RSS Контакты
Республика Казахстан

Родители обязаны знать, с какой целью их дети сидят в социальных сетях, - социолог

06.03.2015 | Интервью

В конце февраля ювенальный суд Атырауской области приговорил двух молодых людей к пяти годам тюрьмы по обвинению в «пропаганде экстремизма». Одному из осужденных 16 лет, другому – 19 лет. 

В последние годы не только растет число лиц, привлеченных к ответственности за «присоединение к радикальным религиозным группировкам», но и молодеют их ряды.

О причинах этого явления в интервью рассказал специалист центра политических и социальных исследований «Стратегия», социолог Серик Бейсембаев. Он занимается исследованиями о молодежи в радикальных религиозных группировках.

- Каков социально-психологический портрет молодежи, которая может оказаться под влиянием радикальных религиозных группировок и примкнуть к ним?

- По данным наших исследований, к радикальным религиозным группировкам в массе примыкают молодые люди в возрасте от 18 до 25 лет. Прежде чем примкнуть к лицам с радикальными взглядами, они обычно оторваны от своей привычной социальной среды, то есть это переселенцы, или молодые люди, поступившие на учебу и в процессе адаптации попавшие под влияние радикальных религиозных течений. Можно сказать, что под влиянием могут оказаться молодые люди, переживающие психологический кризис в период адаптации к новой среде, которые все еще не нашли своего места в жизни.

Молодых людей, поддающихся религиозному радикализму, можно разделить на три категории. К первой категории можно отнести молодежь, оказавшуюся под влиянием определенного политико-религиозного течения. Они еще не готовы к террористическим или экстремистским действиям, однако сочувствуют им. Многие молодые люди, привлеченные к ответственности по статье «Экстремизм», были обвинены в финансовой поддержке радикальных группировок. Ко второй категории относятся активные члены радикальных группировок. Они не просто придерживаются радикальных взглядов, но и готовы пойти на определенные действия с целью защиты обретенных «ценностей». Среди них есть те, кто пошел на конкретные действия, и те, кто ничего не предпринимал. К третьей группе относятся руководители радикальных группировок. Здесь встречаются те, кто до вступления в радикальные группировки был активным членом преступного мира, то есть совершал различные преступления. Преступный мир и мир религиозного радикализма в постсоветских странах имеет такое продолжение.

- Недавно агентство по делам религий Казахстана сообщило, что в некоторых регионах учащиеся средних школ ходят на пятничный намаз и пропускают занятия. Как вы думаете, могут ли учащиеся уже в стенах школы сблизиться с радикальными группировками?

- Это естественно, когда 16-17-летние подростки вступают во взрослую жизнь, занимаются самопоиском, в том числе они проявляют интерес к религии. Радикальные группировки пытаются воспользоваться этим. Для этого проповедники используют специальные технологии. Они не караулят их перед школой и мечетью, как это было прежде. Вместо этого они выявляют группировки подростков в городских микрорайонах. Они выбирают самого активного и авторитетного среди них и выясняют, куда он ходит и чем занимается. Таким образом постепенно находят к нему подход. Затем они ведут беседы о преимуществах позиции, которой придерживаются сами, ведут беседы на интересные для подростков темы и втягивают их в свои ряды. Подросток, впитавший в себя взгляды этих группировок, затем легко распространяет их среди других подростков, находящихся рядом с ним. Стоить отметить, что есть еще различные видеозаписи и книги.

- Сейчас религиозные проповеди распространяются через Интернет...

- Да, сейчас очагом распространения радикальных учений является Интернет, в том числе – социальные сети. Дети школьного возраста много времени проводят в Интернете. Видеозаписи, сделанные специально для подростков, оказывают на них быстрое воздействие, и дети ведутся на них. Например, открыто превознося совершение джихада, его пропагандируют как отвагу и героизм.

Помимо этого проповедники готовы к открытой и свободной беседе с подростками через электронную почту и страницы в социальных сетях. Но это не означает, что проповедники обязательно являются иностранными гражданами. Вполне вероятно, что они – выходцы из нашей страны, из постсоветского пространства, однако в настоящее время ведь можно находиться за рубежом и вести проповеди, находясь, к примеру, в одной из мусульманских стран. В основном говорят на русском языке. Есть и те, кто общается на казахском языке. Поэтому языкового барьера нет.

- Как уберечь подростков от влияния радикальных религиозных течений? Какой совет вы можете дать родителям?

- Родители обязаны знать, с какой целью их дети сидят в социальных сетях и членами каких групп являются. Многие родители не интересуются Интернетом. Особенно это касается жителей сельской местности, где взрослые не знают, что такое социальные сети.

- Во время исследования вы встречались и беседовали с рядом подростков, осужденных за «религиозный экстремизм». К какому выводу вы пришли? Можно сказать, что все они справедливо наказаны? Есть ли среди них те, кто оказался жертвой кампании по борьбе с экстремизмом?

- Многие сожалеют, что совершили ребячество и пошли на это дело. Однако достаточно и тех, кто оказался среди них (радикалов) из-за элементарного незнания законов. Например, есть осужденные лишь за то, что открыли страницу в Интернете одному из членов религиозной радикальной группировки. Они говорят, что не знали, с какой целью открыли страничку в Интернете. Попросту они не знали, что, в соответствии с законом, «оказывают информационную поддержку религиозному экстремизму».

- Спасибо за интервью.

Асылхан Мамашулы

Азаттык


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама