RSS Контакты
Республика Казахстан

Рядовой мусульманин требует от властей три миллиона тенге «за клевету»

07.10.2010 | Новости

Мейрамбай Тагашев, житель Атырауской области, считает, что его подвергли гонениям за якобы пропаганду нетрадиционного учения. Он требует компенсацию за моральный ущерб от властей Жылыойского района – три миллиона тенге. 29-летний Мейрамбай Тагашев, житель села Тургызба Жылыойского района Атырауской области, трудится рабочим в одной их атырауских нефтяных компаний-подрядчиков. В семье у него двое детей. С прошлого года Мейрамбай, по его словам, стал на путь религии, стал читать намаз.

Со слов Мейрамбая Тагашева, неприятности начались после того, как в марте он пригласил группу людей, с которыми читает намаз, на шилдехану, на торжество по случаю рождения дочери. Известно, что в Атырауской области есть группы мусульман, которые предпочитают практиковать религию отдельно, не ходят в официальные мечети. Власти к любым таким группам относятся с подозрением, время от времени устраивая рейды по домам.

ПАСКВИЛЬ

Мейрамбай Тагашев обратился с жалобой к генеральному прокурору Кайрату Мами, начальнику финансовой полиции Кайрату Кожамжарову, министру внутренних дел Серику Баймагамбетову, председателю Верховного суда Мусабеку Алимбекову и первому заместителю председателя партии «Нур Отан» Нурлану Нигматуллину о привлечении к ответственности сотрудников районных силовых ведомств. Он считает, что его притесняют.

Также Мейрамбай Тагашев обратился к председателю Атырауского областного суда Жаксылыку Аланову с требованием выплаты моральной компенсации по одному миллиону тенге (около семи тысяч долларов) от Жылыойского районного суда, отдела внутренних дел и районной прокуратуры. Из-за ложных обвинений, информация о которых была распространена в местной газете и по телевидению, я был лишен чести и достоинства перед земляками.

– Я и члены мои семьи в течение 135 дней, с 30 марта по 28 июля, оказались в кризисной ситуации. Из-за ложных обвинений, информация о которых была распространена в местной газете и по телевидению, я был лишен чести и достоинства перед земляками. После судебного решения виновные сотрудники правоохранительных органов так и не попросили у меня прощения, – говорит Мейрамбай Тагашев.

Мейрамбай , по его словам, обратился к заместителю районного прокурора с просьбой дать опровержение в газету, оправдать его перед народом. Тот ему, как утверждает Мейрамбай Тагашев, ответил: «Не знаю, оправдывайся сам».

«Все должностные лица правоохранительных органов Жылыойского района переступают через закон», – говорит он.

После обращения Мейрамбая Тагашева в вышестоящие инстанции его, как он говорит, начали притеснять. Несмотря на это, он настаивает на том, чтобы сотрудники силовых ведомств были привлечены к ответственности за попрание его конституционных прав и вмешательство в личную жизнь.

– После моих обращений местные правоохранительные органы усилили противодействия в отношении меня. Они собирают подписи аульчан, стараются меня выслать. Если не добьюсь соответствующего наказания для сотрудников правоохранительных органов, то не прекратится наказание невинных мусульман, – говорит он.

ПРИЙТИ В ГОСТИ И ПОПАСТЬ В ПОЛИЦИЮ

Происшествие, говорит Мейрамбай Тагашев, случилось 30 марта. В тот день пригласил в дом коллег и аульчан в честь новорожденной дочери.

Среди гостей был и Асылбек Бисенов, выпускник университета Нур-Мубарак, ныне наиб-имам города Кульсары.

– В десять часов ночи в дом ворвались сотрудники полиции в касках, бронежилетах, с автоматами наперевес. Они приказали: «Всем выйти на улицу!» Ничего не объяснив, всех посадили в автобус. На видеокамеру снимали, как нас построили и под дулом автомата вывели из дома. Привезли в районный отдел внутренних дел. Помазав руки черной краской, сняли отпечатки пальцев, сфотографировали в профиль, – говорит Мейрамбай Тагашев.

С его слов, сотрудники полиции наносили оскорбления. «Некоторым нашим единоверцам даже волосы состригли». На вопрос: «Какой же закон мы нарушили?» – никто не ответил.

Он вспоминает о том, как умолял одного из полицейских взять показания дома. «Эти люди – мои гости», – говорил он. Но их доставили в отдел внутренних дел.

По словам Мейрамбая Тагашева, после того как в отделе внутренних дел Жылыойского района взяли показания и отпустили, группа людей еле добралась пешком в первом часу ночи до своего села, находящегося в десяти километрах от районного центра.

– Вскоре в районной газете была опубликована статья «Будьте осторожны! Опасные течения», в которой было написано: «В селе Тургызба была задержана опасная группа, ведущая пропаганду нетрадиционного религиозного течения». Затем по областному телевидению был показан видеосюжет с арестом. Со словами «Вы нас ложно обвиняете, какое нетрадиционное течение?» – я бросился в районную прокуратуру. Меня оттуда выпроводили, сказав, что ничего не знают, – говорит Мейрамбай Тагашев.

ДЕЛО ПРЕКРАЩЕНО

Если верить словам Мейрамбая, который считает себя незаконно притесненным, то протокол обвинения был составлен через двадцать пять дней. Им было инкриминировано «занятие несанкционированной миссионерской деятельностью», и дело было передано в Жылыойский районный суд. Однако 10 мая районный судья Мураткали Искаков дело вернул обратно в районный отдел внутренних дел, сказав, что протокол составлен неверно.

– Но помощник прокурора Еркин Шаншаров нам сказал, что ведение религиозной проповеди установлено, и предложил мне рассмотреть мое дело как «руководителя религиозного объединения». Судья Мураткали Искаков, повторно рассмотревший дело десятого июня, вынес решение: так как ранее он не привлекался к административной ответственности, пунктом 1 статьи 375, то есть как «руководителю религиозного объединения» объявить замечание, – говорит Мейрамбай Тагашев.

Как утверждает Мейрамбай, сотрудники силовых ведомств заставили бывшего имама села Тургызба Айболата Жакеева дать показания против него. Мейрамбай Тагашев предоставил корреспонденту Азаттык возможность ознакомиться с показаниями, которые дал Жылыойскому управлению финансовой полиции Айболат Жакеев.

Айболатом Жакеевым было написано следующее: «Прокурор вызвал меня к себе и начал спрашивать об арестованных людях. Я написал о том, что после суры «Фатиха» слово «Аминь» мы произносим про себя, а указанная община произносит вслух. О нетрадиционном течении ваххабитов в показаниях я написал со слов прокурора Шаншарова. Ничего против них не имею. Мейрамбай и меня пригласил в гости, но я не смог прийти из-за дел. Пришел позже и узнал, что их забрала полиция».

Айболат Жакеев в беседе с корреспондентом радио Азаттык сказал следующее: «Я рассказал только о том, что они хотя и признают мазхаб Абу Ханифа, но неправильно его придерживаются».

Судья районного суда Жайсанбек Дияров 28 июля вынес решение о прекращении дела в связи с отсутствием состава в его действиях административного правонарушения.

ПРОКУРОР НЕ КОММЕНТИРУЕТ

Корреспондент радио Азаттык позвонила помощнику Жылыойского районного прокурора Еркину Шаншарову, который занимался делом Мейрамбая Тагашева, чтобы узнать его мнение.

Однако Еркин Шаншаров, сказав, что у него нет права давать комментарий, бросил телефонную трубку.

Руководитель пресс-службы департамента внутренних дел Атырауской области Гульназира Мухтарова отключила свой телефон, так и не дослушав до конца вопроса корреспондента радио Азаттык. После этого попытки несколько раз дозвониться до нее успехом не увенчались: Гульназира Мухтарова не ответила.

Сания Тойкен

Источник: azattyq.org – Радио «Азаттык»


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама