несовершенном мире.

            Руми и Навои едины в своём видении лучшего будущего в развитии человечества. Это – суфийский путь самосовершенствования личности с упованием на милость Аллаха, Всевидящего, Предопределяющего и Изменяющего судьбы Своих созданий по Своему Божественному усмотрению.

            Во все века и времена суфии пытались указать людям прямой путь к Богу, без посредников – представителей официального духовенства. Главной идеей, лейтмотивом гениального произведения Алишера Навои «Мольбак Богу»тожеявляется призыв к прямому пути Аллаха.

            Следуя мысли Пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и да приветствует, который говорил:

 

            «Я послан к человечеству, как дар Аллаха, для содействия улучшения нравов»

 

            суфии считали целью своего учения нравственное улучшение человека, а не создание массовых организаций, участвующих в политической жизни стран и народов. Эта политическая неангажированность, а также глубокая терпимость учения, допускающего любой искренний путьк Богу, привлекала к нему интеллектуалов исламского возрождения средневековья. Среди них были не только учёные и поэты, мыслители и богословы, но и представители многих других сословий.

            Вслед за своим учителем и другом Абдурахманом Джами членом ордена Накшбандийа стал и Навои, что позволило ему преодолеть тесные рамки национальных и конфессиональных предубеждений и догматов. Мысль Навои летит выше идей и установлений своего времени, Он – поэт и мыслитель, воспевший во времена бесчисленных феодальных войн на почве межнациональных конфликтов песнь о веротерпимости, толерантностиисправедливости, как высшей ценности жизни, способной объединить мир. В поэме: «Стена Искандара» поэт утверждает:

 

            Знай, справедливость выше славных битв,

            и выше догм, религий и молитв.

            Пока земля стоит и небосвод

            любой пусть благоденствуетнарод! [1]

 

            Если мысль жива – жив и человек, высказавший эту мысль. Навои востребован 21 веком. Лучший пример сказанному его «Мольба к Богу». В этом небольшом по объёму, но безграничном по содержанию и смыслу гениальном произведении, мы видим истинную суть Навои – суфия. Поэт сумел раскрыть в нём смысл создания Всевышним Аллахом человека, его предназначения на земле, показал волнующую историю вознесения его и падения, описал трудный путь восхождения к Истине через личныестрадания и переживания. Герой Навои осознаёт тяжесть совершённыхим и человечеством грехов,  мужественно открывает «чёрную правду» своего сердца в самобичующем покаянии в надежде на прощение Создателя.

            Во все века суфии играли выдающуюся роль в истории. В средневековье усилиями имама Газали, непререкаемого учёного и проповедника ислама, заслужившего звание «Довод ислама», суфии добились легитимности в обществе. Их признали составной частью исламской религии.

            Историки до сих пор не задались вопросом: «Каким образом  великий полководец и создатель империи Мавераннахра Амир Тимур сумел мобилизовать в свою армию сотни тысяч воинов, не страшащихся смерти?» В этом и заключается историческая заслуга суфиев. Суфийские шайхи и их муриды за короткий период, вобравший всего лишь тридцать-сорок лет, смогли своим просветительством вытравить страх из сердец людей, признававших своё рабство под гнётом насилия и жестокости монгольских варваров и нищенского, бессмысленного  существования.

            Чингизские орды безбожников и варваров учиняли настоящий геноцид над мусульманскими народами, безжалостно уничтожая не только народы, но и их мечети, священные книги и носителей духовности и просвещения.

            Достоверно известно, что Тимур отличался глубокой  набожностью. История свидетельствует, что ещё в юношеские годы он, побуждаемый своей матерью Тегина-бегим, дочерью министра по делам религий Бухары Алима Хаджи, наизусть знал Коран. Источником мудрости и вдохновения для него служили сунна – жизнь, деяния и наставления Пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и да приветствует, бережно собранные имамами аль-Бухари, ат-Термизи и Муслимом.

            И в молодые и зрелые годы Тимур искал и находил себе духовных наставников из числа суфийских шайхов. Особое место в его жизни занимал шайх братства Накшбандийа Сайид Мир Кулал, да будет доволен им Аллах. Именно он предсказанием о великом будущем вдохновил молодого Тимура на дерзновенные свершения. Рассказывают, что став властелином Мавераннахра, Тимур предложил шайху Сайиду Мир Кулалу или одному из его сыновей занять должность правителя Бухары или принять от него в дар золотые подношения, на что святой отвечал: «Мы, суфии, трудимся во благо Аллаха и вознаграждения ждём только лишь от Него».

             Бессмертным героем ислама и всего человечества стал суфийский шайх Сайид Барака – один из прямых наставников Тимура. В 1395 году на берегу реки Волги в решающем сражении Тимура с монгольским ханом Тохтамышем, превосходящие по численности войска неприятеля, в который входили армии и литовского великого князя Витовта, и рыцари германского тевтонского ордена потерпели сокрушительное поражение. Это сражение стало началом конца монгольской империи, так как именно в этом бою был окончательно сломлен хребет до этого не знающей поражений монгольской орды. Вслед за этим Тимур покорил столицы монгольского государства – Золотую и Белую Орду, изгнал монголов из завоёванных ими стран и освободил Евразийское пространство государств от двухвекового монгольского ига.   

            В том знаменитом сражении имела место ситуация, когда чаша весов начала склоняться в сторону Тохтамыша. Находившийся в гуще сражения Тимур, сбитый вражеским воином с коня, оказался на земле, но продолжал сражаться. В это решающее мгновение войны настоящий воинский подвиг совершил шайх Сайид Барака. Как описывается в романе Сергея Бородина «Звёзды над Самаркандом» и отмечается во многих исторических документах, шайх наполнил подол своего белоснежного халата  камнями из-под ног, вскочил на арбу и оттуда, громко взывая: «Аллаху Акбар! Яв качты» (Аллах велик! Враг бежит!), стал бросать в их сторону камни. Воодушевлённые героическим поступком своего духовного наставника, воины громогласно подхватили его призыв и перешли в решающее наступление, которое ознаменовалось тем, что трёхсоттысячная армия Тохтамыша дрогнула и в считанные часы была сброшена в Волгу и окончательно уничтожена.

            После одержанной триумфальной победы встал вопрос о вознаграждении шайха Сайида Барака. Зная о том, что суфии не нуждаются в мирских богатствах и наградах, Тимур объявил о своей воле – похоронить себя у ног Сайида Барака.

Сегодня мы имеем честь возносить молитвы в Самарканде об упокоении душ Сайида Барака и лежащего у его ног великого освободителя Амира Тимура в величественном мавзолее «Гури Амир».

            Венцом цивилизации тимуридов, своими победами над тёмными силами монголов и турецкого султана Баязида, представлявших смертельную угрозу самому существованию европейских государств и народов, стали великий учёный и внук Тимура Улугбек и гениальный поэт Алишер Навои.

Он был многогранной личностью.

Людей с такой интересной биографией и достижениями в жизни очень мало в истории человечества. Всевышний Аллах наделил Алишера Навои яркой судьбой, полной счастья и надежд, великих достижений в мирских делах и в постижении «тайного и явного».

            Свершениям Навои способствовала его избранность Всевышним. С раннего детства и до конца своей жизни он был верным другом султана Хусейна Байкара, властителя Хорасанского государства. Султан Хусейн возвёл своего друга до самых высоких постов в своём государстве, где Навои был визирем, главным советником, держателем печати султанского двора. Но главное, Алишер был другом султана Хусейна, поэта, тонкого знатока и восторженного почитателя таланта Навои, что позволяло поэту проявлять себя свободной личностью в подлинном понимании этого слова.

            Удивительны пределы терпимости султана Байкара к безграничному вольнодумию и страстной, уничижительной критике основ государственного устройства, политики, коррупции, безнравственности чиновников и духовенства со стороны Навои.

            Два примера из жизни Навои. Шах Бабур в своей книге «Бабурнаме» пишет: «Навои был необычным государственным чиновником, он был очень богат и не состоял на жалованье у султана. Более того, в трудные времена помогал государю деньгами».

            Прекрасной страницей в книге мировой истории является своеобразное состязание Навои и султана в благотворительности. На свои средства Навои построил и содержал более девяносто социально-духовно и культурно значимых объектов: мечети, медресе, школы, больницы, караван-сараи, общественные бани, суфийские ханака,  мосты, арыки и каналы. В щедрости благотворительности он превзошёл самого султана, - гласит народное предание, подтверждённое историками, современниками Навои.

            Мало встречающаяся в истории долгая и плодотворная дружба между султаном и поэтом, о чём мечтали многие поэты и учёные, имеет и такую золотую страницу. В первые дни царства Хусейн Байкара и Навои заключили дружеский договор о том, что по любому вопросу Алишер имеет право обратиться к Хусейну до девяти раз. При этом если просьба не удовлетворяется, Навои становится свободен в выборе решения. История свидетельствует о том, что только единственный раз Навои встретил девятикратный отказ от султана. Просьба эта заключалась в осуществлении заветного желания Навои совершить хадж в Мекку и Мадину. Получив в девятый раз отказ в своей просьбе, Навои направил из города Мерва, где он находился, письмо султану в Герат. В послании он поставил в известность сановного своего друга о том, что по условиям договора между ними отправляется в паломничество без согласия правителя.

            Потрясающим по содержанию и смыслу является мгновенный ответ султана. Приводим почти дословно содержание письма султана. «Если мой гонец доставит вам моё письмо в пределах государства, воспринимайте его как мой приказ верноподданному сановнику незамедлительно вернуться в Герат».  

Далее султан признаётся в своей любви и безграничном уважении к Навои, умоляет его отказаться от своего возвышенного намерения во имя интересов безопасности государства, мира и спокойствия народа. Султан приводит следующие доводы: «…без Навои в государстве нет и не будет мира, возможны войны, где может пролиться кровь».

            «Далёкие дороги к святыням ислама, - продолжает султан в письме, - опасны для жизни и здоровья пилигрима. Алишер, я прекрасно вас знаю. Если вы достигнете гробницы любимого Пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и да приветствует, то уже никакая сила на земле не остановит вас от того, чтобы вы до конца вашей драгоценной жизни оставались там, ежедневно и ежечасно посвящая себя подметанию этого святого ристалища…

            Дорогой Алишер, вы и без посещения святынь ислама – святой человек, ибо ежедневно совершаете столько богоугодных дел, каждый из которых достоин вознаграждения от Аллаха, как за совершённый хадж».       

            Гонец султана доставил письмо-указ государя в руки Навои в иранском порту Бандар-Аббас в ту самую минуту, когда корабль с поэтом отплывал в Джидду. Доводы и просьбы государя убедили Навои вернуться в Герат.

            На примере коранического пленительного повествования о  пророке Йусуфе, мир ему, и изучения истории жизни великих людей нам открывается истина о том, что Аллах самыми яркими красками рисует портреты избранных Им в друзья личностей, наделяет их яркой и неповторимой судьбой, богатой событиями и достижениями.

Несколько новелл из биографии Навои свидетельствуют о богоизбранности поэта-суфия. В 1454 году Божьей волей в Герат на встречу с Навои переселяется из Нишапура великий суфий и гениальный поэт Абдурахман Джами.            Много ли в истории найдётся примеров, когда в одном городе и в одно время длительно пребывали одновременно двое святых людей и они же два гениальных поэта и мыслителя?

            Городу Герату несказанно повезло тем, что в нём в 1441 году родился Алишер Навои и там же в золотые годы хорасанского государства под сенью цивилизованной власти султана Байкары жили, уважая и любя друг друга, и создавая в творческом состязании шедевры мировой литературы – Джами и Навои, да будет доволен ими Аллах. 

            Недоступный для близкого общения даже для правителей святой шайх и великий поэт Джами одним из первых открыл святость и гениальность Навои. Их продолжительные беседы и дискуссии на духовные и литературные темы стали легендами ещё при жизни поэтов. Любовь и восхищение друг другом были неисчерпаемым источником вдохновения, озарения и духовных откровений. Вот что пишет Навои о Джами в начале своей поэмы «Фархад и Ширин»:

           

            Хосров и Низами – слоны, но нам

            предстал Джами, подобный ста слонам…

            … Он чашу неба выпил бы до дна,

            будь чашею познания она.

            Плод, в духе утопив, Джами велик, -

            скажи, что он великий материк.

            Нет, целый мир он! Но как вообразить,

            что точка может мир в себе носить. [2]

 

            Навои – визирь государства, многие годы был наставником, покровителем и меценатом сотен талантливых поэтов, художников и музыкантов. При просвещённом султане Байкаре и его визире Навои Герат стал культурной и интеллектуальной столицей Востока. Меценат Навои стоял у истоков создания гератской школы восточной миниатюры под руководством гениального художника Камалиддина Бекзада.

            Признанный учёный-теоретик музыки Навои многое сделал для развития гератской-бухарской школы «Шашмакома» – звёздного явления мировой музыкальной культуры, существующей и сегодня, как живая традиция народного творчества.   

            Власть и моральный авторитет Навои позволяли ему быть гарантом защищённости и благополучия художников и музыкантов от нападок ортодоксальных священнослужителей.

            Теоретик и историк суфизма аль-Худжвири из Газны в XIвеке в своей книге: «Раскрытие скрытого за завесой» приоткрыл частицу тайны суфийского учения. Шайх предрекал, что на земле во все времена жили и будут жить несколько тысяч «тайных суфиев», причём многие из них даже не будут догадываться ни о совершенстве своего духовного состояния, ни о существовании других избранников в это же самое время. Именно эти личности с большой буквы придают по воле Аллаха истории человечества просвещённую, гуманитарную направленность в сторону Истины.

            Путь к своей мистической цели человек должен проходить с Учителем и тогда он, возможно, будет более лёгким, приятным и скорым. Этот же путь может быть пройден самостоятельно, но он будет более долгим и трудным, и легко может завести в тупик, хотя великие суфийские учителя прошлого Ибн Араби, Аттар, Руми, Джами, Навои и Накшбанд и многие другие оставили на нём свои тайные знаки и наставления идущим вослед.

            Ярким примером такого трудного пути к пониманию и восприятию суфийских ценностей является путь Льва Толстого, который во всех деталях можно проследить по его дневниковым записям и письмам. События жизни Толстого в 1909-1910 годах свидетельствуют о том, что он достиг определённой цели, хотя в полной мере насладиться достигнутым им совершенным состоянием и воссоздать его в своих творениях у него уже не оставалось времени и сил. Он оставил людям подробнейшие описания и детальный анализ своих духовных поисков, ошибок, сомнений и колебаний на этом пути, чтобы идущие вослед их не повторяли. Это обеспечило ему достойное место среди великих Учителей человечества.

            Поражает убедительная искренность и скромность Навои в выражении его любви к Пророку Мухаммаду, да благословит его Аллах и да приветствует. Главным героем своей исповеди поэт определил не себя, а святого Пророка. Для Навои он несравненный пример личности совершенной нравственности, культуры, гуманности, достойный подражания и ежедневной благодарности каждым, называющим себя верующим человеком, приверженцем ценностей общечеловеческой культуры. На покровительство любимца Аллаха в Судный день  надежда Навои на спасение от мучений ада.

 

            Окончившие жизненный свой путь,

            и те, кому лишь предстоит взглянуть

 

            на этот мир – нуждаются в Пророке.

            В тот час, когда мы будем одиноки,

 

            беспомощны и слабы в день Суда –

            за нас Пророк заступится тогда.

 

            Он за людей пред Богом поручится

            и свет надежды озарит нам лица.

 

            Устойчивым смирением своего покаяния и прощения в «Мольбе к Богу» Навои поднялся до уровня понимания и проявления в полной мере своей высокой миссии учителя человечества.  

Книга «Мольба к Богу» – это исповедь, влюблённого в Господа суфия, это духовные его переживания и пристальное вглядывание в себя человека, прослеживающего шаг за шагом свои деяния и поступки, совершённые им в жизни. Это путешествие духа во времени жизненного пространства, его мучения и страдания, борения на пути к совершенствованию своей нравственной сути.

            Стоящая в первом ряду шедевров мировой литературы, эта небольшая по объёму книга, вобрала в себя весь спектр человеческих переживаний на пути к Аллаху.

            Это книга о Человеке, о его смирении, ибо тот, кто хочет возвыситься, должен проявить смирение перед Господом. Тот, кто хочет стать праведным, должен воспитать в себе черты благородства и щедрости.

Другого пути к Богу нет.  

            Так говорят суфии.

            И так говорит в гениальном, полном сострадания к человечеству поэтическом повествовании Алишер Навои, да смилостивится над ним Аллах. Без сомнения, «Мольба к Богу» –  бриллиант несравненного достоинства в сокровищнице суфийской мысли и мировой литературы.

 

 

Анвармирзо Хусаинов,

навоивед.

             

 

 



[1] Перевод

[2] Перевод 


URL:
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама