RSS Контакты
Республика Казахстан

Может ли наша страна стать мишенью для ИГИЛ?

03.06.2017 | Мнения и комментарии

В экспертных кругах все чаще звучат опасения, что тесная дружба с Россией и неуемное стремление Астаны выступать посредником в международных конфликтах, в том числе в сирийском противостоянии, могут боком выйти Казахстану. А если точнее, наша страна рискует стать следующей мишенью для ИГИЛ. Причем речь идет не просто о  распространении экстремистских воззрений и вербовке в ряды террористов — это уже вчерашний день. Главная опасность — возможное использование местных боевиков для совершения терактов…   

Правда, у этой версии есть много оппонентов, считающих, что уровень угрозы ИГИЛ в Казахстане сильно преувеличен. Да, в качестве рекрутингового поля, на их взгляд, страна подходит идеально: тут вам и социально неудовлетворенная молодежь, и низкий уровень информационной безопасности… Но не более. Если верить широко распространенному мнению, ИГИЛ — это все-таки искусственный проект, созданный конкретными силами в качестве инструмента политического влияния на конкретных мировых игроков. А Казахстан, как уже можно было понять, в географию интересов этого террористического монстра не входит, во всяком случае, по изначальному замыслу его создателей. Впрочем, вооружен тот, кто предупрежден. Не стоит недооценивать угрозы терроризма, какими бы мифическими они ни казались, тем более в условиях, когда страна активно увлекается ролью модератора в международных делах и ставит свой внешнеполитический имидж выше социального самочувствия граждан. Сегодня у нас в гостях эксперты-международники, вместе с которыми мы попытаемся более детально разобраться в том, насколько опасен ИГИЛ для Казахстана и как уберечь страну от террористических угроз?

Айдар АМРЕБАЕВ, руководитель Центра прикладной политологии и международных исследований:

«Наша страна тоже находится в «зоне турбулентности» – Думаю, что эксперты в области террологии могут более детально оценить доктринальные особенности ИГИЛ и потенциальную угрозу с его стороны. Я бы хотел сказать о том, что феномен так называемого Исламского государства становится реальностью международной политики, актуальной в том числе и для нашего региона.

– Что вы имеете в виду?

– Не вдаваясь в особенности радикальных движений в современном политическом исламе, хочу сказать, что это вполне закономерное явление в условиях международной и, даже шире, межцивилизационной турбулентности. Мы видим, как на наших глазах рушится мировой порядок, в том числе и толерантная система межрелигиозного и светско-религиозного диалога. Появляются новые полюса противостояния и линии конфронтации. Ряд государств и даже целые регионы мира становятся зоной нестабильности, войн и социальной деградации – иначе говоря, своеобразным «испытательным полигоном» для определенных сценариев «управляемого хаоса» и реализации глобальных политических амбиций мировых центров силы… ИГИЛ, если оставить в стороне религиозную составляющую, представляет собой в сухом остатке все же «политический PR-проект», из которого «торчат уши» вполне определенных сил, заинтересованных в дестабилизации тех или иных регионов. Задача любого государства, в том числе и Казахстана, – не оказаться объектом такого деструктивного влияния. Это вопрос укрепления нашей государственности, ясности и определенности нашей национальной, культурной и духовной идентичности. Ведь речь идет о состоятельности государственных институтов, уровне доверия граждан и поддержки ими существующего политического режима. Мы видим, что образования, подобные ИГИЛ, как раковые опухоли возникают там, где отсутствуют вышеназванные критерии, где «несостоятельные государства» нарушают элементарные гражданские права, пытаются всеми силами удержать в своих руках несправедливую власть, навязать народу фейковые ценности, манипулируют противоречиями «глобальных сил» в своих интересах и т.д. Все это мы наблюдаем сегодня в Сирии, ранее видели в Ираке, Афганистане. Некоторые государства нашего региона тоже близки к этому, и не исключено, что любой политический повод или неадекватные социально-экономические решения могут в одночасье разрушить кажущуюся стабильность этих стран…

– Казахстан входит в их число? И что в нашем случае может послужить спусковым крючком?

– Хотелось бы ошибиться в своих оценках, но я полагаю, что наша страна тоже находится в «зоне турбулентности». Этот внешний геополитический проект, имеется в виду ИГИЛ, находится рядом с нами и может быть запущен при наличии определенных условий. Тем более что в Сирию регулярно выезжают и воюют на стороне ИГИЛ казахстанские граждане, граждане Киргизии, состоящей с нами в едином ЕАЭС с прозрачными границами, или жители соседнего китайского Синьцзяна… Их боевой опыт и связи с сетевыми структурами, занимающимися рекрутированием террористов, фанатичная убежденность, наличие каналов, через которые они поддерживают отношения с родиной, – все это, вместе взятое, представляет серьезную угрозу безопасности нашей страны. Можно говорить и об объективных условиях, способных привести к запуску «маховика» терроризма. В частности, это могут быть, например, серьезное ухудшение экономического положения населения, углубление социальной пропасти между богатыми и бедными, отсутствие транспарентных и доступных «социальных лифтов» для широких общественных групп, высокий уровень коррупции, неопределенность вектора развития национального общественного сознания (проблема, которую недавно поднял президент страны в своей известной статье) и другие. Стимулировать подобное развитие сценария могут также неверно выстроенные внешнеполитические вектора, открытость и уязвимость социальных сетей, необъективная информационная коммуникация и т.д. Взять, например, предоставление Казахстаном своей площадки для межсирийского диалога. С одной стороны, это дает нам некие имиджевые внешнеполитические дивиденды. Но с другой, нахождение в «поле внимания» в том числе и мировых центров «экстремистской коммуникации» вряд ли добавляет спокойствия нашим гражданам, особенно на фоне трагических сообщений из европейских столиц, регулярно сотрясаемых террористическими актами. Впрочем, это касается не только нас, но и наших соседей, которые относятся к разряду государств транзита и потому являются особенно уязвимыми для всякого рода геополитических экспериментов… Что касается возможности возникновения собственного «доморощенного проекта», подобного ИГИЛ, то пока ситуация находится под контролем уполномоченных госорганов. Тем не менее необходимо продолжать держать «руку на пульсе». Это вовсе не означает, что нужно наращивать силовой аппарат и увлекаться репрессивными методами, усиливая давление на мусульманскую умму Казахстана. Речь, очевидно, должна идти о росте доверия к государству со стороны общества, повышении эффективности госорганов как силового, так и экономического, социокультурного и информационного блоков…

Ведь выбор гражданами той или иной модели поведения в обществе – конструктивной или деструктивной – во многом зависит от адекватности государственных решений.

– Хотя вы частично уже ответили на мой следующий вопрос, все же давайте копнем чуть глубже: готова ли страна к серьезным террористическим угрозам? И как им можно противостоять?

– С технической точки зрения, я думаю, госорганы достаточно мобилизованы и подготовлены для возможного отражения атак последователей деструктивных экстремистских групп… Однако мы не должны ограничиваться этим. Нужны профилактические и институциональные меры, направленные на устранение причин терроризма. А это уже более сложная задача, требующая долгосрочных, комплексных и согласованных решений со стороны государства и общества. Вообще, госорганы должны научиться слушать и слышать свое население. Например, традиционные институты местного самоуправления, такие, как аульные советы старейшин, вполне могут выявлять проблемные семьи, а также пропагандистские действия миссионеров чужеродных религиозных доктрин на местах и тем самым способствовать профилактике потенциальных очагов экстремизма среди молодежи. В таком случае острые социальные проблемы не будут загоняться вглубь, а найдут свое конструктивное решение. А это, в свою очередь, позволит выбить почву из-под ног экстремистов… Другим важным аспектом в борьбе с экстремизмом является формирование у населения высокого гражданского сознания, непримиримого отношения к криминалитету и неправовым способам разрешения общественных проблем. Если помните, прошлогодний «алматинский стрелок» появился на фоне неправовых решений применительно к нему со стороны силовиков…

Нурлан АЛЬНИЯЗОВ, вице-президент Центрально-азиатского корпуса развития: «Нам стоит бояться не ИГИЛ, а некоторых его ответвлений»

– Мое личное мнение: угроза Исламского государства слишком преувеличена. И вообще, у меня складывается ощущение, что СМИ стран Центральной Азии и в целом постсоветского пространства участвуют в какой-то пиар-кампании всех этих террористических организаций. В действительности же мы не знаем, что происходит в Сирии, и пока имеем дело с рекламой ИГИЛ. Нас всех пытаются запугать. Хотя если посмотреть разные источники, то вы не обнаружите там совпадений – везде разная информация и разная статистика относительно этой группировки. Конечно, понятна политика российских властей, которые ввязались в сирийский конфликт и нуждаются в том, чтобы как-то оправдать свои действия, создать определенное настроение в своем обществе – вот они и выдумали эту страшилку. А поскольку мы существуем в едином информационном пространстве, которое находится под сильным влиянием российским СМИ, то автоматически подхватываем эту волну.

– Значит ли это, что Казахстану не нужно бояться ИГИЛ?

– Такой же вопрос мне задавали много лет назад, но про «Талибан», – в то время шла война в Афганистане. Тогда многие эксперты тоже говорили, что талибы могут перейти на территорию Центральной Азии и начать военные действия здесь. Но что «Талибан», что ИГИЛ — явления локальные. Талибский проект был одним из инструментов, которые использовались в афганском конфликте, где столкнулись разные геополитические интересы. В свою очередь, Исламское государство — инструмент, задействованный в ближневосточном конфликте. То есть в последнем случае стоит четкая задача – перекроить карту Ближнего Востока, и это никак не касается Центральной Азии или кого-то еще. Раз Россия участвует в сирийском конфликте, значит, она защищает какие-то свои интересы. Казахстан в данном случае никак не может быть задет напрямую.

– А кого стоит опасаться? И насколько высока вероятность терактов в нашей стране?

– Что касается терактов, то их вероятность на нашей территории очень велика. Но это уже будет совсем другой проект, и он не будет называться Исламским государством. Нам стоит бояться не ИГИЛ, а таких его ответвлений, как «Вилаят-Синай» или «Вилаят-Хорасан». В географию интересов последнего как раз входит часть Центральной Азии. То есть они ориентированы конкретно на наш регион, и именно их нам надо опасаться. Кроме того, большая угроза исходит от боевиков – выходцев из китайского Синьцзян-Уйгурского автономного района или даже тех, кто едет туда. Они там уже тренируются, делают заявления, угрожают.… И если с их стороны будут какие-то террористические акции, то это, естественно, будут коммуникации, которые инвестируются КНР. География диктует свои условия. Ни ИГИЛ, ни «Талибан» не придут на нашу территорию и тем более не закрепятся здесь. У них элементарно не будет поддержки среди населения, они ее никогда не получат. К примеру, талибы могут выжить только в зоне свободных племен, расположенной по обе стороны границы Пакистана с Афганистаном, где в основе лежит пуштунский национализм, и за счет этого они получают поддержку. Что касается ИГИЛовцев, то они находят поддержку только у тех сил в Сирии, которые вошли с ними в союз и с которыми у них есть единые интересы. Если вы заметили, там сейчас много сторон, и все воюют друг с другом, даже экстремистские группировки. Это говорит о том, что единства нет, есть просто интересы. Пользуясь хаосом в стране, каждый пытается оттяпать себе кусок. И если для этого выгодно вступить с кем-нибудь в союз, то такой союз появится. Если же интересы (допустим, связанные с финансовыми потоками) расходятся, то они тут же начинают воевать друг с другом. Это уже опробованная схема. То, что сейчас происходит в Сирии, мы на протяжении долгих лет наблюдали в Афганистане... И те, кто думает, что ИГИЛ покинет географию своих интересов и перекинется на Казахстан, глубоко заблуждаются. Не стоит на это отвлекаться, нужно бояться реальных угроз.

– Как вы оцениваете готовность наших спецслужб к отражению возможных атак террористов?

– Я не могу дать профессиональную оценку уровню подготовки наших спецслужб, но, помню, как они проявили себя во время уже имевших место террористических актов. Прямо скажем: проявили они себя плохо. И это при том, что то были не настоящие теракты: они не были профессионально организованы, как, например, в Пакистане или Европе, серьезные организации не взяли на себя ответственность за них. Но если гром грянет, то, думаю, мы научимся противостоять терроризму...

Источник: http://kazislam.kz/ru


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама