RSS Контакты
Азербайджанская Республика

Кавказское ответвление "Греческого проекта" Екатерины II

29.01.2013 | Ислам: прошлое и настоящее

Часть I. "Османский" интерес России. 

Последняя треть XVIII века характеризовалась становлением национальных государств в Европе: Германии, Австро-Венгрии, Италии. Как и Россия, они желали отрезать в свою пользу лакомые кусочки Османской империи, представлявшей из себя, по красивому определению Фридриха Энгельса, "обломки прежнего величия"(1).

Европейские державы устремились, прежде всего, в направление Балкан. С вожделением смотрел в эту сторону и усилившийся  Петербург, параллельно планировавший проникновение на Кавказ и стремившийся укрепиться на Черном море. Заполучив, в результате русско-османской войны 1735-1739 гг.  Запорожье и Азов, Россия по Белградскому мирному договору не имела права на укрепления у Азова. Петербургу запрещалось держать военный флот на Азовском и Черном морях. Торговать с Османской империей русские могли только с использованием султанских кораблей. Задача выхода к Черному морю оставалась актуальной.

К тому времени Османская империя контролировала (в т.ч.) и значительную часть Южного Кавказа: западную Грузию и большую часть Армении. Восточная Грузия (Картли, Кахети), Эриванское ханство, Ширван и Карабах находились под контролем Сефевидского Ирана. Османы намеревались усилиться в Причерноморье, на всем Кавказе и на Каспии. Посему русско-османская война 1768-1774 гг., в которой на стороне русских выступили Картли-Кахетинское и Имеретинское царства, была одной из важнейших в череде российско-османских столкновений. Не случайно, в ее преддверии (начало 1768 г.) появился указ Екатерины II о создании под  председательством самой императрицы Совета, на который были возложены задачи подготовки и ведения войны или, как говорилось в документе, дабы "ничего не было упущено к обороне и безопасности государства, тоже и к военным действиям"(2).

В январе 1769 г. появился «Манифест к славянским народам Балканского полуострова», обвинявшей Порту, находящуюся в "обыкновенной злобе" к "православной церкви нашей", в инициировании военных действий. Документ, "по ревности ко православному нашему христианскому закону и по сожалению к страждущим в Турецком порабощении единоверным нам народам", призвал балканские народы "воспользоваться" войной для свержения "ига и ко приведению себя по прежнему в независимость"(3).

Проживавшее в этом регионе население в абсолютном большинстве являлось греко-православного вероисповедания. Поэтому "стоило лишь России объявить о своем призвании защищать угнетенную православную церковь и порабощенное славянство", как "почва для завоеваний - под маской освобождения - была уже здесь подготовлена"(1). В Черногории, Албании, Боснии, Герцеговине и Македонии без особых проволочек инициировались антиосманские восстания . В начале 1770-х гг. русские войска овладели причерноморскими Кафой (Феодосия) и Гезлевом (Евпатория). Естественно, данный ход событий не мог не вызвать опасений Австро-Венгрии и Пруссии, и, в качестве промежуточного хода к глобальным геополитическим шагам, в 1772 г. произошел трехсторонний раздел Польши (Речи Посполитой). Австрия получила Галицию, Пруссия - Поморье и часть Великой Польши, Россия - Восточную Беларусь.

Переселение христиан Крыма

В конце 1772 г. Петербург заключил договор с крымским ханом Сахиб-Гиреем, по которому Крым объявлялся независимым от Османской империи и переходил  под покровительство России. Подписанный же в 1774 г. между русскими и османами Кючук-Кайнарджийский договор объвил "все татарские народы", в т.ч. крымские, кубанские и др.,  "совершенно независимыми от всякой посторонней власти", с пребыванием "под самодержавной властью собственного их хана". Т.е. Крымское ханство становилось независимым, с допущением "в духовных обрядах, как единоверные с мусульманами", сообразоваться "правилам, законом их предписанным". Крепости Керчь, Еникале, Кинбурн со степью между Бугом и Днепром, Азов и Кабарда переходили к России.  Договор открыл прямой выход из России в Черное и Мраморное моря для торговых судов подданных. При этом султанский режим гарантировал "твердую защиту христианскому закону и церквам оного", позволяя "воздвигнуть" в Константинополе православную ("греко-российского исповедания") церковь, не могущую быть подвергнутой "никакому притеснению или оскорблению".

Кроме того, документ, фиксируя возвращение Россией Османской империи всей Бессарабии, крепости Бендер, Волошского и Молдавского княжеств, обязывал султана не препятствовать "совершенно свободному" исповеданию тамошними жителями "христианского закона" и строительству новых церквей(4). Независимость Крыма открыла новую страницу в вопросе российской политики расселения христианского населения вокруг Кавказа. На этот раз – при помощи вывода крымских христиан с насиженных мест. Конечно, процесс не мог бы пройти безболезненно, если бы на крымском престоле был защитник интересов населения. Однако, с 1777 г. ханство возглавил ставленник Петербурга хан Шагин-Гирей(5), и российскому императорскому двору не составило труда мягко решать необходимые политико-демографические вопросы. Благо региональный конфессиональный фактор был под российским контролем. "Глас народа", необходимый для обоснования российских действий в регионе, благодаря  митрополиту Готфейско-Кефайской кафедры в Тавриде Игнатию. Благодаря ему, согласно опубликованным русским историком (секретарь Российской АН с 1893 г.) Николаем Дубровиным документам того периода, летом 1778 г. "все общество крымских христиан, греческого, армянского и католического законов" озвучила просьбу к Екатерине II о дозволении им переселяться "в христианскую державу" для получения "свободы" от "ига варварского"(6/а).

И современные эксперты отмечают, что "в тяжелые дни страданий крымских греков под игом жестокого агарянского нечестия", подведших к угрозе "уничтожения за исповедание веры Христовой", Игнатий "вернул им право на жизнь", избавив "от рук мусульманских правителей"(7). По словам директора Российского института стратегических исследований (РИСИ) Леонида Решетникова, "сотворенный" митрополитом "духовный и гражданский подвиг", направленный на избавление греческого народа "от турецко-татарского ига", "спасал православную веру"(8). Тем самым, Игнатий, по этой версии,"вывел из татарского духовного плена более 30 тысяч православных греков, армян и грузин", что позволило им  "свободно исповедовать" веру и сохранить культуру "под покровительством православной Российской империи"(9).

Однако, далеко не все так однозначно с вышеотмеченными "обоснованиями". Как отмечает профессор Евгений Анимица, выведение христиан из Крымского ханства определялось "геополитическими, стратегическими и экономическими интересами и соображениями царской России". По результатам Кючук-Кайнаджирского мира территория России расширилась к югу, "где население было крайне малочисленным", а страна не обладала "необходимыми людскими ресурсами" для ее заселения. Подавляющая часть населения была закрепощена и не могла мигрировать в другие российские регионы. Но, преследуя цель скорейшего заселения новых краев, царское правительство стало использовать политику освоения новых земель через привлечение «колонистов»(10). Еще в 1762 г., в расчете на перспективу, Екатерина II подготовила манифест «О позволении иностранцам, кроме жидов, выходить и селиться в России и о свободном возвращении в свое отечество русских людей, бежавших за границу», "наиторжественнейшим образом" обещавшим переселенцам монаршью "милость и благоволение"(11).

В последующие годы права "колонистов" расширились, вплоть до появления указа о раздаче им казенных земель я освоения. Это заинтересовало, прежде всего, немцев Эльзаса, Восточной Пруссии и других регионов. В этом контексте, как пишет Е. Анимица, можно рассматривать и ракурс политики Петербурга по переселению христиан Крыма в Приазовье и на прилегающие территории. Правда, он выделяет некоторые нюансы. В Крыму "функционировала" духовная власть османов. В тоже время ориентированность производства и внешней торговли Крымского ханства на Османскую империю делало эту территорию зависимой от султанского режима. А ремесленное производство, торговля, хлебопашество, "составлявшие главные откупные статьи доходов, находились в руках греков, а также армян". Поэтому "выход христиан из Крыма основательно подрывал экономику ханства", лишая казны "основных поступлений". По выражению профессора, покидая регион и присоединяясь "к потоку иностранцев", заселяющих и "хозяйственно осваивающих пустующие южные губернии страны", крымские христиане   "уносили с собой и всю крымскую экономику". Их переселение было возведено в России "в ранг государственной политики"(10).

В свою очередь, украинский журналист Анатолий Герасимчук убежден, что, параллельно подрыву "экономики ханства", центром  осуществлялось "заселение земель Запорожской Сечи - вместо выселяемых на Кубань и ушедших за Дунай казаков"(12). Ведь манифестом Екатерины II 1775 г. Запорожская Сечь была уничтожена и причислена к Новороссийской губернии: "Нетъ теперь более Сечи Запорожской въ политическомъ ея уродстве, следовательно же и Козаковъ сего имени"(13). Позже императрица признавала, что "сеча, уничтоженная манифестом, не оставила по себе ушам приятное прозвание"(14). Однако, по словам А. Герасимчука, факт переселения крымских христиан обосновывался "просвещенной Европе" (в т.ч.) доведением до нее информации о жестокости "мусульманского населения Крыма по отношению к православным народам". А происходящее преподносилось в качестве благородной миссии "по спасению христиан" от "магометанского ига" и "убережения их" от "мстивого ятагана"(12).

Расширение христианского пояса вокруг Кавказа

Популярная ростовская журналистка, называя крымский полуостров всегда "лакомым кусочком" для России, отмечает, что в конце 1770-х у Петербурга появилась возможность "взять желаемую Тавриду без единого выстрела". И екатерининские политики ловко разыграли "эту партию - подрыв экономики ханства путем выселения из Крыма всех христиан под предлогом защиты единоверцев". Однако, по ее словам, "армяне (а с ними греки, грузины, валахи)" не хотели покидать этот благодатный край, где в течение нескольких веков они жили рядом с татарами. "Веры у этих народов были разные, но все эти годы как-то удавалось им мирно уживаться". Разделить жителей Крыма по конфессиональному принципу оказалось не сложно, т.к. "денег на подкупы" «выразителей общественного мнения» было отпущено достаточно. По данным исследователя, "Шагин Гирей, стоящий тогда во главе Крымского ханства, получил за свое молчаливое согласие от екатерининских эмиссаров 50 тысяч рублей, каталикос армян Маргосян - 2820, митрополит греков Игнатий – 6500". Не пожалели денег "и на распространение слухов" о намерении мусульман "вырезать живущих в мире и согласии с ними христиан-соседей"(15).

Таким образом, в переселении явно просматривается политическая подоплека. Как видится, армянская составляющая в этом пасьянсе была направлена на создание христианского пояса вокруг Кавказа(16). Еще рескрипте Екатерины II весной 1778г. генерал-фельдмаршалу графу Румянцеву-Задунайскому повелевалось "живущих в Крыму греков, армян и грузин, кои добровольно согласятся прибегнуть под покров наш и пожелают поселиться в Новороссийской и Азовской губерниях", принимать "со всею ласкою и всепомоществованием" ("довольствуя во время пути провиантом").

Указом императрицы "новороссийскому, азовскому и астраханскому губернатору князю Григорию Потемкину" надлежало снабдить переселенцев "достаточным числом земли" и "нужными к заведению домостроительства их пособиями"(6/б). В письмах "центра" на места призывалось обнадеживать изъявлявших желание на переезд нахождения ими, "подъ покровом ея императорского величества", спокойнейшей жизни и возможного благоденствия(6/в). Вслед за тем констатировалось закрепление за переселенцами в течение первых десяти лет льгот, освобождение их от "всяких податей и поборов", с указанием местным правителям "всем снабдить", во всем "охранять" приезжающих, не давая места никакому "их обременению"(6/г). 

Греческая часть населения начала переселяться в Мариупольский уезд, где для них была учреждена особая епархия «готфейская и кафайская» (Мариупольский греческий округ). В свою очередь, 12600 крымских армян были расселены на юге России. Покинув в 1778 г. край, неподалеку от крепости св. Дмитрия Ростовского (в границах современного Ростова-на-Дону) они основали город Новая Нахичевань. В окрестностях появилось несколько армянских селений(17).  Так мусульманский Кавказ начал "обрамляться" христианской оболочкой с северной стороны. Особую значимость приобретала армянская церковь. Начали вырисовываться контуры  официальных отношений Эчмиадзинского патриаршего престола всех армян с русским правительством. Еще в 1770 г. Екатерина II распространила власть Эчмиадзина (принадлежавшего тогда Персии) на все армянские церкви на территории России. В том же году императрица положительно отреагировала на прошение общины допустить открытие армянских церквей. Им было дозволено строить Дома Божьи в Петербурге и Москве, с разрешением "отвести от полиции способные места"(18). В 1773 г. католикос Симеон учредил Российскую епархию Армянской апостольской церкви. 

"Греческий проект" Петербурга как шаг к осуществлению идеи "Москва - Третий Рим"

Ряд исследователей факт переселения греков считают частью особого отношения Екатерины II к т.н. "греческому вопросу", а именно к его православной составляющей. Общеизвестна тяга императрицы к "Греческому проекту", подразумевавшего разделение   османских территорий в Европе на два государства: Дакию (Молдова, Румыния, северная часть Болгарии) и Греческую империю (воссозданная Византия с константинопольским престолом), включавшую Грецию, южную Болгарию и Македонию (при таком развитии событий Австро-Венгрии "перепадали" Сербия, Босния, Далмация, а Франция становилась "обладателем" Египта).

Говоря другими словами, речь шла о возвращении к идее "Третьего Рима". Что стояло за этим понятием, автор затрагивает в отдельном исследовании. Сошлемся лишь на Федора Достоевского, отмечавшего, что после покорения мусульманами Константинополя в 1453 г. христианский Восток обратил свой "молящий взгляд" на Россию, только вышедшую из "татарского рабства", предугадывая в нем "будущий всеединящий центр себе во спасение". Россия "приняла знамя Востока", поставив "царьградского двуглавого орла выше своего древнего герба" и фактически обязавшись "хранить" исповедующие православие народы "от конечной гибели". Наименование же русского правителя “царь православный” закрепляло за ним функции "охранителя, единителя, а когда прогремит веление божие, - и освободителя православия и всего христианства, его исповедующего, от мусульманского варварства и западного еретичества"(19).

По словам Ф. Энгельса, "метрополия всего православного мира, город, одно уже русское название которого Константинополь-Царьград служит выражением господства над Востоком и того авторитета, которым наделен его властитель в глазах восточных христиан", являлась военной добычей, равной которой не было в Европе. Но "Царьград в качестве третьей российской столицы, наряду с Москвой и Петербургом", включал в себя "не только духовное господство над восточно-христианским миром", становясь "решающим этапом к установлению господства над Европой", что означало "безраздельное господство над Черным морем, Малой Азией, Балканским полуостровом". В таком случае Черное море превращалось "в русскую военную гавань", а "господство над Балканским полуостровом" продвигало границы России до Адриатического моря". Но их юго-западное ответвление было бы непрочным "без соответствующего перенесения всей западной границы России". Здесь на поверхность выходила, прежде всего, Польша(1).

Как писал русский драматург и поэт XIX в. Николай Сушков, мысль о возрождении греков и славян и о затмении блистательной Порты  преследовала Екатерину II.  Она не просто "завещала новое имя дому Романовых, окрестив одного из внуков своих Константином, при котором с детства его находились гречанка-няня и грек-камердинер", но учредила "греческий кадетский корпус"; новую "епархию Херсонскую", порученную "архиепископу Евгению Булгару" (хотя самого город с этим названием еще не существовало - прим. авт.); приготовила "медали на завоевание" Османской империи(20).

Последние эпизоды имели место через год после заключения Кючук-Кайнаджирского мира, воспринятого Петербургом важным шагом на пути дальнейшего ослабления империи османов. Вскоре родился "Мемориал по делам политическим", составленный Александром Безбородко (секретарь Екатерины II с 1775 г., «полномочный для всех негоциаций» коллегии иностранных дел с 1780 г.), предусматривавший план раздела Османской империи между Россией и Австрией. Параллельно А. Безбородко лоббировал антибританскую идею морского вооруженного нейтралитета, родившуюся во время блокады Англии провозгласившими независимость США. В 1780 г. Россия инициировала декларацию о праве нейтральных государств на защиту своего свободного судоходства в любом направлении и обеспечении охраны судна нейтральной страны всеми подписантами документа (Франция, США, Испания, Нидерланды). Петербург получил значительные внешнеполитические завоевания, т.к. до этого российский флот обладал определенными "полномочиями" в пределах внутренних вод - Балтийского, Черного и Каспийского морей.

На этом фоне стали фиксироваться попытки сближения с Россией Австрии. Вступившая в схватку с Пруссией за гегемонию в мире и ведшая с ней борьбу за Баварию, Австрия вынуждена была согласиться на Тешенский мир 1779 г. предоставивший ей лишь небольшой кусок баварского наследства. При этом Вена отказывалась от дальнейших притязаний на Баварию. Гарантом  нового порядка становилась Россия в связке с Францией. 

Недовольство Австрии таким развитием событий привело Вену к более близким взаимоотношениям с Петербургом. Поэтому закономерным стало подписание в 1781 г. между австрийским императором Иосифом II и Екатериной II межгосударственного договора (в форме обмена идентичными письмами) об оборонительном союзе, своим острием направленном против Османской империи. В следующем году, в конфиденциальном письме Иосифу II Екатерина выразила намерение инициировать создание нового независимого государства, которое должно было объединить Молдову, Валахию и Бессарабию. Речь шла о королевстве Дакия, "предназначенном" для правления Г. Потемкина. Там же она раскрыла идею о Константинопольском престоле. Иосиф, изложивший свои встречные планы, сообщил о сложностях реализации екатерининского проекта из-за позиции Пруссии. Но по крымскому направлению своей внешней политики Екатерина II получила полную поддержку своего австрийского партнера по переписке. (21) В 1783 г. родился манифест Екатерины II, зафиксировавший взятие под "державу нашу полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону". Естественно, никак не иначе, нежели "по долгу предлежащего нам попечения о благе и величии отечества, стараясь пользу и безопасность его утвердить"(22).

Говоря другими словами, Крым с прилегающими территориями был присоединен к России, в чем немалую роль сыграл Г. Потемкин. Тем самым, вожделенный Стамбул, как важнейшая часть "Греческого проекта", стал к России еще ближе. В 1784 г. Крым был переименован в Тавриду, а порт и крепость в нем получили название Севастополь. Чуть позже в Херсоне "на восточных воротах" начала красоваться надпись на греческом языке: "Дорога в Византию"(20). Также отметим, что в свете обращения в 1782 г. Картли-Кахетинского царя Ираклия II к Екатерине II с просьбой принять Грузию под покровительство Петербурга, Георгиевский трактат 1783 г. между Россией и Картлийско-Кахетинским царством (Восточная Грузия) зафиксировал этот пункт, как и верховную власть первой.  Грузия перешла под протекторат России.

Теймур Атаев, Азербайджан

Окончание следует

1.Фридрих Энгельс. Внешняя политика русского царизма

http://scepsis.ru/library/id_758.html

2.Введение к уложению государственных законов М.М.Сперанского

http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/3848894/

3.Потерянные Россией земли

http://protown.ru/information/hide/3732.html

4.Кючук-Кайнарджийский мирный договор

http://hrono.info/dokum/1700dok/1774ru_tur.php

5.См. подр.: Адхат Синугыл. Последний крымский хан Шагин-Гирей

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Krym/XVIII/1780-1800/Shagin_Girej/firmany_1781.phtml?id=7938

6/Н. Дубровин. Присоединение Крыма к России. Т. II

а/№ 214

http://www.runivers.ru/bookreader/book10050/#page/578/mode/1up

б/№ 114

http://www.runivers.ru/bookreader/book10050/#page/342/mode/1up

в/№ 130

http://www.runivers.ru/bookreader/book10050/#page/375/mode/1up

г/№ 215

http://www.runivers.ru/bookreader/book10050/#page/583/mode/1up

7.Святитель Игнатий Мариупольский

http://www.ortodox.donbass.com/svjati/ignatij.htm

8.«Святитель Игнатий Мариупольский: подвиг веры и созидания»

http://www.riss.ru/?newsId=507

9.Иеродиакон Тихон (Васильев). Святитель Игнатий Мариупольский и переселение крымских греков в Приазовье

http://www.pravoslavie.ru/put/4387.htm

10.Е. Г. Анимица, Л. Г. Антонова. Малоянисоль: история, события, судьбы (1780-2010)

http://lib.usue.ru/resource/free/retro/11/m471769.pdf

11.Манифест Екатерины II от 4 декабря 1762 г.

http://www.rusdeutsch.ru/?hist=1&hmenu0=2&hmenu01=7&hmenu02=44&id=

12.Анатолий Герасимчук. Зачем из Крыма изгнали греков? Как донецкими стали греки крымские

http://h.ua/story/99960/

13.Манифестъ Государыни Императрицы Екатерины II: Объ истребленіи Запорожской Сечи

http://nasledie.russportal.ru/index.php?id=histrus.manifest1775_08_03

14.Из писем Екатерины II князю Г.А. Потемкину-Таврическому

http://fershal.narod.ru/Memories/Texts/Ekaterina/Ek_Pismo_Potemkin.htm

15.Веры Волошинова. История армян - против Екатерины!

http://werawolw.ru/?p=2999

16.О предыдущих шагах в этом ракурсе см. подр.: Теймур Атаев.  Из истории появления в мировой геополитике «армянского вопроса». Часть II

http://islamsng.com/arm/pastfuture/6091

17.Артур Мартиросян. Армения и Армяне Самарской Губернии

http://samarahay.ru/commune/2.htm

18.Архимандрит Августин (Никитин). Армянская христианская община в Петербурге

http://magazines.russ.ru/neva/2011/1/a25.html

19.Ф.М. Достоевский. Дневник писателя

http://libereya.ru/biblus/dost/d1877_3.html

20.Кое что о временах Екатерины II-й. (Из записок Н. В. Сушкова)

http://mikv1.narod.ru/text/SushkovRA65.htm

21.Мадариага де Исабель. Россия в эпоху Екатерины Великой

http://sbiblio.com/biblio/archive/madariaga_ros/16.aspx

22.Манифест Екатерины II о присоединении Крымского полуострова, острова Тамани с всея Кубанской стороны к России

http://kro-krim.narod.ru/ZAKON/manifest.htm


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама