RSS Контакты
Республика Казахстан

Регулирование законом религиозного образования молодежи за рубежом

12.04.2017 | Интервью

Говоря о теологическом образовании за границей, директор Центра прикладных исследований религии «Мысль», теолог Аскар Сабдин советует молодым казахстанцам учиться только в тех учебных заведениях, которые рекомендованы ДУМК. Это, по его мнению, обезопасит молодежь от негативного влияния деструктивных псевдорелигиозных течений. Также он заявил, что вопрос образовательного процесса за границей должен получить законодательное регулирование.

Говоря о теологическом образовании за границей, директор Центра прикладных исследований религии «Мысль», теолог Аскар Сабдин советует молодым казахстанцам учиться только в тех учебных заведениях, которые рекомендованы ДУМК. Это, по его мнению, обезопасит молодежь от негативного влияния деструктивных псевдорелигиозных течений. Также он заявил, что вопрос образовательного процесса за границей должен получить законодательное регулирование.

- Раньше в Казахстане не было теологических учебных заведений, поэтому многие молодые люди в поисках религиозных знаний выезжали за рубеж. В этом были как плюсы, так и минусы, ведь времена меняются и то, что когда-то было необходимостью, может давать негативные последствия в настоящем.

- Что вы имеете в виду?

- Во-первых, получать религиозные знания за рубежом и стать настоящим служителем религии, который бы правильно наставлял верующих, правильно влиял на их мировоззрение, мораль, нравственные ценности – задача не из легких. Граждане, имеющие заграничные дипломы, обучались в другой культуре, в другой языковой среде, поэтому не всегда могут адекватно решать проблемы верующих в своей стране.

Во-вторых, процесс получения религиозного образования за рубежом у нас пока не регулируется на законодательном уровне, что также создает определенные сложности. Где гарантия, что духовные ценности в зарубежном религиозном образовании совпадают с нашими казахстанскими и не несут деструктивный радикальный характер? Между тем, многие эксперты склонны считать, что религиозное обучение за границей представляет угрозу радикального веяния в наше общество.

В-третьих, некоторые казахстанские студенты, обучающиеся в странах Ближнего Востока, прибегают к крайне негативной практике телефонных и скайпфетв, когда им, допустим, звонят верующие из Казахстана и спрашивают какие-нибудь фетвы, и они бездумно выдают их в онлайн режиме. И не только мнения и фетвы ученых той страны, где они учатся, но и других стран. При этом опираются лишь на ту информацию, которую имеют, а она не всегда может быть точной, достоверной. По поводу безответственного распространения фетв говорил еще мусульманский богослов Ибн Каййим аль-Джаузийя «Это чистый фикх и кто дает фетвы людям, опираясь лишь на переданное в книгах, не учитывая различия в обычаях, традициях, времени, месте, положении, то воистину он сам заблудился и ввел в заблуждение других. ...Такой невежественный муфтий наносит большой вред религии людей... Воистину фетва различается в зависимости от времени, места, традиций и положений...».

- Что такое фетва?

- Фетва – это разъяснение муфтием или группой знатоков шариата какого-либо вопроса или ситуации по официальному коллективному запросу или по частной просьбе. Одни ученые считают, что фетвы могут меняться в зависимости от обстоятельств, обычаев, традиций, другие говорят, что меняться они могут и по другим причинам. Например, имам Абу Ханиф, исламский богослов, факих, основатель ханафитского мазхаба, которого придерживаются казахстанские мусульмане, издавал фетвы, учитывая обстоятельства и нужды людей. Так, в начале принятия ислама персами, он издал фетву, допускающую чтение Корана во время намаза на персидском языке, но потом, учитывая введение в практику новшеств, позволяющих читать намаз на языке Корана, запретил это.

К сожалению, тиражируемые студентами зарубежных теологических вузов фетвы ученых других стран и регионов не всегда учитывают наши казахстанские реалии, обстоятельства, духовные традиции, обычаи, нужды общества, поэтому могут иметь негативные последствия. Как-то Галым Шойкин говорил, что именно такие студенты являются главными распространителями тех или иных нетрадиционных для Казахстана религиозных идей и я с ним согласен. Поэтому мы должны минимизировать, упреждать возникновение подобных ситуаций, в противном случае это может привести к расколу и смуте среди местных общин.

Например, те же салафиты на самой ранней стадии были более монолитны, дружны. Но потом в их рядах по причине вот таких вот студентов произошел раскол на джихадистов и такфиристов, с одной стороны, и мадхалитов и политически мотивированных криптосалафитов, с другой. В последующем уже эти группы начали делиться между собой опять же по призыву талибуль-ильмов. Появились хаддадиты, александрийцы-партийщики, ихъя турасисты и так далее. Этот непрекращающийся раскол и смута являются ближневосточными болезнями, которые завозятся к нам студентами с неустойчивым мировоззрением, слабо подготовленными, не обладающими глубокими религиозными знаниями.

Нам нежелательны фетвы и со стороны ученых других стран, поскольку они не владеют в полной мере информацией о происходящих в нашем обществе процессах.

- Вы упомянули талибуль-ильмов. Кто они такие?

- Это люди, изучающие религию ислам, получающие шариатские знания. В нашем случае это студенты, обучающиеся в зарубежных теологических вузах. Как я уже сказал, бывают случаи, когда они дистанционно пытаются навязать какие-то фетвы своим землякам и эти фетвы могут стать причиной проблем, разногласий и смуты среди верующих общин, поскольку они не адаптированы к нашему обществу, не учитывают наш менталитет, а порой даже служат радикальным призывом к экстремизму и терроризму. Помните теракт в Актобе в прошлом году? Так вот, одной из его причин была фетва Ахмада Мединского о необходимости убийства неверующих в странах проживания, то есть по месту жительства.

Одними из представителей талибуль-ильмов являются, например, Абдухалил Абдужаббаров, которого после длительного заключения под стражей по подозрению в экстремизме выслало со своей территории Королевство Саудовской Аравии или, как говорят молодые люди, «страна Таухида», и его сокамерник, мадхалитский проповедник Абдуррахим Башпаев, находящийся в данное время под следствием. Абдухалил Абдужаббаров, он же «шейх Халил» – гражданин Казахстана, был депортирован в феврале этого года, обвиняется в распространении такфиризма в нашей стране и несет прямую ответственность за проявление у нас этой экстремистской идеологии, включая теракты последних лет.

Как видим, вопрос защиты нашего духовного суверенитета остается острым и одной из угроз в этом плане является выезд неподготовленных молодых людей за рубеж для получения религиозного образования. Происходит своего рода импорт радикальных веяний в наше общество. Помнится, летом 2015 года в центре «Ансар» я вел долгую беседу с молодым человеком, который выехал получать религиозные знания в Александрию, но был завербован радикалами, затем, при попытке пересечь турецко-сирийскую границу, был задержан турецкими органами и экстрадирован в Казахстан по месту прописки в городе Актобе.

В целом за последние несколько лет в Казахстан в рамках борьбы с экстремизмом и терроризмом вернули сотни обучающихся за рубежом студентов.

- Почему молодежь не хочет учиться в Казахстане, может, условий нет?

- Я бы так не сказал. Напротив, в нашей стране сейчас созданы все условия для получения хорошего религиозного образования, начиная от медресе и заканчивая докторантурой, и что немаловажно, в профессорско-преподавательский состав входят не только отечественные ученые-богословы, но и зарубежные. К примеру, в Алматы в египетском университете исламской культуры «Нур-Мубарак» преподают в том числе арабские ученые, доктора таких исламских наук как тафсир, акида, фикх, хадис, да`уат и так далее. В городе Туркестане в международном казахско-турецком университете имени Ходжа Ахмеда Ясави также дают знания зарубежные богословы. Наше государство выделяет более 200 грантов для обучения исламоведов-магистрантов и докторантов. В прошлом месяце во время визита в Казахстан председатель Высшего Конституционного суда Египта Абдельвахаб Абдельразек вручил свидетельства докторам университета «Нур-Мубарак», которые на высоком уровне защитили свои диссертации по тафсиру и фикху на арабском языке.

Конечно, выступая перед верующими, мы прививаем им уважение к авторитетным ученым-богословам независимо от их мазхабности и места проживания. Но это не значит, что нам нужно беспрекословно следовать транслируемым фетвам и директивам из Египта, Аравии, Турции, Пакистана, Индии, России, Америки или Европы. При всем уважении к авторитету ученых с мировым именем, их фетвы и заключения действительны в их обществах и регионах. В нашем случае призыв должен осуществляться в рамках хадиса одного из сподвижников Пророка Муаза ибн Джабаля, который предписывает учитывать реалии общества. Мы молоды, но мы растем и развиваемся, и то, что у нас легально преподают арабские, турецкие и другие ученые, доктора исламских наук, свидетельствует об открытости нашего общества исламским знаниям.

- Что, по-вашему, необходимо сделать, чтобы наша молодежь могла без проблем выезжать на учебу в зарубежные теологические вузы?

- Учитывая ситуацию в странах Ближнего Востока, хотелось бы рекомендовать молодым людям, желающим получать религиозные знания за рубежом, исчерпать сначала те возможности, которые дает Казахстан, а уж потом думать об учебе за границей. Я встречался с выдворенными из Саудовской Аравии и Египта студентами, которые за 2-3 года обучения не смогли освоить даже грамматику арабского языка. Думаю, религиозное образование также можно продолжить за рубежом, если человек уже получил начальное религиозное образование в Казахстане, как это было, например, до революции 1917 года, когда такие казахские просветители как теолог Науан Хазрет, философ-мыслитель Шакарим и другие после обучения у себя на родине направлялись для дальнейшей учебы в Багдад. В таком случае молодые люди будут менее уязвимы и не попадут под влияние чуждых идеологий и радикальных деструктивных течений.

Ну и самое главное, вопрос образовательного процесса за рубежом должен получить законодательное регулирование, ведь речь идет о защите нашей молодежи от влияния внешних псевдорелигиозных сил. Ни для кого не секрет, что в сети всевозможных деструктивных течений попадают в первую очередь молодые ребята с низкой религиозной грамотностью, не имеющие высококвалифицированных духовных наставников, а потому очень уязвимые, беззащитные, ими легко манипулировать, их легко завербовать. Поэтому вызывает одобрение позиция казахстанского духовенства, чтобы молодые казахстанцы получали религиозное образование только в тех зарубежных вузах, которые рекомендует ДУМК, это обезопасит их от негативного влияния извне.

Отрадно, что ДУМК разработало и приняло Концепцию развития религиозного образования, которая рассчитана на несколько лет, с 2016 по 2020 годы, и направлена на создание стабильной религиозно-образовательной системы, единого исламского учебного комплекса и выработку иммунитета против идеологии и действий деструктивных течений. Насколько известно, сейчас идет большая работа над реализацией первой части концепции, в том числе внедряется новая национальная модель религиозного образования и формируется соответствующая законодательная база. Безусловно, это поможет обеспечить наши мечети и медресе образованными, высококвалифицированными кадрами и в целом повысить качество религиозного образования.

Источник: http://kazislam.kz/ru


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама