RSS Контакты
Кыргызская Республика

Нужно сохранять местный ислам в том виде, в котором он дошел до нас

12.12.2014 | Интервью

Интервью эксперта НИИ Исламоведения Курбановой Назиры газете «Слово Кыргызстана»

1. Вы пишете: «Средняя Азия, в том числе Кыргызстан, исторически являются центром развития исламского наследия…» Разве не Ближний Восток?

Безусловно, родиной ислама является арабский Восток, но в IX–X вв. центром развития ислама ханафитского мазхаба становится Средняя Азия. 

Географически южный Кыргызстан находится в Ферганской долине, которая наряду с Самаркандом и Бухарой являлись научными исламскими центрами в средние века. Этот факт подтверждают  письменные источники известного  средневекового географа   Ибн Хордадбех (IХв.) «Китабул масалик вал мамалик», в них говорится, что «если города  Ферганской долины  Маргелан и Наманган являлись центрами исламского права, то г. Ош являлся не только центром исламского права, но и исламской теологии». Очень символично, что через тысячелетие, уже в наши дни здесь вновь открывается кузница исламских теологов, уже  на базе ОшГУ при поддержке Турецкой Республики.

В настоящее время, благодаря нашим исследователям ислама,  PHd доктору теологии  Ажимамамову Зайлабидину из арабских,  персидских, турецких, старочагатайских источников удалось доподлинно узнать о трудах и жизнедеятельности приблизительно  52 среднеазиатских  аалымов,  8 из которых являются выходцами из древнейших городов Средней АзииОша и Узгена: Абу Бакир Мухаммад бин Аби Сахл Ахмад Шамсул Аимма аль-Сарахсий (1090), Масуд бин Мансур аль-Оший (1125), Али бин Осмон аль-Оший (1173), Абу Абдиллах Насруддин Мухаммед бин Сулайман аль-Оший (1195), Махмуд бин Абдулазиз аль-Өзгендий, Фахруддин Хасан бин Мансур бин Махмуд аль-Өзгендий (1196), Умар бин Муса аль-Оший (XII вв.), Мухаммед бин Ахмад бин Али бин Халид Аби Абдиллах аль-Оший (1216), Мухаммед бин Алим аль-Амил аль-Мукаммил Мавлана Хафизуддин аль-Захирий аль-Хадий аль-Оший (1340).

Многие из них обучались и жили в эпоху так называемого «золотого века» - в эпоху исламского возрождения (VIII-ХIII вв.) и расцвета исламской культуры, науки, образования. Получив религиозное образование в Багдаде, который был столицей Арабского халифата, во времена Аббасидов, по возвращению на родину,  полученные знания аалымы распространяли среди населения. Их труды были широко известны в исламском мире, переиздавались в различных государствах,  по ним обучались будущие богословы. Так Средняя Азия становится центром исламских знаний, сюда стекался весь тюркский мир в поисках религиозных знаний, здесь были созданы религиозные школы, получили развитие исламских науки, такие как: исламское право, толкование Корана, хадисоведение и др.

2. Кому принадлежит идея проекта?

Изучение исламского наследия можно сказать общее детище НИИ Исламоведения,  людей не безразличных к судьбам страны, которые хотят видеть ислам не затягивающим назад в прошлое, вразрез национальным обычаям и традициям, а продвинутым и  интеллектуальным. В составе исследователей  целая группа молодых теологов, получивших образование за рубежом в различных религиозных учебных заведениях: доктор социологии PHd Маметбек Мурзабаев - директор Научно-исследовательского института Исламоведения в Кыргызстане, молодой перспективный исследователь, подающий большие надежды, и уже достаточно сделавший для развития исламского наследия в Кыргызстане - Зайлабидин Ажимаматов и Али Жусубалиев -  преподаватели  теологического факультета ОшГУ, пресс-секретарь Муфтията - Асан Саипов и др. дипломированные специалисты.

 По инициативе  Научно-исследовательского института Исламоведения 7 июля 2014 г.  при поддержке международной организации «Поиск общих интересов»,  был проведен  Круглый стол  с привлечением экспертов: религиоведов и теологов, сотрудников Муфтията, где и пришли к выводу о необходимости изучения  Исламского наследия  в Кыргызстана.

Причиной послужило решение государства, озадачившее общество изучением и укреплением ханафизма как традиционного вероисповедания в Кыргызстане.

3. Зачем нужно популяризировать средневековое историческое наследие? Чем оно интересно, полезно?

Сегодня перед государством стоит проблема укрепления ханафитского ислама в Кыргызстане в силу резкой фрагментации мусульманской общины на различные многочисленные течения, в том числе радикализирующие общество– создать такие условия жизни, при которых радикальная идеология изжила бы сама себя, не будучи востребованной людьми. Именно этому и способствует видение Ислама традиционными юридическими школами, в частности ханафитским мазхабом.

С учетом остроты возникающих проблем в религиозной сфере, связанных с исламом,  существует настоятельная необходимость научного исследования исламского наследия в Центральной Азии и Кыргызстане.

Вместе с тем, несмотря на то, что сегодня в республике бурными темпами идет развитие исламских процессов, к сожалению, на сегодняшний день нет ни одного научного исследования, проливающего свет на обозначенный круг вопросов, отсутствуют научные работы по изучению трудов  улемов Кыргызстана.  Исторические труды, хранящиеся в архивах Бухары, Самарканда, Ташкента пока  не доступны кыргызским исследователям и общественности. Ни разу не проводились научные экспедиции в г. Ош, Узген, Талас, Аксыйский район и другие регионы, где есть исторические памятники ислама. В то время как в Европе, в Турции, Узбекистане, Казахстане, Таджикистане, Республике Татарстан  по данной проблеме уже давно ведутся научно-исследовательские работы при поддержке государства.

К сожалению, пока изучение  исторического наследия наших аалымов в Кыргызстане находится на начальном этапе. Нынешнее поколение совершенно незнакомо с их трудами, хотя среди них были очень известные богословы. Хочу привести всего лишь два примера. Например, вышеупомянутый Абу Бакир аль-Сарахсий (1090)  из Узгена является известным в исламском мире ханафитским аалымом. Благодаря его известным трудам «аль-Мабсут», (представьте себе, состоящий из 30 томов!), ему отводится третье место в основании ханафитского мазхаба после Имама Азама Абу Ханифы (699-ж./767-ж.) и Мухаммада Шайбани (749-805-жж.). Данный труд переведен в Турции аалымом Мустафой Жеват Акшитом  на турецкий язык. Это странно, но, к сожалению,  наше общество малознакомо с его трудами. Кроме указанного труда у него есть не менее важные многочисленные богословские  труды. Его прах захоронен в  Узгене,  турецкие граждане приезжают на паломничество к его гумбезу и удивляются, что мы очень мало знаем о всемирно известном аалыме. 

Или же другой богослов, Али бин Осмон аль-Оший (1173), был  известен на весь мусульманский мир под именем Сиражуддин («Светоч религии»). Его сборник хадисов  сегодняхранится в  Берлине, Мюнхене, Каире, в  Мосуле.  Его перу принадлежит сборник фетв ханафитского мазхаба. Не менее известным был его труд «Бадул амали», написанный на арабском в стихотворной форме. Легко заучиваемый он быстро распространился по всему исламскому миру на арабском, фарси, турецком языках. Впоследствии  в  1601г. он был издан  в Мекке, затем был написан в виде книги в Стамбуле в 1876 г., Бомбее в  1878, в Дели в 1884 гг. В Турции смогли познакомиться с указанным трудом, благодаря комментариям профессора  Бекир Топалоглу в 2007г. а в 2008 г. он был переведен на кыргызский язык благодаря нашему молодому исследователю теологу,  подающему большую надеждуЗайлабидину Ажимаматову.

Также,  малоизучено в Кыргызстане исламское наследие в конце ХIХ – начале ХХ века получившее свое развитие в Кыргызстане посредством джадидитского движения, ознаменованное созданием джадидитских школ,  которое на корню было  уничтожено советской властью. Также недостаточно изучено влияние  исламской мысли в   деятельности кыргызских общественных деятелей, просветителей, акынов (поэтов) Осмонаалы Сыдык уулу, Белека Солтоноева, И.Арабаева, Талып Байболот уулу, Ы.Абдрахманова и др.  в прогрессивном движении  Туркестанского края, труды которых являются уникальными историографическими источниками, содержащими  информацию о проблемах общественно-политической и культурной жизни той эпохи. 

Таким образом, мы видим, что наши аалымы, знаменитые в исламском мире,  внесшие большой вклад в развитие исламских знаний, незаслуженно забыты у нас. Они оставили нам большое исламское наследие над которым следует работать нашим исследователям, ученым и прежде всего Муфтияту. Замечательно, что лед тронулся благодаря нашим ученым теологам, блестяще владеющими арабским, персидским, старочагатайским, турецким языками. А самое замечательное, что вскоре читатели смогут ознакомиться с  монографией Зайлабидина Ажимаматова о жизни и деятельности всех вышеотмеченных аалымов ханафитского мазхаба. Публикация готовится при  поддержке международной организации «Поиск общих интересов».

4.Что будет представлять собой образовательный портал на сайте НИИИ?

Одной из задач НИИ Исламоведения является создание образовательного портала по вопросам ислама и связанных с ним процессов, происходящих в обществе. Без него не обойтись, он является важным элементом новой информационной среды, благодаря которому  каждый может получить необходимую информацию по интересующим вопросам в любой момент времени, не выходя из дома, это очень удобно.  Его значение заключается в оказании услуг  для повышения знаний в области ислама для  всех слоев общества, начиная от учащихся и до студентов, аспиратов, исследователей,  интересующихся актуальными вопросами ислама. К сожалению, информация представленная на сайте Муфтията рассчитана только для кыргызоязычной аудитории. Мы планируем  размещать информацию на государственном и официальном языках. Сегодня уже сайт начал свою работу, если читателям будет интересно можно заглянуть туда по указанному адресу: www.riis.kg.

5.Какие труды будут содержаться в электронной библиотеке сайта?

Мы уже ознакомились с имеющейся литературой по исламскому наследию в Рукописном фонде НАН КР. Находящиеся там  книги совершенно ветхие, рассыпаются  буквально на руках, поэтому идея ее оцифровки очень актуальная. Кроме того, в процессе знакомства и интервьюирования аалымов, мы узнали, что у них на руках тоже имеются редкие книги, которые они берегут как зеницу ока. Однако узнав, что эта работа проводится  для всех мусульман, они  обещали нам показать их и позволить сделать оцифровку. Так что, Бог даст, вскоре эти редкие книги станут доступными каждому.

6.Какая необходимость в создании диссертационного Совета по Исламоведению?

Сегодня Кыргызстан как никогда нуждается в интеллектуальной исламской элите. Если раньше было достаточно только религиозных знаний, то сегодня жизнь требует дипломированного подтверждения. Поэтому, вопрос о положении в религиозной сфере только за этот 2014 год дважды  рассматривался на государственном уровне. Об однобоком  уровне знаний, отсутствии дипломов о религиозном образовании часто высказываются сами представители  Муфтията. Система исламского религиозного образования сегодня находится в стадии реформирования, вполне закономерно, она должна включать все ступени образования, начиная с основ изучения ислама и до высшего образования, в том числе и докторантуру в будущем, когда для этого будут созданы все условия. Сегодня, наши ученые-теологи пока  защищают свои диссертации в Турции по европейской PHd системе, по возвращении для подтверждения в Кыргызстане, полученной степени, они готовят ее к нострификации в ВАК КР.

В настоящее время объявлена аттестация имамов, об этом пишут все республиканские СМИ. Сегодня к имамам предъявляются достаточно высокие планки требований: иметь не только религиозное, но и светское образование,  и это, наверное, правильно,  потому что на них возлагается большая ответственность за духовность народа, которая находится в глубочайшем кризисе. Имамы должны продвигать мусульман вперед, не возвращая назад в средневековье многочисленными запретами, не противопоставлять ислам  с национальными традициями и обычаями, а искать точки соприкосновения. В этом отношении всем нынешним имамам следует брать пример со старшего поколения аалымов, которые являются носителями классического ханафизма в Кыргызстане.

7.Что это за чагатайский  язык, ведь в 18-19 в. использовался арабский алфавит?

Сегодня среди тюркологов нет единого мнения в отношении толкования чагатайского языка и определения его временных границ, но все согласны с тем, что  чагатайский  язык являлся  в средние века языком межнационального общения. Он основан на арабской графике, содержит  арабо-персидскую лексику и его различные диалекты. На нем говорили и писали тюркоязычные народности   начиная с XIII в. и практически до начала XX века. Письменные источники,  дошедшие до нас, свидетельствуют о том, что это был достаточно богатый  язык с  высоким уровнем художественной выразительности,  терминологической полноты и различных стилевых жанров  (религиозной, философско- дидактической, научной,  и др.).  Классического вида чагатайский язык достиг при Тимуридах  в государстве Маверанахр, занимавшего большую  часть территории сегодняшнего Узбекистана, запад Таджикистана и Кыргызстана во 2-й пол. XV—XVI вв. Люди, хорошо знающие арабский язык,  без проблем  читают и понимают его. Это очень хорошо, в том плане, что если мы хотим изучать исламское наследие, то без него не обойтись. Многие  дореволюционные среднеазиатские письменные источники написаны на чагатайском языке.

8.Какую ценность представляет для современности  суфийская практика, которую вы собираетесь изучать?

Зародившись еще на заре ислама, суфизм получил популярность среди кочевников, своими чудотворными и магическими действиями, которые ассоциировались у кыргызов с традиционными шаманскими обрядами. Благодаря этому ислам приспосабливался  к местным условиям, способствуя созданию синкретического народного ислама с элементами доисламских верований и традиций тюркских кочевников.

Как  известно, одним из выдающихся представителей среднеазиатского суфизма был Ходжа Ахмед Ясави. Его учение представляет собой яркий пример приспособления исламских традиций и догматики к местным доисламским верованиям. К примеру, в его труде «Хикмат» нередко имя Аллаха заменялось именем языческого божества Тенгри. По дошедшим до нас легендам, у Ахмеда Ясави был предшественник Арслан-баба или Баб-Арслан (словобаб, по арабски «ворота») так называли распространителей ислама. Сегодня так называется природный ореховый лес на юге Кыргызстана, это говорит о том, что здесь жил знаменитый суфийский шейх.

Именно суфийские шейхи создали сеть религиозных организаций среди кочевых племен Караханидского государства, они вели активную пропаганду ислама на доступном им языке тюркских наречий. Так происходило использование традиций и верований в процессе исламизации кочевников, в результате которого появился здесь так называемый  «народный ислам», отличающийся толерантностью по отношению к представителям других религий. На территории Караханидского государства повсеместно велось возведение минаретов и мавзолеев, там же существовали суфийские общины отшельников-дервишей.

Все это способствовало ускорению процесса исламизации кочевых тюркоязычных племен Семиречья в Караханидскую эпоху и их интеграции в новое этнокультурное пространство. Как показывают данные новейших археологических исследований в Кыргызстане, появление мусульманских погребений в высокогорных районах Кыргызстана связано именно с периодом Караханидского государства, что свидетельствует о распространении ислама среди кочевников жителей отдаленных горных местностей. Роль суфизма заключается в приспособлении ислама к местным обычаям и традициям. 

Следует заметить, что аалымы, у которых мы брали интервью, все очень уважительно относятся к суфизму и к суфиям, тогда как арабы не признают их вообще. «Ислам — это образ жизни», он  детально регламентирует все жизненные ситуации человека, вплоть до того, как нужно одеваться, умываться, молиться, питаться, трудится и т.д. и какие молитвы при этом нужно произносить. Можно ли сравнить  исламский образ жизни разных народов, проживающих в разных странах? Да,  можно. Но формы соблюдения ислама совершенно разные, в связи с тем, что географические,  исторические, экономические, идеологические, культурные, социально-бытовые, даже климатические условия отражаются на специфике образа жизни отдельно взятого народа. Поэтому арабская модель соблюдения ислама не похожа на турецкую, татарская на малазийскую, пакистанская на узбекскую и т.д. Когда  мы говорим о традиционном  исламе кыргызов, то речь идет о ханафитском мазхабе, более толерантном и умеренном, нежели другие.

9.С какими впечатлениями вы вернулись из Баткена? Удалось ли сделать, что планировали?

В Баткене группа, в составе сотрудников НИИ Исламоведения,  правоохранительных органов, 10 отдела ГУ МВД,  Муфтията, ГКДР КР, лидеров религиозных организаций проводили тренинги для имамов, молодежи, женщин, в рамках проекта «Поиск общих интересов», а также приняли участие на Круглом столе в Баткенской области по вопросам противодействия  экстремизму. Там мы в целом увидели своими глазами и поняли, что представляет собой самая далекая область нашей страны.

Во время проведения тренингов с аалымами, мы осознали очень важную вещь. Суть которой заключается в том, что когда на уровне местного самоуправления местный имам, директора школ, глава айыл-окмоту вместе согласованно работают, то все проблемы, связанные с хиджабом,  многоженством, халал продукцией и т. д., связанных с исламом, просто снимаются с повестки дня и не создают конфликтов на местном уровне. К примеру, имамы сел Халмиян и Сумбула рассказали о решении  конфликта,  который был связан с ношением хиджабов школьницами: учителя не хотели пускать девочек в школу в хиджабах, родители возмущались ущемлением конституционных прав. В результате собралась рабочая группа по решению вопроса в составе лиц принимающих решения на местном уровне с привлечением имама и совместно пришли к согласию, чтобы девочек пускали в школу в платках, одетых на кыргызский манер, не закутывая все лицо, а повязанного назад. Все были счастливы решением проблемы, тем, что конфликт был исчерпан, а все остались при своих интересах.

Но, я хочу немного рассказать об исследовании проведенном нами в августе этого года в Ошской и Таласской областях республики. В частности было проведено интервью, сделаны видео - и аудио записи  старшего поколения известных кыргызстанских аалымов, находящихся сегодня в преклонном возрасте, получивших исламское образование в Ташкентском исламском институте и Бухарском медресе «Мир араб» в суровое для религии советское время. Сравнительный анализ их взглядов с идеями молодых аалымов, получивших образование за рубежом,   считающих, что нельзя праздновать праздники, если они не исламские, нельзя  проводить поминки по усопшему, нельзя считать мусульманином человека, не выполняющего все ритуальные обязанности и т.д., т. е. на существующие в обществе актуальные общественные,  теологические, бытовые проблемы, неожиданно для нас показал, что у них другое мнение на этот счет. Например, аалымы старшего поколения считают, что можно отмечать праздники (и Новый год в декабре, и Нооруз весной, и государственные праздники) при условии, если они не идут во вред, считают мусульманином человека, который считает себя таковым и произносит молитву, считают, что можно совершать паломничества к местам захоронений и т. д. 

Обобщая можно сказать, что было бы замечательно, если бы такие люди  занимались дааватом, проповедуя исламские ценности для населения. Являясь последователями традиционного ислама они считают, что   нужно сохранять местный  ислам в том виде, в котором он дошел до нас, с учетом исторических, этнических, традиционных, культурных и др. особенностей. Также они выступают против каких-либо изменений, привнесенных зарубежными имамами. Считают, что нужно быть терпеливыми, даже если в окружающей жизни есть нечто, не согласующееся с их чувствами и представлениями, а новшества, как в общественной, так и в религиозной сфере следует признавать с оговорками и при условии, что они будут происходить постепенно.

Если читателям будет интересно узнать подробности исследования, можно заглянуть на наш сайт НИИ Исламоведения (www.riis.kg) и  самим увидеть и послушать этих аалымов. Некоторые из них находятся в тяжелых бытовых условиях и слабом физическом состоянии,  просят пенсию, хотя бы в тысячу сомов от Муфтията.

10.Как будете налаживать «мосты» с учеными соседних республик, чтобы  получить доступ к архивам? Или уже начали?

За многие  годы научной работы по исследованию религиозных проблем, конечно же,  налажены как Вы говорите «мосты» с учеными не только соседних республик, но и стран дальнего зарубежья. Мы приглашаем их к нам на международные конференции в рамках каких-либо проектов, они приглашают нас к себе. Иногда принимаем совместное участие в некоторых научных исследованиях, связанных с проблемами религиозного образования, экстремизма, исследования ислама. Вообще следует отметить, что все исследователи знают друг друга, если даже не лично знакомы, то знакомы трудами. Большой популярностью на международной арене пользуется наш уважаемый Кадыр Маликов, его очень ценят за его глубокие исламские знания, он считается крупным исламским аалымом.

11.Назовите, пожалуйста, исторические памятники ислама на территории Кыргызстана. Все ли они известны или предстоит еще открыть неизвестные?

В конце десятого века с приходом ислама на территорию Тянь-Шаня и принятие его кыргызами, широко распространился ислам среди населения. В это время на территории Караханидского государства появились монументы, мечети, минареты и мавзолеи, которые сочетали в себе типы среднеазиатского зодчества, связанного с исламом. Важным архитектурным наследием этого периода являются башня Бурана (близ г. Токмок) и 3 мавзолея в Узгене, относящиеся к 11 веку, а также мавзолей Шах-Фазиль, построенный примерно в 12 веке. Кроме архитектурных памятников ислама в Кыргызстане есть много мест паломничества, связанных с захоронениями исламских  миссионеров и суфиев, связанные с мифами и легендами, однако, нельзя сказать, что  научно доказанные.

Навряд ли в Кыргызстане есть неизвестные архитектурные памятники, имеющиеся давно изучены. Относительно недавно культурно-исследовательский центр «Айгине»  презентовал общественности  сакральную карту Кыргызстана, включающий в список более 1 тыс. 100 сакральных мест, которые являются местами паломничества населения, вполне вероятно, что среди них есть памятники, связанные с исламом. Для их детального изучения, безусловно, нужны научные экспедиции в составе ученых-исследователей, антропологов, этнографов и исламоведов.

12.В вашем проекте есть интригующий пункт: «Создать справочник «Кто есть кто в мусульманской умме Кыргызстана?» Какая информация будет в нем приведена?

Создание базы данных аалымов на сайте нашего института, можно сказать, что это и есть электронный вариант  своеобразного справочника «Кто есть кто в мусульманской умме Кыргызстана?»

13.Судя по планам, проект недешевый: поездки в соседние республики, экспедиции по стране, приобретение  у населения редких религиозных книг, оцифровка исторических трудов… Из каких источников это будет финансироваться?

Пока интерес проявила только турецкая сторона, вскоре начинается масштабное исследование, в том числе профессиональные съемки наших аалымов во всех регионах Кыргызстана. Конечно планы у нас амбициозные, но как говорится, дай Бог, чтобы наши планы совпали с возможностями.

 

Научно-исследовательский инстиут Исламоведения - НИИИ


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама