RSS Контакты
Кыргызская Республика

Эксперт о методах вербовки в ряды экстремистов

03.06.2016 | Аналитика

Легко ли вам уговорить незнакомого человека, например, купить некачественный товар, подписать невыгодный контракт или сделать за вас работу? Многие ответят, что сделать это бывает невероятно трудно. Но есть люди, которые способны так обработать собеседника, что тот готов не только что-то купить, но и ехать за тридевять земель и с оружием в руках воевать за ваши идеи против совершенно незнакомых людей. А надо будет, еще и семью свою возьмет.

 О проблемах вовлечения в экстремистские организации корреспондент ИА «24.kg» беседует с психологом, экспертом по религиозному экстремизму в молодежной среде Владимиром Школьным.

 

 - Опишите, пожалуйста, психологический портрет завербованного человека.

 - Когда общаешься с человеком, подвергшимся многослойной вербовке (например, религиозно-экстремистской организации), то можно заметить одну особенность: пока говоришь с ним о вещах повседневных и малозначительных, взгляд у него остается достаточно живым и осмысленным, а мимика выразительной. Но как только разговор начинает переходить в русло, имеющее религиозную или политическую окраску, мимика у этого человека меняется, становится менее выразительной. Иногда в процессе общения появляется ощущение, что взгляд у собеседника на некоторое время становится словно остекленевшим. Своим внутренним взглядом он как будто пытается в своем мозгу воссоздать какие-то образы или картинки. Речь его становится достаточно клишированной, начинает напоминать лозунги и цитаты.

 

- Каков средний возраст людей, вовлеченных в экстремистские организации?

- Легче всего вовлечь в подобные организации подростков в возраст 12-15 лет. Чуть сложнее сделать это с людьми постарше - 19-26-летними. Привлечь в ряды «борцов за чистоту веры» или еще за что-нибудь подобное психически нормального человека после 36 лет - задача достаточно сложная. Средний возраст вовлекаемых в различные экстремистские течения по усредненной статистике составляет от 21 до 30 лет.

 

- Кто такие вербовщики? Где они учатся искусству вербовать?

- Этому никто сам не учится. И случайных людей не привлекают. Персон, способных осуществлять вербовку, отбирают специалисты по определенным критериям, и они проходят подготовку. Например, их обучают искусству входить в доверие к человеку, учат методам эмпатического общения, приемам убеждения, методам общения, благодаря которым «вбрасываемая» информация надолго фиксируется в сознании человека и заставляет его рассматривать ее с разных сторон, автоматически находя в этой информации все больше и больше привлекательных сторон и факторов. Это всего лишь небольшая капля приемов и методов в достаточно большом ручье способов «промывания» мозгов объектам вербовки.

 

- Как вообще возможно уговорить человека идти воевать за чужую идею? Причем идею, не прививаемую с детства?

- Достаточно легко сыграть на человеческом самовосприятии и завышенной самооценке. Возьмем, например араба из Алжира, переселившегося на ПМЖ в Париж. У себя на родине по своим показателям интеллекта и деловым качествам он был в числе лидеров. А приехав в Париж и пройдя различные собеседования и тестирования, вдруг понял, что его уровень подготовки достаточно далек от требуемого в столице Франции. В идеале человек этот должен взяться за самоподготовку, чтобы поднять свой уровень до требуемого, а после этого уже занять по праву принадлежащее ему место в обществе. Но так поступают только единицы. Основной массе переселенцев гордыня этого не позволяет, к сожалению. И человек, вместо того чтобы стараться вписаться в социум, начинает на него постепенно озлобляться. Наглядное тому подтверждение – тысячи выходцев из Европы, воюющих сейчас на стороне печально известной во всем мире террористической организации ИГИЛ. Это касается не только Европы. Подобный феномен распространен во всем мире.

 

- Сколько обычно времени уходит на вербовку?

- Темперамент человека, его психическое состояние, возраст, пол, психотип и другие параметры вербовщик считывает на первом же этапе общения. На втором этапе ему необходимо определить наличие у человека предыдущего как отрицательного, так и положительного социального опыта. Если коротко, то все зависит от объекта вербовки и навыков, опыта и умений самого вербовщика. Кого-то удается завербовать с первых же минут беседы, а на чью-то вербовку могут уйти месяцы. Есть и вообще неподдающиеся обработке люди.

 

- Каковы механизмы вербовки?

- В век Интернета, скоростей и информационных технологий используется несколько методов одновременно. Во-первых, – пассивный вброс информации. Это и различные демотиваторы и мотиваторы, символика группировок «борцов» за светлое будущее с соответствующими комментариями и так далее.

К активным методам можно отнести видеоролики и видеокомиксы с двойной смысловой нагрузкой, короткометражные и полнометражные «научно-популярные» фильмы и обзоры на любые интересующие людей темы. Например, постоянно муссируемая во всем мире тема надвигающегося апокалипсиса. Возьмем приводимые в хадисах признаки надвигающегося Судного дня. Снимаем видеосюжет на заданную тему с приведением цитат из Корана и Сунны. И за кадром периодически произносятся среди прочих фразы о том, что чем больше борцов за всеобщую справедливость на земле встанут под знамена джихада, тем выше вероятность того, что дата Судного дня отодвинется в необозримое будущее.

Затем подключаются различные форумы и чаты в Интернете, сотовая связь, Skype-форумы, Viber и WhatsApp каналы общения и так далее.

 

- Как доводят человека до готовности убивать другого человека, который, по сути, лично ему ничего плохого не сделал?

- Способов много. Основной - «крещение на крови». Проще говоря, человеку дают в руки боевое оружие и заставляют убить из него другого. Для пущего воздействия на «обращаемого» весь процесс снимают на видео. Это можно потом и ему самому показывать (злее и покорнее будет) и, в случае его бегства из рядов «борцов за правое дело», использовать как устрашение - пригрозить предоставить видео силовикам по месту его жительства как вещественное доказательство его причастности к боевым действиям и казням.

Более длительные способы «обращения» основываются на человеческой физиологии и психологии. Если человек систематически будет недоедать, недосыпать, изнурять себя обязательными молитвами по каждому поводу и без такового, непрерывными тренировками, и при этом за ним будут вести постоянный неусыпный надзор, то это очень сильно повлияет на его психику. А если добавить систему наказаний (как моральных, так и унизительных физических), постоянное нарушение личного пространства, полное отсутствие уединенности и возможности критического осмысления происходящего – этого будет вполне достаточно, чтобы спустя некоторое время психика человека надломилась и он начал терять волю к сохранению своей индивидуальности, своего «Я». Что и нужно командирам для получения исполнительного «мяса».

 

- Могут ли эти люди после войны жить нормальной в общепринятом понимании жизнью?

- В повседневной мирной жизни человек ко всему подходит с определенными мерками. Здесь и повседневная рутина и, чаще всего, мелочность отношений и дел, и видимость самой протяженности жизни.

На войне же с повседневной и даже ежечасной, ежеминутной и ежесекундной напряженностью окружающей обстановки все далеко не так, как в мирной жизни. И самое главное – у человека нет полной уверенности в завтрашнем дне: останется он жив или нет? Поэтому на войне иные мерки, отличная от мирной жизни система ценностей. На войне все чувства у человека чрезвычайно обостряются, адреналин в боевой обстановке на каждом шагу зашкаливает. И прежняя, мирная, система ценностей меняется почти необратимо.

Чем дольше человек находится в такой обстановке, тем ограниченнее спектр его восприятия окружающего мира, он сужается от многоцветного всего лишь до трех цветов: черного (зло), белого (добро) и серого (неопределенность). Выйти из этого состояния человеку самостоятельно почти невозможно, таково устройство человеческой психики…

 

- Могут ли бывшие экстремисты действительно раскаяться или это лишь уловка, чтобы уйти от ответственности?

- Истинное раскаяние человека может увидеть только Всевышний… В раскаянии человека другие люди могут убедиться постепенно, не только слыша слова раскаянья от него, но и видя дела этого человека на протяжении многих лет.

Есть, конечно, специалисты, которые могут по мимике, жестикуляции и телодвижениям определить соответствие намерений человека тому, что он говорит. Но таких у нас в государстве немного.

Таким образом, человек с войны просто физически и психически не может прийти тем же, каким он на нее ушел. Слишком разная шкала человеческих ценностей на войне и в мирной повседневной жизни. А если за человеком тянется кровавый след, и не один, думаю, что тут о полном раскаянии и переосмыслении ценностей говорить преждевременно.

 

- Есть ли в КР организации, которые занимаются реабилитацией людей, возвратившихся из зон боевых действий экстремистов?

- Нет. Могу только гипотетически предположить, что некоторые психиатры и психологи в частном порядке берутся, и скорее всего из меркантильных соображений, за частную практику по «излечению» представителей данного контингента.

Я глубоко убежден, что без продуманной и проработанной государственной программы, построенной и точно выверенной на основании мирового опыта, без привлечения высококвалифицированных специалистов в области человеческой психики эффективную реабилитацию кустарными методами провести практически невозможно.

 

- Как уберечь молодежь от вовлечения в религиозные экстремистские организации?

- Одна из старинных поговорок гласит примерно следующее: «Если хочешь завоевать государство – воспитай его молодежь».

В 2016-м страна отмечает 25 лет независимости, а это по социально-историческим меркам практически протяженность активной жизни целого поколения. Поколения, которое, по остаточному принципу, родителями и старшими воспитывалось на советских и постсоветских ценностях. А уже на смену этому поколению приходит следующее, которое воспитано в основном на импортной - как западной, так и восточной - культуре и ценностях, на чужой моде, этике и так далее. Отсюда и несколько мрачные прогнозы могут быть.

С молодежью надо работать. Постоянно. Разъяснять, подавать личный пример, не навязывать ей что-то непонятное или бесперспективное. Особенно в вопросах, касающихся религии. Необходимо иметь больше правдивой и достоверной информации, книг, теле- и радиопрограмм. И ответственность за это в первую очередь лежит на старшем поколении.


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама