RSS Контакты
Российская Федерация

Крымские татары в эпоху перемен

06.05.2014 | Аналитика

События последних нескольких месяцев кардинально изменили течение крымской жизни. Они коснулись всех крымчан, независимо от их этнической и религиозной принадлежности, политических взглядов и социального положения. Полуостров впервые за долгие годы оказался в эпицентре международного внимания, а его жители стали героями многочисленных сюжетов отечественных и западных СМИ. 

Вместе с тем, осмысление геополитических трансформаций в регионе в аналитических и публицистических материалах оттеснило человеческое измерение происходящих перемен. Личностные переживания людей, разбитые семьи, коренные повороты в человеческих судьбах – остаются «за кадром» событий, называемых кем-то присоединением, а кем-то аннексией. Следует отметить, что эти события четче обозначили линии этнического раскола крымского социума. Хотя этническое размежевание сопровождало политические события и раньше, например, во время президентских выборов 2004 года, однако события нынешней весны довели этот процесс до небывалой остроты. Для каждой этнической группы Крыма эти события стали испытанием, спровоцировавшим поиск ответов на вопросы о своей идентификации. Русские, украинцы, крымские татары и другие народы Крыма были поставлены перед необходимостью личностного и группового выбора, о котором еще месяц назад многие из них и не задумывались.

Колоссальное напряжение в эти дни испытывало и продолжает испытывать крымскотатарское сообщество. Пожалуй, сопоставимым с ним были события начала 1990-х годов, период массового возвращения крымских татар в Крым, сопровождавшийся активным противодействием властей и нескрываемой враждебностью местного населения. Нельзя сказать, что в последующие годы в Крыму все было гладко, однако такого накала страстей как нынешней весной, здесь давно не бывало. Некоторых политиков и экспертов удивляет «особая позиция» крымских татар относительно произошедших событий, их упорное нежелание мириться со сложившейся ситуацией, сложные процессы поиска диалога как внутри крымскотатарского сообщества, так и с представителями крымской власти. Это становится более понятным при учете следующих факторов.

Первый фактор – крымские татары традиционно придерживались проукраинской ориентации. Украина стала тем государством, куда народ возвращался из мест ссылки. Украина легитимировала этот процесс и оказывала посильную помощь в обустройстве крымских татар. С 1991 года действовала целевая Программа помощи депортированным, в рамках которой на потребности крымских татар и других депортированных граждан было выделено более 1 млн. гривен. На эти средства были построены национальные школы, проведены коммуникации в некоторых поселках компактного проживания крымских татар, организованы культурные и образовательные мероприятия. Кроме того, крымские татары рассматривались официальным Киевом в качестве своих союзников в Крыму, где подавляющая часть населения была представлена этническими русскими, не скрывавшими своих пророссийских взглядов. Конечно, не все чаяния крымскотатарского народа были услышаны в Киеве. Многие аспекты процесса репатриации, и в первую очередь правовые, были проигнорированы. Это порождало разочарование крымских татар в политике украинских властей, но не переносилось ими на саму идею украинской государственности. Крымские татары научились разводить эти понятия, а их участие в обоих Майданах на стороне оппозиции (в 2004 и в 2013/14 гг.) говорит о том, что свое будущее они связывали с суверенной и обновленной Украиной, движущейся по пути демократизации и европейской интеграции. Февральские митинги в Крыму, организованные Меджлисом крымскотатарского народа, проходившие, в том числе, под лозунгами «Слава Украине!», яркое тому подтверждение.

Второй фактор – крымские татары традиционно с недоверием относились к Москве. В исторической памяти народа живы представления и воспоминания о трагических вехах в истории крымских татар – аннексии Крыма конца XVIIIвека и депортации 1944 года. Новейшие исследования подтверждают, что эти два события воспринимаются подавляющим большинством крымских татар как наиболее важные и значимые в их историческом прошлом. Более того, именно с ними крымские татары связывают причины своего нынешнего положения, а именно наличие проблем в политической, экономической, культурной, религиозной и других сферах. Поэтому нет ничего удивительного в том, что с появлением в Крыму «зеленых человечков», которые стали блокировать и захватывать воинские части, аэропорты, аэродромы и другие стратегические объекты полуострова, у многих крымских татар появилась паника. Многие восприняли происходящее, как повторение событий несколько сот летней давности, а именно аннексии Крыма Российской империей. Некоторые усмотрели в этом и возможное повторение трагических событий 1944 года. В разговорах между собой некоторые крымские татары говорили даже о том, что рады тому, что их родители, пережившие депортацию, не дожили до этих времен, дабы не испытывать боли при виде того, что происходит сейчас на их родине.

Учет этих факторов помогает понять те процессы, которые протекают сегодня в крымскотатарском сообществе, которое в своих политических, идеологических и религиозных воззрениях далеко не однородно. В сложных условиях изменившейся геополитической ситуации, появления новых вызовов и угроз идет сложный процесс внутренней консолидации народа, а также поиска диалога между разными группами влияния. Все значимые события новейшей крымской истории – Курултай и делегирование представителей Меджлиса во властные структуры, принятие Конституции Крыма и Указа Президента России о реабилитации репрессированных народов Крыма – находят широкий отклик в крымскотатарском сообществе, вызывая неоднозначные оценки. Попробуем подробнее рассмотреть каждое из них.

 

Курултай крымскотатарского народа

31 марта 2014 года вскоре после референдума, формально предопределившего судьбу Крыма, состоялся очередной Курултай крымскотатарского народа. Он проходил в непривычном формате. Впервые за все годы с момента репатриации крымских татар на нем отсутствовали высокие чиновники из Киева, не звучал украинский гимн. Зато, вопреки устоявшейся практике, присутствовали гости из России (муфтий Равиль Гайнутдин и президент Татарстана Рустам Минниханов). Курултай принял несколько важных решений. Первое – декларацию о начале процесса подготовки провозглашения национально-территориальной автономии крымских татар в Крыму. Второе – делегирование Меджлису права определять кандидатуры для вхождения во властные структуры Крыма. Если первое решение получило значительную поддержку, как со стороны делегатов Курултая, так и со стороны всего крымскотатарского сообщества, то второе решение вызвало горячие споры, продолжающиеся до сих пор. В ходе бурных дискуссий на закрытых заседаниях представительного органа крымских татар было принято решение о делегировании Меджлисом двух своих представителей в высшие органы власти Крыма. Этими представителями стали крупный бизнесмен Ленур Ислямов и заместитель председателя Меджлиса Заур Смирнов. Вскоре их кандидатуры были одобрены на заседании Государственного совета Крыма, который утвердил Л.Ислямова на должности исполняющего обязанности заместителя главы правительства Крыма, а З.Смирнова на должности главы Республиканского комитета по делам национальностей и депортированных граждан.

Решение Курултая и Меджлиса стало резонансным и активно обсуждаемым в крымскотатарском сообществе. Без преувеличения можно сказать, что оно привело к разделению крымских татар. Оно наблюдается как на уровне представительного органа, где сформировалась группа (примерно 10 человек из 33), категорически не приемлющих сотрудничества с властью, так и на уровне активистов и рядовых членов сообщества. На наш взгляд, ни одно из предыдущих решений представительных органов крымских татар не вызывало столько нареканий, упреков и обвинений в адрес Меджлиса, как последнее. И это понятно. Меджлис пошел против своих же решений и установок, инициируемых на протяжении последних десятилетий. Культивировавшийся «образ врага» в лице Москвы, олицетворявшей все плохое, что происходило с крымскими татарами на протяжении последних нескольких столетий, вдруг был отодвинут на задний план. Доводы членов Меджлиса о необходимости получения гарантий безопасности крымскотатарского народа, сохранения его влияния на политические процессы в Крыму, призванные «смягчить» восприятие крымскими татарами мысли о сотрудничестве с российской властью, смогли убедить не всех. Значительная часть крымскотатарского сообщества восприняла их лишь как попытки легитимировать стремление отдельных предпринимателей обезопасить свои бизнес-интересы.

В результате авторитет Меджлиса и лично Рефата Чубарова несколько упал, а социальные сети изобилуют нелестными комментариями в их адрес. Одновременно происходит поляризация крымскотатарского сообщества на сторонников двух групп влияния – Р.Чубарова/Л.Ислямова и М.Джемилева. Последний, в ряде интервью осудив решение Курултая и Меджлиса, воспринимается несогласными с решением Меджлиса крымскими татарами как принципиальный лидер, последовательно отстаивающий свои взгляды.

Процессы размежевания, происходящие в крымскотатарском обществе, некоторые эксперты предлагают рассматривать, как противостояние «диссидентов» и «лояльных». С их точки зрения, первые будут работать на «далекую» перспективу, воплощая миссию крымскотатарского национального движения, вторые – на «короткую», обеспечивая доступ крымских татар к ресурсам и принятию решений. Отмечается, что разделение носит вынужденный, тактический характер и не имеет идеологических оснований. Идея о воссоздании крымскотатарской национально-территориальной автономии привлекательна для подавляющего большинства крымских татар. Однако конкретные пути ее достижения и обусловливают происходящий раскол.

 

Конституция Крыма

11 апреля 2014 года была принята Конституция Республики Крым. Основной закон закрепил статус полуострова в качестве субъекта Российской Федерации и наделил Государственный совет законодательной инициативой. Никаких автономий: ни национально-культурных, ни национально-территориальных в Конституции не предусмотрено. Из положений национального характера было зафиксировано лишь придание статуса государственного трем языкам – русскому, украинскому и крымскотатарскому.

Следует отметить, что реакция лидеров Меджлиса на документ в целом негативная. Председатель Меджлиса Рефат Чубаров заявил, что Конституция совершенно не приемлема для крымских татар, так как в ней нет ни одной нормы, которая бы гарантировала сохранение и развитие крымскотатарского народа как коренного народа Крыма. Кроме того, по словам главы представительного органа, процесс подготовки документа был закрытым, вне широкого общественного обсуждения, а созданная конституционная комиссия собиралась всего два раза. Известно, что члены Меджлиса в работе комиссии не участвовали. Этот факт Рефат Чубаров пояснил тем, что не видел в этом необходимости по причине того, что сам документ готовился не в Крыму, а в Москве. Поэтому он через посредников, в частности, через президента Татарстана Рустама Минниханова, передал туда пожелания Меджлиса. Однако, как оказалось, они не были приняты во внимание. В связи с этим председатель Меджлиса выразил свою обеспокоенность тем, что не имеет никакого представления о планах Москвы в отношении крымских татар. Он, как и другие члены представительного органа и крымскотатарского сообщества в целом, пока не видит четкой, а главное позитивной позиции руководства российского государства. Отсюда, по его словам, напряженность и недоверие со стороны крымских татар.

Крымские политики, стоявшие за процессом подготовки Конституции, парируют всем недовольным этим документом тем, что это лишь основной закон, который зафиксировал базовые принципы. Вскоре он будет дополнен многочисленными законами, которые детализируют, в том числе, и вопросы межнациональных отношений.

 

Указ Президента России

21 апреля 2014 года Президент России Владимир Путин подписал Указ о реабилитации крымскотатарского и других народов Крыма. Следует отметить, что этот законодательный акт был инициирован буквально через несколько дней после принятия Верховной Радой Украины долгожданного Закона о восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку, который предусматривает восстановление имущественных прав репатриантов и исторической топонимики в Крыму. Если отношение крымских татар к украинскому закону было достаточно общим: закон хорош, но запоздал, то реакция на указ президента была разной.

Самую резкую оценку принятому законодательному акту дал экс-глава Меджлиса Мустафа Джемилев, заявивший, что Россия должна сама реабилитироваться перед крымскими татарами. Не признавая факта аннексии Крыма, М.Джемилев дал понять, что никаких указов от Москвы ни ему лично, ни его народу не нужно. Председатель Меджлиса Рефат Чубаров и его заместитель Нариман Джелял также критически высказались в отношении указа по причине отсутствия в нем тех положений, которые бы, с их точки зрения, отражали интересы крымскотатарского народа. В частности, лидеров Меджлиса не устраивает тот факт, что указ готовился без привлечения крымских татар, то есть людьми, которые не понимают тонкостей крымскотатарского вопроса. По этой причине там есть ряд ошибок и неточностей. Например, название народа написано через дефис, неверно указана дата депортации немцев Крыма, армяне, греки, немцы и болгары названы народами, тогда когда речь идет всего лишь о депортированных гражданах этих национальностей. А самое главное, что не устраивает лидеров Меджлиса, это декларативность указа. Как отметил Р.Чубаров, ожидания крымских татар не отражены, но если и отражены, то не указаны механизмы их реализации.

Более оптимистично на принятый указ смотрят крымские татары, входящие во властные структуры, в том числе и по квоте представительного органа крымских татар. Например, делегированный на должность главы Рескомнаца Заур Смирнов полагает, что принятие подобного указа было необходимо, теперь же следует работать над его имплементацией. Он заявил о том, что в настоящий момент обсуждается вопрос функционирования Программы по обустройству депортированных гражданах и, по его информации, правительство России готово выделить на нее 800 млн. рублей. Также он полагает, что поскольку Госсовет Крыма теперь наделен законодательной инициативой, то нужно работать над тем, чтобы лоббировать принятие законов, которые бы отражали интересы крымских татар.

Самая позитивная реакция на указ В.Путина – у лидеров оппозиционных Меджлису организаций. Так, глава общественной организации «Себат», занимающейся решением земельных проблем крымских татар, Сейдамет Гемеджи в эфире телепередачи заявил о том, что он и его сторонники переполнены радостью от того, что наконец-то крымскотатарский народ будет реабилитирован. Он выразил надежду на то, что теперь весь спектр крымскотатарских вопросов будет решен. По его мнению, для этого есть все основания, так как слова президента России не расходятся с делом. С.Гемеджи рассказал о том, что он уже на самом высоком уровне получил гарантии, что будут решены земельные вопросы, что все люди, стоящие на «полянах протеста», получат землю.

В президентском указе обращает на себя внимание то, что еще до своего приятия документ обсуждался в экспертных кругах Крыма, где в него были внесены определенные изменения. По всей видимости, это те эксперты, которые входили в состав экспертного совета при Совете министров Автономной Республики Крым при премьере Анатолии Могилеве. «Почерк» крымских экспертов угадывается в тональности указа, в котором крымские татары, армяне, греки, болгары и немцы указаны через запятую, как народы, в равной мере пострадавшие от депортации. Такой подход всегда вызывал неприятие в Меджлисе, лидеры которого обращали внимание на то, что из Крыма был выслан крымскотатарский народ и граждане других национальностей. Этим они стремились подчеркнуть особое положение крымских татар в истории Крыма и необходимость учета их интересов в нынешних реалиях. Однако представители указанного экспертного сообщества постоянно акцентировали внимание на том, что крымские татары хотят особого положения неоправданно. Таким образом, принятый указ отразил их подход к межнациональным отношениям в Крыму, проигнорировав чаяния крымских татар. В этой связи актуализировались опасения крымскотатарских лидеров о том, что может иметь место попытка создания целого ряда национально-культурных автономий в Крыму вместо национально-территориальной автономии крымских татар.

 

Ситуация в исламском сообществе Крыма

Наконец, следует отметить процессы, происходящие в исламском сообществе Крыма, которое также неоднородно. Еще несколько месяцев назад крымские мусульмане в беседах со своими единоверцами из других стран СНГ удовлетворенно отмечали, что жизнь правоверных в Украине более комфортна, чем в России и большинстве стран Центральной Азии. Они с гордостью рассказывали о том, что государство не чинит препятствий в исповедовании их религии, не препятствует в соблюдении религиозных обрядов, не вмешивается во внутренние дела мусульманских общин, да и вообще предпочитает делать вид, что проблемы мусульман его не волнуют. Теперь ситуация изменилась. Российская действительность со своим видением решения «мусульманских проблем» уже в Крыму. В российской практике есть и запрет на деятельность многих исламских организаций, свободно действовавших в Крыму, и целый список запрещенных к распространению исламских книг, присутствующих в библиотеках многих мусульман полуострова, и «привычка» активно вмешиваться в жизнь мусульманской общины.

Осознание этого привело к тому, что определенная часть мусульманского сообщества Крыма почувствовала угрозу своему существованию и стала покидать полуостров. Практикующие мусульмане составляют значительный процент тех пяти тысяч крымских татар, которые переселились на материковую Украину (в основном, в Киев и Львов). В их числе много сторонников запрещенной в России религиозной партии «Хизб ут-Тахрир» и разных салафитских групп.

Для центральной мусульманской структуры Крыма – ДУМК наступили новые времена. Муфтият Крыма оказался в центре повышенного внимания единоверцев из России, которые стали активно прибывать на полуостров. Делегации из Казани и Москвы, ранее особо не замеченные в обилии «братских» чувств по отношению к крымским мусульманам, теперь стали частыми гостями Эмирали хаджи, которого вряд ли по-настоящему радуют речи о «прибавлении» в 20-миллионной мусульманской умме России. Очевидно, что на повестке дня крымского муфтия и его команды стоит вопрос интеграции в централизованные мусульманские структуры Российской Федерации. Маловероятно, что ДУМК сумеет избежать интеграционных процессов российского ислама и сохранить автономный статус. К этому его подталкивает и внутренняя конкуренция в Крыму, а именно наличие «параллельного муфтията» в виде Духовного центра мусульман Крыма (ДЦМК), который, по всей видимости, не прочь стать главным представителем крымских мусульман в контактах с российскими единоверцами.

 

Выводы

Можно предположить, что дальнейшее развитие ситуации в Крыму будет связано с вопросами законодательного регулирования сферы межнациональных отношений. Скорее всего, представители Меджлиса примут участие в разработке законопроектов. Политический климат в Крыму будет определять то, насколько полно пожелания Меджлиса будут учитываться. Скорее всего, они будут учтены частично. Крымскому правительству придется балансировать между реализацией интересов Меджлиса и учетом мнения большинства пророссийских организаций и политиков, выступающих против любой кооперации с представительным органом крымских татар.

Одна из сфер, в которой крымские татары видят возможности для имплементации положений Конституции, это сфера языка. Несколько лидеров Меджлиса уже акцентировали внимание на необходимости внедрения обязательного преподавания трех языков в системе образования Крыма, а также обязательном владении тремя государственными языками всеми госслужащими республики.

Осознание того, что окончательное решение об отношении к правам и положению крымскотатарского народа зависит от Владимира Путина, побуждает лидеров Меджлиса искать возможности для личной встречи с ним. Об этом впервые упомянул 31 марта на Курултае президент Татарстана, к которому с просьбой о посредничестве в этом вопросе они обращались. Эту же идею повторил позже и сам Р.Чубаров, отметив, что решение об отношении к крымским татарам принимает лично В.Путин, и от этого решения будет зависеть и отношение крымских татар к российскому государству.

В целом, следует отметить, что ситуация на полуострове накаляется и скорее всего накалится еще больше в преддверии 18 мая. Риторика лидеров Меджлиса в отношении политики крымских властей становится жестче, звучат заявления об актах агрессии со стороны властей по отношению к крымским татарам, о недопустимости их вмешательства в вопросы проведения траурных мероприятий и т.д.

Эльмира Муратова, доцент кафедры политических наук и международных отношений ТНУ им. В.И.Вернадского, Симферополь, Крым

URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама