RSS Контакты
Республика Казахстан

Асия Абитова: Завоевать доверие – основная цель вербовщика

15.01.2018 | Интервью

Интервью с религиоведом Центра анализа и развития межконфессиональных отношений города Павлодара Абитовой Асией Рамзановной.

Здравствуйте, Асия! Для начала расскажите о своей работе. Чем Вы занимаетесь, как религиовед, как руководитель отдела реабилитации жертв религиозного экстремизма, в Центре анализа и развития межконфессиональных отношений?

В первую очередь хочу рассказать о том, что работа нашего Центра в этом году будет праздновать первый 5-летний юбилей со дня основания. И это на самом деле огромный срок, и за это время мы научились применять различные методы и формы работы с абсолютно разными людьми, семьями, и что уж говорить – судьбами. Хоть главной задачей Центра и является профилактика экстремизма и терроризма, но психологическая и социальная поддержка и реабилитация людей, пострадавших от деятельности деструктивных организаций, также является не менее важной задачей. Моей задачей, в нашей системной работе, как религиоведа, является оказание помощи людям, попавшим под влияние деструктивной религиозной организации. С различными проблемами человек может встречаться каждый день, именно по этой причине мы говорим о том, что никто не может быть застрахован от вовлечения в деструктивную организацию. Как правило, человек, попавший в такую организацию, нуждается не только в поддержке квалифицированных психологов и теологов, а также и грамотных специалистов-религиоведов. В этой связи работа религиоведа заключается в разъяснении основ государственного законодательства в религиозной сфере, принципов светскости и толерантности, восстановлении ценностей семейных и родственных связей, критического мышления путем обличения деятельности деструктивных организаций и т.д. и, кроме того, оказании соответствующей помощи в социализации клиента и поиске наиболее подходящего пути решения его проблемы. Вся работа проходит как индивидуально, так и в группе, но самое главное обращаться за помощью к специалистам Центра можно совершенно бесплатно, и конфиденциальность гарантируется.

Да, 5 лет - немаленький срок,  за это время проведена огромная профилактическая работа среди жителей Павлодарской области, оказаны тысячи консультационных услуг по вопросам связанных с религией и религиозным законодательством. Но конечно, особое место в работе Центра занимает реабилитационная работа с пострадавшими от деструктивных религий, оказание им профессиональной помощи, да и просто, человеческой поддержки, чем Вы, Асия, и занимаетесь. Так что, то, что Центр (ЦАРМО города Павлодара) состоялся, уверенно стоит на ногах, готов к дальнейшей работе - в этом и Ваша заслуга! Поздравляю!

Но вернёмся к нашей беседе. Асия, вербовщики деструктивных религиозных культов и организаций используют различные психологические методы. Один из которых – бомбардировка любовью. Что это за метод, в чем его особенность?

Спасибо! Сегодняшняя стабильность религиозной ситуации в Павлодарской области – это тот положительный результат, который был достигнут трудом всей команды нашего Центра.

Действительно, бомбардировка любовью – это распространенная методика среди вербовщиков, и в последние годы это выражение на слуху. Также она популярна среди специалистов, занимающихся нашей проблемой. Ведь это одна из основных причин попадания уязвимого человека в деструктивную среду, это банальная причина нехватки внимания, любви. Бомбардировка, то есть атака вниманием и заботой любого человека приводит к повышению доверия и симпатии со стороны вербуемого к вербовщику. И хотя вербовка в деструктивную организацию – процесс комплексный и требует времени и применения различных подходов и методик, зачастую, «бомбардировки любовью» достаточно, чтобы полностью войти в доверие к потенциальному адепту. А завоевать доверие – основная цель вербовщика.

Асия, есть ли какая то статистика по возрастной категории тех, кто наиболее подвержен вербовке? А социальное положение имеет какое то значение для вербовщика?

Безусловно, возраст и социальный статус потенциальных адептов играют роль при вовлечении их в деструктивную организацию. В так называемую группу риска попадают молодежь, люди старшего поколения, а также социально уязвимые слои населения. Согласно исследованиям, проведенным специалистами в пенитенциарных учреждениях с контингентом осужденных за преступление, связанное с насильственным экстремизмом, экстремистами становятся чаще безработные молодые люди. Это связано, в первую очередь, с религиозной безграмотностью и стремлением получить интересующую информацию из наиболее доступных источников. В наше время это – веб-пространство. Существуют специальные техники и методики вербовки в интернете: группы и другие онлайн-площадки по интересам, рекламные баннеры, и, конечно, размещение соответствующего контента, никем не проверенного и не контролируемого. Во-вторых, вербовщики активно пользуются социальной несостоятельностью некоторых граждан: предоставляют работу, недорогое жилье, оказывают поддержку лицам, попавшим в затруднительную ситуацию. В-третьих, говоря о молодежи, мы не можем не брать во внимание желание некоторых граждан получить духовное образование в зарубежных религиозных учебных заведениях. Так, молодое поколение казахстанцев, обучающееся за рубежом, зачастую подвергается идеологической обработке в духе экстремизма и крайнего национализма. В процессе обучения наших студентов отрывают от семьи, навязывают чуждые традиции и историю, подменяют их патриотические и духовные ценности. Таким образом, данный факт представляет угрозу попадания молодежи под влияние деструктивных религиозных и националистических течений, лидеры которых не признают самостоятельный путь развития, национальную самоидентификацию и государственность таких стран, как Казахстан. Как Вам известно, сейчас Парламент рассматривает законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений». В проект включены нормы, которые допускают получение духовного образования за рубежом только для тех граждан, кто уже получил высшее духовное образование в Казахстане. Как было озвучено вице-министром по делам религий и гражданского общества РК Бериком Арыном на недавнем брифинге СЦК, эти нормы призваны решить два важных вопроса. Первый – обеспечить развитие казахстанской системы духовного образования. Второй – оградить казахстанцев от влияния радикальных религиозных идей.

В предполагаемых изменениях религиозного законодательства есть и новшества, например – защита прав атеистов. Какая в этом необходимость? Не означает ли эта норма, что казахстанское общество в подавляющем большинстве своем религиозное, и атеистов уже пора защищать. Кстати, есть ли в мире страны, где практикуется защита прав и чувств атеистов?

Прежде всего, следует четко понимать, что защита прав атеистов – это ни в коем случае не пропаганда атеизма. Каждый казахстанец вправе выбрать любую религию для вероисповедования, но также каждый вправе не исповедовать никакую религию. Законодательно в нашем государстве защищаются права и свободы всех граждан, независимо от их религиозной самоидентификации. Однако, в настоящее время в условиях актуальности распространения в мировом сообществе экстремистских настроений, Казахстану, как одному из лидеров в борьбе с экстремизмом и терроризмом на международной арене, необходимо модернизировать и совершенствовать внутригосударственную систему по противодействию экстремизму, при этом соблюдая баланс интересов всех слоев общества. Именно с этой целью вводится данный пункт проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений». При этом, несмотря на вносимые изменения в Закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», будут сохранены его главные принципы: светскость, толерантность, веротерпимость.

Также известно, что Казахстан – не первая страна, где права атеистов будут законодательно защищены. Например, в конце прошлого года в Соединенных Штатах Америки были подписаны изменения к Акту о религиозной свободе. Самое главное коснулось как раз атеистов: теперь они приравнены к религиозной группе, а их права защищаются точно так же, как права представителей других религиозных организаций. То есть, сегодня атеисты США имеют шанс стать реальной силой в борьбе с проявлениями экстремизма, так как их действия в этом направлении защищены законом.

Недавно председатель Комитета по делам религий Министерства по делам религий и гражданского общества РК Еркин Онгарбаев заявил о создании собственной школы понимания ислама. Как считает  глава Комитета, у казахстанского ислама всегда были свои особенности. Асия, как известно, в исламе 4 мазхаба – школы. Означает ли это заявление, что будет создано пятое направление в исламе? Есть ли основания для обособления казахстанского ислама? И вообще, что такое казахстанский ислам?

Я согласна с точкой зрения, что ислам, как религия, един для всех. Однако, как было сказано, существуют различные течения и школы. Население Казахстана традиционно исповедует суннитский ислам ханафитского мазхаба, который существует на протяжении XI веков. Помимо этого, есть традиции, которые наш народ унаследовал от предков. Они не противоречат религии, не дополняют ее, а синтезируются с догматами ислама, в определенной степени вторят им. Я сейчас говорю о культуре, о нравственных и моральных принципах, которым нас учит как религия ислам, так и опыт наших дедов. Главные ценности и принципы, хранимые и почитаемые нашим народом в условиях многонациональности и многоконфессиональности населения страны – это терпение и толерантность. Этим и уникален казахстанский ислам.

Асия, в последние год-два государство заметно активизировалось во внутренней религиозной жизни страны. Принята Концепция государственной политики в религиозной сфере на 2017-2020 годы, религиозное законодательство ожидают существенные изменения. Государство все больше и больше акцентирует свое внимание на религиозной сфере. Конечно, поводы для этого есть…, но все же, чего в этом больше – запретительной политики, стремления контролировать всех и вся в религиозной жизни страны, или же, действительно, государство пытается укрепить свои светские основы, показывая этим, что Казахстан не такой уж и религиозный?

Нет, современная политика государства в религиозной сфере – это не попытка укрепить доминирование во всех сферах общественной жизни. Прежде всего, это связано с необходимостью обеспечения национальной безопасности и стабильности в обществе, в том числе в религиозной сфере в контексте происходящих процессов и событий в мире и в Центрально-Азиатском регионе.

Укрепление светских позиций в государственно-конфессиональных отношений отражает и закрепляет права всех казахстанцев на свободу совести и вероисповедания, а также юридическую защиту этих прав.

Так, утвержденная в прошлом году Концепция государственной политики в религиозной сфере на 2017-2020 годы более четко и системно сформировала систему взглядов и подходов государства в вопросах взаимоотношений с религиозными объединениями и роли религии в жизни общества. Со временем, конечно, любые законодательные акты требуют усовершенствования и изменения в целях защиты интересов граждан, а также укрепления способности государства соответствовать глобальным вызовам современности. И Концепция, и законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений» являются упреждающими мерами по пресечению распространения идеологии религиозного экстремизма в любых его формах и проявлениях.

 

Автор: Ерлан Жусупов

Источник: carmo-pvl.kz


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама