RSS Контакты
Республика Казахстан

Охота на салафитов

24.05.2017 | Аналитика

Салафизму в Казахстане больше подвержено русскоговорящее население, считают социологи. Антитеррористические спецоперации, проводимые КНБ в 2016 и начале 2017 года в Казахстане, больше охватывали Актюбинскую и Алматинскую области. В Атырауской, Южно-Казахстанской, Карагандинской и Западно-Казахстанской областях, по информации, взятой из открытых источников, антитеррористические спецоперации проводились единожды. Антитеррористические спецоперации в Актюбинской области в 2016-2017 гг. 

Так сложилось исторически Тимур Айсаутов, социолог и директор исследовательского центра «Даму», отмечает, что именно западный регион Казахстана исторически стал удобной почвой для распространения экстремистских исламских течений. — Представители экстремистских течений преимущественно обращают внимание на западный регион, там распространение религиозной пропаганды происходит быстрее и легче, — утверждает социолог. Этому способствует еще и то, что ДУМК (Духовное управление мусульман Казахстана, — прим. автора) в этом регионе представлено сравнительно слабо. Более активно эта организация работает на юге Казахстана, чем и обусловлена редкая необходимость проведения там спецопераций. — Не все сильные имамы с большим желанием едут работать на запад Казахстана — так что в этом регионе наблюдается острая нехватка кадров. Это не самый благоприятный регион в социально-экономическом плане. Экология не самая хорошая. Немалую лепту в сложившуюся картину вносит открытость границ: западный регион расположен очень близко к Северному Кавказу. А там идеи салафитского толка активно распространяются и в силу географической близости и открытости границ проникают к нам, — утверждает Айсаутов. Не хватает казахскоязычных имамов При этом, по его наблюдениям, особенно легко салафитские идеи внедряются в русскоязычную мусульманскую среду. Все потому, что салафитская идеология преимущественно распространяются на русском языке — казахскоязычных проповедников очень мало. А казахскоговорящих имамов от муфтията, борющихся с экстремистскими идеями, наоборот, много. Кроме того, в Актюбинской области русскоязычного населения больше, чем в той же Южно-Казахстанской области, и это тоже формирует соответствующую почву. — Поэтому казахскоязычная аудитория менее подвержена экстремистским идеям салафитского толка, — убежден эксперт.. А в Алматы радикалов привлекает то, что город является крупным культурным и экономическим центром. — Все религиозные группы, приходящие в Казахстан, начинают свою деятельность именно в Алматы. Этот город, самый крупный мегаполис, открыт новым идеям, новым религиозным течениям, — говорит он. Антитеррористические спецоперации в Алматинской области в 2016-2017 гг. Религиозный «ребрендинг» По данным Айсаутова, те салафиты, которые присутствуют сегодня в Казахстане, изначально называли себя ваххабитами. — Но название «ваххабизм» было дискредитировано в связи с чередой террористических акций не только в Казахстане, но и во всем мире. Поэтому, видимо, главные идеологи Саудовской Аравии приняли решение поменять название на салафизм. Провели, так сказать, «ребрендинг». Так что сегодня никто себя ваххабитами не называет — все его представители одномоментно стали салафитами. Но «содержание» осталось то же самое, — уверяет социолог. По убеждению некоторых идеологов, несмотря на то что в салафизме есть умеренные и крайние течения, которые и осуществляют теракты, Айсаутов склоняется к мысли, что грань между двумя течениями очень тонкая. — Различие между ними только одно — форма борьбы за власть. Представители крайнего течения считают, что за власть необходимо бороться с оружием в руках, что если власть не исламская, значит с ней нужно бороться. Их отличительная черта — крайняя нетерпимость. Приверженцы умеренного течения являются сторонниками эволюционного метода борьбы за власть. Но тем не менее, у обоих всё на 99% общее — идеология, книги, учения. Просто одни говорят «революция», другие «эволюция». Грань очень тонкая: «умеренные» радикалы очень быстро могут стать крайними, — отмечает он. Салафизм отрывает от казахских корней А главное, по убеждению Тимура Айсаутова, что салафизм не входит ни в одну из четырех традиционных исламских школ, так называемых мазхабов. — Это молодое течение, ему всего-то полтора века — именно за этот период были сформированы его учения и постулаты. И если количество представителей этого течения в стране увеличится, они активно начнут бороться с нашими казахскими традициями. Салафизм привык «ломать» устоявшиеся традиции и обычаи в любом регионе, куда бы он ни проник, буквально вырывая человека из идентификационного поля. И он начинает идентифицировать себя больше с Саудовской Аравией, нежели с родным государством и собственным народом. В то же время наш традиционный ислам ханафитского толка, появившийся в 7-8 веках на территории Казахстана, не «ломал» обычаев и традиций, которые мы имеем. Именно поэтому ханафизм так широко распространен в мире — это течение очень гибкое и идет на допустимые компромиссы, — делится мнением эксперт. При этом в салафитском течении, наоборот, внутри религиозных групп постоянно происходят разногласия. — Одни ученые не признают других. Одна группа последователей почитает одних, другая — других, и в целом салафизм несет в себе не сплоченность, а разобщенность и вражду, — уверен социолог. По словам Айсаутова, представителей крайних течений условно принято называть «такфиристами». Их отличительной чертой является, что такфиристы могут легко и без оснований обвинять других мусульман в неверии. Одним из пунктов выдвигаемых ими обвинений в адрес других мусульман — они недостаточно активны в борьбе за власть. — У нас в Казахстане такфиристское ответвление салафизма отнесено к экстремистскому, его распространение в стране запрещено, — отмечает он. Антитеррористические спецоперации в остальных областях РК (помимо Алматинской и Актюбинской) в 2016-2017 гг. Выбирать методы борьбы продуманно Тимур Айсаутов считает, что в мире условно существуют три уровня борьбы с экстремистскими религиозными идеологиями: Первый подразумевает арест представителей салафизма просто за их взгляды и убеждения. Такой режим борьбы принят в Узбекистане. Второй — запрет идеологии. Когда запрещаются сами материалы на салафитскую тему, соответственно вводится наказание за их наличие. Третий уровень запрещает только пропаганду идеологии, но не ограничивает салафитов в свободе. — Первый вариант борьбы с религиозным экстремизмом не приемлем для Казахстана. Потому что по своей сути это ограничение людей в их вероисповедании. Второй уровень предполагает борьбу с любыми материалами салафитского толка — книгами, аудиозаписями. На мой взгляд, этот уровень для Казахстана так же не подходит. Наиболее адекватным и практичным методом для Казахстана является третий уровень, согласно которому в стране запрещается только пропаганда салафизма — В рамках запрета пропаганды не предполагается борьба с самой идеологией и уже тем более с приверженцами салафизма, ограничивается только его распространение. В этом случае гражданин имеет право исповедовать салафизм, хранить при себе салафитские книги и другие материалы, но ему и всем иным лицам запрещено распространять и пропагандировать салафитскую идеологию, — говорит Айсаутов. Салафиты вооружатся при любой возможности Социолог обосновывает свою точку зрения тем, что запрет пропаганды позволит снизить динамику распространения салафизма в Казахстане, но в то же время свобода вероисповедания граждан не будет нарушаться. — Сегодня салафитам удается легко вести свою пропаганду прежде всего через Интернет и соцсети. И масштабы этой пропаганды никто не контролирует и не ограничивает Социолог уверен, что если в ближайшее время не предпринять системные меры по сохранению конфессионального единства казахского народа, то время будет безвозвратно упущено. Практика «арабской весны» убедительно показала, что в условиях системного государственного или политического хаоса представители салафизма очень быстро и организованно вооружаются и переходят к военизированной форме борьбы за власть. Айсаутов отмечает, что по запрет пропаганды экстремистской идеологии — довольно распространенная мера борьбы в странах мира. — В России, к примеру, запрещена пропаганда идеологии нетрадиционных сексуальных отношений среди молодежи. В Германии — нацистской идеологии. Коммунистическая идеология одно время была запрещена в странах Запада. Также под запретом пропаганда отрицания холокоста в некоторых странах Европы и Израиле, — заключает социолог.  

Источник:http://kazislam.kz/ru


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама