RSS Контакты
Азербайджанская Республика

Последствия европейских геополитических баталий на Южном Кавказе

21.02.2013 | Ислам: прошлое и настоящее

Обычно события первых десятилетий XIX в. в Европе, а также вокруг Османской империи, на Кавказе и в Персии исследователи рассматривают без учета исторического контекста. Однако, акцентируя внимание на определенном событии того времени как на некоем обособленном факте, такой подход затушевывает общую канву. "Комплексный" же подход в оценке перипетий того времени позволяет увидеть корни нынешнего геополитического противостояния.    

Франция, Англия и Россия - важнейшие игроки в мировых геополитических процессах на рубеже XVII-XIX вв.

В 1797 г. Наполеон I Бонапарт, еще в чине командующего Итальянской армией Франции, нанес ряд сокрушительных поражений соседним государствам, включая Австрию. Затем последовала египетская компания 1798 г. Как фиксировал блестящий советский исследователь Евгений Тарле, французские правящие круги традиционно воспринимали омываемый  Средиземным и Красным морями Египет в качестве региона, "откуда можно угрожать торговым и политическим конкурентам в Индии и Индонезии". Главными соперниками в конце XVIII в. стали англичане, поэтому Наполеон констатировал, что для разгрома Англии "нам нужно овладеть Египтом"(1). Но египетский вояж привел к катастрофическому поражению французского флота от англичан.

Тогда Египет был османской провинцией. После поражения французов в конце 1798 г. последовало подписание 8-летнего оборонительного договора между Османской империей и Россией, впервые обеспечившего Петербургу право свободного прохода для ее военных кораблей через Босфор и Дарданеллы, которые вместе с расположенным между ними Мраморным морем называют Проливами. Однако, вскоре геополитическая канва на континенте претерпела изменения и, как отмечал еще в XIX в. русский писатель Александр Арсеньев, активно исследовавший историческую тематику,  император Павел I начал серьезно рассматривать заключение с Наполеоном "военной конвенции против недавней нашей союзницы Англии". Ее планировали ударить “континентальной системой”, закрыв "все европейские порты для торговли" с ней. Причинить ущерб Англии Наполеон решил через Индию, средоточие "ее богатств и могущества", и никто, "кроме русского императора, не мог ему быть лучшим в этом деле помощником"(2).

Довольно теплые отношения Петербурга и Лондона действительно подвергались изменению. Одной из важнейших причин последовавшего со стороны Павла I антибританского демарша, выразившегося в прерывании дипотношений с Лондоном и наложении санкций на английские компании, являлся захват Британией в 1800 г. Мальты, главой которой (и Великим магистром Мальтийского ордена) в то время был российский император.

Продолжением этой политики стал подписанный уже сменившим в императорском кресле Павла I Александром I Парижский мирный договор 1801 г., провозгласивший мир и дружбу между Францией и Россией (Петербург принимал на себя посредничество в заключении мира между Парижем и Османской империей), с констатацией взаимного отказа от помощи внешним и внутренним врагам другой стороны. Однако, на самом деле уже произошла смена геополитических декораций, поскольку Александр I дезавуировал антибританские шаги своего предшественника. Подписанная им англо-русская морская конвенция провозгласила установление дружеских отношений между странами, отменив ограничения на передвижение английских кораблей. 

Кроме того, Англией были предприняты и другие антифранцузские шаги. В начале 1801 г. Лондон заключил важнейшие для него политико-торговые договоренности с Персией. Выход на иранского Фет-Али шаха Великобритания осуществила как в целях предотвращения франко-иранского сближения, которое могло привести к использованию Ирана в качестве плацдарма для нападения французов на Индию, так для предотвращения атаки на британские владения со стороны афганцев. Тегеран обязался направить свои войска в Афганистан (в случае нападения оттуда на британскую зону) и изгнать французов из Ирана, не допуская их на территорию страны. Англия, в свою очередь,  приняла на себя обязательства по снабжению Ирана военным снаряжением в случае нападения со стороны Франции или Афганистана. Подписанный между сторонами торговый договор закреплял за английскими и индийскими купцами на территории Ирана льготы и привилегии, предусмотренные предыдущими соглашениями(3).

В Лондоне понимали, что Париж - противник британского господства в Индии. Следует отметить, что осенью 1800 г. Великобритания заключила договор с низамом Хайдарабада и стала обладателем бывших владений Типу-Сагиба, ранее захваченных низамом. В Лондоне не исключали франко-русского тандема в продвижении к "британской" Индии. Кроме того, англо-иранские соглашения напрямую касались России. Еще в январе 1801 г. манифест Павла I, "внимая прошению", объявил о присоединении "Царства Грузинского на вечные времена под Державу Нашу". В связи с этим,"для удержания внутреннего в земле устройства" и "ограждения оной от внешних нападений" в Грузию  вводились российские войска(4). 

Однозначное стремление Петербурга контролировать Кавказ Персия не могла игнорировать. Перспектива противостояния Тегерана и Россия становилась реальной. В целом, как довольно четко отражал Карл Маркс, Англия "стремилась захватить какую-нибудь позицию в Персидском заливе", и в первую очередь, "овладеть островом Харак, расположенным в северной части этого залива". Она рассматривала его, "как центральный пункт торговли Турции, Аравии и Персии"(5). Речь идет об иранском острове в Персидском заливе Харк (Харг, Хорг), расположенном на расстоянии 57 км от г. Бушир (Бушер) и в 25 км от побережья Ирана (в настоящее время с острова, где находится крупнейший экспортный нефтяной терминал ИРИ,  экспортируется свыше 90% иранской нефти)(6).

Здесь же отметим, что осенний манифест 1801 г. Александра I сообщил об учреждении в Грузии правления, чтобы "утвердить правосудие, личную и имущественную безопасность и дать каждому защиту закона"(7).  Назначенному главнокомандующим в Грузии Карлу Кноррингу поручалось принять от "всех обитающих в Грузии состояний" присягу "в ненарушимой верности и в повиновении постановляемой от нас над ними власти"(8).

Россия и Дунайские княжества

В геополитических играх вокруг Османской империи не обошлось без активности на молдово-валахском направлении(9).  Интерес России к этому региону не спадал, но ее шаги на данном направлении нужно было обосновать.  В январе 1802 г. Александру I поступило прошение знатного молдавского боярства и духовенства "об оказании помощи в защите от османского гнета". В письме фиксировалось нахождение всех жителей Молдавии в разорении и "великом несчастии" от притеснений и "бесчисленных налогов". Бояре жаловались на смену господарей через каждые два года, которая дорого обходилась им. По словам молдавской знати, новых правителей сопровождали стамбульские греки. Они также заявляли о том, что ежедневно "сюда приходят турки", отнимающие имения и убивающие поселян. В обращении говорилось, что они стремятся "со временем веру нашу и промыслы уничтожить". "Не имея другого защитника", кроме России, подписавшие письмо "слезно" обратились с просьбой к Петербургу "высоким своим покровом защитить и спасти несчастную землю нашу". Тем способом, каким российский император посчитает за благо, чтобы "освободить бедствующую Молдавию от несносного ига сего", а "здешний православный народ удостоить причастия" благополучия, пользуемого Россией(10/а).

А уже летом российский посланник и полномочный министр в Стамбуле Василий Тамара в ноте султанскому правительству, отметив факты реквизиций в Молдове и Валахии, сослался на требования народа отменить "любые новые налоги, подати, денежные или натуральные" поборы, введенные в последнее время. Он также, подчеркнув значительный рост благосостояния регионов в период господарства в Валахии и Молдове князей Александра Ипсиланти (1775-1782 гг. - прим. авт.) и Константина Мурузи (1777-1782 гг. - прим. авт.) соответственно, настаивал "на окончательном установлении семилетнего срока" для господарей, "за исключением случаев установленного правонарушения"(10/б). 

Насколько усматривается, Стамбул воспринял петербургский сигнал, дав согласие на назначение в Валахию и Молдову пророссийских Константина Ипсиланти (сын А. Ипсиланти) и Александра Мурузи (сын К. Мурузи). Причем своим рескриптом султан Селим III "срок управления воевод" (господарей) Валахии установил в семь лет и признал невозможность их смещения, за исключением случаев совершения "проступка". Документ предусматривал, что если за воеводой "будет обнаружена какая-либо провинность", об этом Османской империей "будет сообщено российскому послу". Если он признавал  факт  проступка воеводы, последнего было "разрешено сместить". Данным пунктом фактически признавалось, что Стамбул мог лишить полномочий господаря исключительно при наличии явной вины, установленной совместно с российским посланником. Также рескрипт также обязывал "принимать во внимание претензии" посла России "относительно привилегий его страны", включая и зафиксированную в данном указе отмену всех податей для подданных Валахии(11).

Аналогичный рескрипт был издан и в отношении Молдовы(12). В дополнение к чему османская сторона, признав наличием фактов "искажения некоторых" ранее принятых условий, продекларировала, что "все старые и новые положения", включенные в последние фирманы (указы) для Валахии и Молдавии, не будут нарушены (10/в).

В центре Европы

В начале 1804 г. началось сербское восстание против янычар. Его поддержка со стороны султанской власти свидетельствовала об инспирации событий Стамбулом. После переворота 1801 г. в Белграде была установлена диктатура четверых янычарских военачальников - дахий. К середине года янычарское правление оказалось свергнутым, и на территории Белградского пашалыка была восстановлена законная власть султана. Но движение сербов продолжилось, теперь уже под лозунгом предоставления политической автономии Белградскому пашалыку в составе Османской империи.

Насколько усматривается, на этом этапе курацию сербов осуществляла Россия, стремившаяся ослабить Османскую империю изнутри. Последовали обращения с мест. Так, в августе 1804 г. сербские старейшины обратились к Петербургу помочь обрести и гарантировать статус политавтономии для Сербии. Ну и, как следствие, Россия стала официальным патроном сербов в реализации данного вопроса.

В том же 1804 г. произошел разрыв франко-русских дипломатических отношений, была подписана секретная декларация о союзе с Австрией. На следующий год Петербург заключил союзные договора со Швецией и Англией. Последний включал в себя образование  антифранцузской коалиции, одной из важнейших задач которой  являлось содействие восстановлению во Франции сверженной революцией 1789 г. династии Бурбонов, а в Нидерландах - Оранской династии. К союзу также присоединились Австрия, Неаполитанское королевство и Швеция. Сформированная таким образом Третья коалиция, а точнее австрийские войска осенью 1805 г. вторглась в Баварию. Но битва под Аустерлицем в конце того же года, в которой участвовала и Россия, принесла успех Наполеону и привела к распаду коалиции и союзу Австрии с Францией. 

В то же время, подписанный в 1805 г. российско-османский договор предусматривая взаимную вооруженную помощь при нападении на одну из сторон, подтверждая обязательство Турции способствовать проходу русских военных судов через проливы во время войны.

Что касается сербов, весной 1805 г. они направили прошение султану по поводу вопроса об автономии. Брошенное против восставших войско в августе было разбито, сербов объявили мятежниками. В течение года восставшие занимали земли Белградского пашалыка, продвигаясь к приграничным регионам.

Штурм Гянджи, Талышское ханство и роковой для П. Цицианова бакинский выстрел

В свою очередь, Петербург продолжал проявлять особую активность в южно-кавказском направлении.

В конце 1803 г. сменивший К. Кнорринга Павел Цицианов (инспектор пехоты на Кавказе и Астраханскй военный губернатор) приступил к экспедиции по покорению азербайджанских ханств. Азербайджан  не являлся единым национальным государством и представлял собой соперничающие между собой ханства. Согласно опубликованным русским историком Николаем Дубровиным(секретарь Российской АН с 1893 г.)  документам, П. Цицианов направил правителю Гянджинского ханства Джавад хану письмо, в котором, ссылаясь на отторжение в свое время этого региона с округами от Грузии, заявил, что, с присоединением последней, Россия не может "оставить Ганджу" в "руках чужих". И предложил сдать город, угрожая применить против города "огонь и меч"(13).  Джавад-хан в ответном письме сообщил, что "никто не поверит" рассказам о нахождении Гянджи "во времена царицы Тамары" в "подчинении у Грузии". Т. к. "управляли Грузиею" наши "предки Аббасгулу-хан и прочие". "Если ты замышляешь со мной войну, - резюмировал хан, - то я готов". Победу в ней он ставил в зависимость от решения Аллаха(14).

Глава гражданской администрации в только присоединенной к России Грузии, участник гянджинских событий Сергей Тучков раскрывает, что предложенные П. Цициановым Джавад хану "жестокие условия" не могли позволить тому "согласиться на сдачу города". По словам С. Тучкова, этот шаг князя был вызван тем, что он "старался показать" Александру I "воинские свои способности и для того искал кровопролития". Джвавад хан, понимая невозможность "противиться" русским, был "столь оскорблен дерзким отзывом" князя, что решил "лучше умереть, нежели предать себя его власти". В результате последовавшего штурма город был взят без особых волнений, "почти все жители истреблены, а Жеван-хан (Джавад хан) убит, сражаясь на стене". По свидетельству русского генерала, военного историка Василия Потто, в те дни местные жители-армяне были на стороне русских войск. Так, «архиепископ Иоаннес и монах Нерсес собрали армянскую дружину в полторы тысячи человек», став "во главе этого ополчения"(23). После падения Гянджа была переименована в Елизаветполь (в честь супруги Александра I), со включением одноименного округа в состав Тифлисской губернии. Ханская мечеть была превращена в православную церковь.

В июне 1804 г. персидский шах Фетх-Али, подписавший, напомним, договор с Великобританией, объявил войну России. Согласно советской историографии, начиная "агрессивную войну против России", Тегеран возлагал надежды на союзный договор с Англией. Т. к. "планы завоевания Грузии и изгнания русских за Кавказский хребет" не могли казаться шаху "реальными" без надежды на британскую помощь(16).

В данном контексте весьма симптоматичным представляется направленное на имя Мир Мустафы хана Талышинского еще в 1803 г. "конфиденциальное письмо английского консула, написанное по-фарсидски". "Хотя Вы имеете ориентацию к русскому императору, по примеру Закавказских ханов, надеясь, что он предоставит Вам право на сохранение своей самостоятельности и независимости, - говорилось в нем, - искренне не советую Вам перейти под протекторат России, ибо самодержавный царь сначала погладит Вас по головке, а потом, подчинив своей власти, задушит Вас, держа своей железной пятой, под которой Вы долго будете стонать... тогда вы не сумеете освободиться из-под тягостного гнета самодержавия". "Сжальтесь над своими потомками и недоведите их до рабства", - резюмировалось в письме.

В свою очередь, Мустафа хан, получив выгодное предложение от Фетх Али шаха о породнении через династический брак их потомков и предоставив добро на это, в ближайшем окружении заявил о желании заручиться "покровительством белого могущественного русского царя". Он приказал "отправить депутацию в Петербург к императору с ходатайством о принятии Талышского ханства под свой милостивый протекторат", чтобы "обезопасить себя от Персии". Как следствие, вскоре до  Мир Мустафы хана была доведена высочайшая грамота о взятии Петербургом Талышского ханства "под свое покровительство", с предоставлением правителю звания генерал-лейтенанта.

"Мы теперь гарантированы навсегда от нападения Фет-Али-Шаха, который не осмелится «всунуть свой длинный нос» в мою территорию, боясь могущественного белого царя", - заключил Мир Мустафа хан. Выслушав же ряд критических стрел в свой адрес, в частности, о превращении его родины "в будущую рабскую колонию русского императора, могущего держать мусульман в ежовых руковицах", вытесняя Ислам, он заключил: «Я готов быть рабом русского самодержавия, нежели самостоятельным ханом персидского шаха»(17). 

Ну а вскоре начались бои у Эривани, которая, как и Нахичеванское ханство, еще не была взята русскими. Согласно исследованиям блестящего азербайджанского ученого-просветителя Аббас-Кули ага Бакиханова, в целях "защиты Эривани и Карабага" в регион был направлен сын Фетх Али шаха - Аббас-мирза. Мухаммад-хан Каджар Эриванский, "тайно враждовавший с Персией", выслал многих эриванцев в пределы Османской империи, а сам, запершись в крепости Эриван, "запросил помощи у русских". Естетественно, клич был услышан, и П. Цицианов разбил войско противников.  Однако, прибывший в крепость великий везир шаха Мирза-Шафи сумел "примирить Мухаммад-хана с правительством персидским". П. Цицианов разобрался с прибывшим на помощь шахом, но продолжительность осады крепости, недостаток в продовольствии, усилившиеся болезни и смерти принудили его в 1805 г. возвратиться в Грузию. "Вследствие этой неудачи, лезгины, осетины и кабардинцы" перешли на сторону "врагов России", сообщение с которой оказалось прерванным на некоторое время. В подданство России вступило Карабахское ханство, правитель которого Ибрагим хан "обязался вносить ежегодную дань в 10 тысяч червонцев. Ему на помощь в крепость Шушу было послано 500 солдат" и жаловано  звание генерал-лейтенанта(18). Подписанный в мае 1805 г. между Ибрагимом ханом и П. Цициановым Кюрекчайский договор зафиксировал вступление первого, со всем его "семейством, потомством и владениями в вечное подданство Всероссийской Империи". Ибрагим-хан Шушинский и Карабахский "навсегда" отрекся "от всякой зависимости от Персии или иной державы", объявив о непризнании "над собою и преемниками моими иного самодержавия", кроме российской "верховной власти"(19).

Аналогичный договор был подписан с шекинским ханом. Правитель же Баку Гусейнгулу хан оказал жесточайшее сопротивление русским войскам. 11-дневная бомбардировка Каспийской флотилии успеха не принесла, и в сентябре российские силы сняли осаду города. К концу 1805 г. в подданство России перешло Ширванское ханство.

В начале 1806 г. П. Цицианов, высадив десант у Баку, вновь  потребовал немедленной сдачи города. По свидетельству С. Тучкова, князь "сказал, что он сам пойдет с двумя тысячами войска сухим путем и уверен, что чрез несколько дней возьмет Баку". Но во время встречи с Гусейнгулу ханом один из сопровождавших правителя Баку выстрелил "в самый затылок" П. Цицианова. Прятавшиеся персидские всадники, окружив высоту, отрубили всем членам русской депутации голову, "исключая казака, которого отпустили в лагерь; тела же убитых увезли в крепость" (15/б).

Судьба Ибрагим хана

"После сего несчастного случая, - писал А. Бакиханов, - все ханы, кроме шамхала, возмутились". Мустафа-хан Талышинский, "опасавшийся всегда Персии и искавший покровительства России" перешел на сторону персов и "начал враждовать с русскими". "Пристал к врагам России" валий имеретинский(18).

Происхождение данной ситуации было вызвано изменением конфигурции российского внедрения на Кавказ, происшедшего после убийства П. Цицианова (по мнению знаменитого русского террориста, лидера партии эсеров Бориса Савинкова, не только заложившего "начало русскому владычеству", но и сумевшего "вселить уважение среди кавказских владельцев к русскому оружию")(20). Увязшая в действиях против Наполеона Россия не могла позволить себе укрепить войсками кавказские части. Поэтому Петербург чуть приостановил движение в этом направлении, что сразу же позволило персам форсировать Аракс.

В июне главнокомандующим на Кавказе был назначен Иван Гудович, "немедленно" направивший "генерала от инфантерии Булгакова командовать войсками, в Дагестане находившимися, предписав" ему "сделать предприятие на Баку и взять оную"(21). На этом фоне Ибрагим-хан Карабагский, "начавший уже дружеские сношения с персами, стал просить у них помощи для свержения у себя власти русской"(18). По данным русского военного историка XIX века Николая Дубровина, сторонники Ибрагим хана его этот шаг обосновывали "суровым обращением" и "беспрерывным вмешательством" в "дела внутреннего управления" ханства командиром 17-го егерского полка Дмитрием Лисаневичем. Но, по предположению Н. Дубровина, Ибрагим хану "просто наскучила опека русского правительства", и "он решил, что добровольная сдача Шуши" персидскому шаху помирит его с последним. Поэтому с подступлением персидских войск к Карабаху, Ибрагим хан "покинул Шушу и выехал в лагерь". 

Потребовавший возвращения хана в Шушу Д. Лисаневич получил отказ. Когда персидская конница была "в одном переходе" от крепости, "для Лисаневича измена хана представлялась ясною", в связи с чем он предпринял попытку его ареста. В июне 1806 г. лагерь был взят штурмом, и в числе убитых оказались Ибрагим хан, его супруга, один из сыновей и одна из дочерей(13/б).

Однако, ряд источников, опираясь на том III Актов Кавказской Археографической Комиссии, приводят августовский рапорт И. Гудовича на имя министра военно-сухопутных сил России Сергея Вязмитинова, в котором он, ссылаясь на командующего войсками в Грузии генерала Петра Несветаева, констатирует, что Ибрагим-хан "сам вышел из палатки на встречу отряда" Д. Лисаневича, "не сделав ни одного выстрела; но егери начали стрелять и колоти штыками, где Ибрагим-хан убит и все бывшее с ним имение досталось в добычу учинивших нападение". Параллельно И. Гудович, с опорой на свидетельство генерала Петра Небольсина, "секретно разведывавшего о всех обстоятельствах сего важного происшествия", сообщил министру ИД России А. Будбергу, что Ибрагим хан "убит понапрасну подполк. Лисаневичем, об отдании коего под следствие я с сею же эстафетою всеподданнейше доношу" государю(22). Как следствие, Д. Лисаневич "был предан военному суду". Среди обвинений фигурировали (в т.ч.) "намеренное убийство ханского семейства" и "разграбление его имущества". Однако суд оправдал Д. Лисаневича. В любом случае, по смерти Ибрагим хана персидская конница "поспешно отступила назад"(13/б).

Теймур Атаев, политолог, Азербайджан 

1.Евгений Тарле. Наполеон

http://www.lib.ru/TARLE/napoleon/part03.html

2.Арсеньев А. В. Атаман Платов - завоеватель Индии

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/M.Asien/XIX/1800-1820/Arsenjev/text.htm

3.Англо-иранские договоры и соглашения

http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_diplomatic/96/%D0%90%D0%9D%D0%93%D0%9B%D0%9E

4.Манифест от 18 января 1801 г. "О присоединении Грузинского Царства к России. С приложением формы Императорского титула"

http://bazazakonov.ru/doc/?ID=2118117

5.К. Маркс Англо-персидская война

http://lugovoy-k.narod.ru/marx/12/010.htm

6.С острова Харк экспортируется более 90% иранской нефти

http://www.oilcapital.ru/news/2011/08/261633_171017.shtml

7.Высочайший манифест 12-го сентября 1801 года

http://www.hrono.ru/dokum/gruz1801.html

8.Рескрипт от 12 сентября 1801 г.главнокомандующему в Грузии

http://www.hrono.ru/dokum/gruz1801.html

9.О предыстории см. подр.: Теймур Атаев. Кавказское ответвление "Греческого проекта" Екатерины II. Часть I

http://islamsng.com/aze/pastfuture/6152

10.

а/Прошение знатного молдавского боярства и духовенства Императору Александру I об оказании помощи; Нота российского посланника в Константинополе B. C. Томары турецкому правительству об управлении Молдавией и Валахией

б/Нота российского посланника в Константинополе B. C. Томары османскому правительству

в/Нота османского правительства В. Томаре от 24 сентября 1802 г.

Документы приведены у: И. М. Стрижова; Н. М. Терехова. Россия и ее колонии. Как Грузия, Украина, Молдавия, Прибалтика и Средняя Азия вошли в состав России

http://www.plam.ru/hist/_rossija_i_ee_kolonii_kak_gruzija_ukraina_moldavija_pribaltika_i_srednjaja_azija_voshli_v_sostav_rossii/p3.php

11.Священный рескрипт

http://vostlit.narod.ru/Texts/Dokumenty/Turk/XIX/1800-1820/Turk12/text3.htm

12.См. подр.: Михаил Губоглу. Два указа (1801 г.) и «Священный рескрипт» (1802 г.), связанные с турецко-русско-румынскими отношениями.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Turk/XIX/1800-1820/Selim_III/Dva_Ukaza_i_Sv_reskript/pred.htm

13.Н. Дубровин. История войны и владычества русских на Кавказе.

а/Т.IV

http://www.runivers.ru/lib/book3084/9703/

б/Том I

http://www.runivers.ru/bookreader/book18681/#page/273/mode/1up

14.Цит. по: Т. Гумбатова Путешествие в Гянджу и ее окрестности

http://www.proza.ru/2012/08/21/1585

15.С.А. Тучков. Записки. 1766-1808

а/http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XVIII/1780-1800/Tuckov/frametext2.htm

б/http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XVIII/1780-1800/Tuckov/frametext3.htm 

16.А. Р. Иоаннисян. Борьба Англии и Франции против присоединения Армении к России

http://basss.asj-oa.am/840/1/1953-3(49).pdf.

17.Теймур бек Байрамалибеков. История Талышского ханства

http://www.talish.org/kitobon/teymur-istoriyatalish-xanata.pdf

18.Аббас-кули ага Бакиханов. Гюлистан-и ирам

http://www.vostlit.info/Texts/rus2/Bakihanov/frametext5.htm

19.Кюрекчайский договор

http://www.azerbaijan.az/_Karabakh/_Documents/Documents/document_01_r.html

20.Б. Савинков. Генерал от инфантерии князь Цицианов. Статья в Русском биографическом словаре А. А. Половцова

http://wars175x.narod.ru/bgr_cic.html 

21.Записки о службе генерал-фельдмаршала графа И. В. Гудовича, составленные им самим

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XVIII/1780-1800/Gudovic/frametext.htm

22.Ибрагим Халил-хан

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B3%D0%B8%D0%BC_%D0%A5%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BB-%D1%85%D0%B0%D0%BD

23.В. Потто. Кавказская война. Том 3. Персидская война 1826-1828 гг.
http://www.libros.am/book/read/id/166909/slug/kavkazskaya-vojjna.-tom-3.-persidskaya-vojjna-1826-1828-gg


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама