RSS Контакты
Российская Федерация

Дамир Мухетдинов: Принципы коранического гуманизма – основа для межрелигиозного диалога

01.02.2016 | Межконфессиональный диалог

29 января по поручению Председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации (ДУМ РФ) и Председателя Совета муфтиев России (СМР) муфтия шейха Равиля Гайнутдина первый заместитель Председателя ДУМ РФ Дамир Мухетдинов выступил с докладом на тему «Коранический гуманизм как интегральная основа для межрелигиозного диалога» на круглом столе «Культура диалога и просветительство ― общая гуманитарная задача религиозной и светской дипломатии». 

Мероприятие под руководством председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, ректора Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, митрополита Волоколамского Илариона прошло в актовом зале Общецерковной аспирантуры и докторантуры.

В круглом столе, который состоялся в рамках XXIV Международных Рождественских образовательных чтений, приняли участие представители традиционных религиозных общин и органов государственной власти России, отечественные и зарубежные дипломаты, ученые, руководители и преподаватели высших учебных заведений.

Участники обсудили значение религиозной, государственной, публичной и культурной дипломатии, а также просветительской деятельности в межхристианском и межрелигиозном общении, укреплении международного сотрудничества, развитии межкультурной коммуникации, противостоянии новым вызовам и угрозам.

 

Предлагаем вашему вниманию текст доклада Дамира Мухетдинова:

Уважаемые организаторы и участники круглого стола «Культура диалога и просветительство – общая гуманитарная задача религиозной и светской дипломатии»!

От имени Духовного управления мусульман Российской Федерации, Совета муфтиев России и себя лично я приветствую вас братским мусульманским приветствием Ассаляму алейкум ва рахматуллахи ва баракатуху – Мир Вам, милость Всевышнего и Его благословение!

Свой доклад я хотел бы посвятить кораническому гуманизму как фундаменту исламской концепции межрелигиозного диалога и межкультурной коммуникации. Кораническая антропология принципиально отличается от того эксклюзивистского подхода к религии, который неоднократно демонстрировался на протяжении исламской истории и который принял сейчас наиболее радикальные формы в ближневосточном регионе. Исконный коранический гуманизм базируется на нескольких столпах: братство человечества, правоверность человеческой природы, универсальность божьего водительства, религиозный плюрализм, всеохватность божественной милости.

Ясно, что в VII в. н.э. эти богооткровенные истины были совершенно новаторскими, намного опередив свое время. Даже сам Пророк (мир ему), который в нашей традиции считается образцом Совершенного Человека, не сразу осознал всю их широту и глубину. Так, после Ухудского сражения (625 г.), когда мусульмане потерпели поражение от войска мекканцев, из уст Пророка вырвались следующие слова: «Разве спасется народ, окровавивший лицо своего пророка, который призывал их к Господу?!». И ему тогда было внушение свыше: «Богу, а не тебе, решать – смилуется Он над ними или покарает за нечестие. Воистину, Богу принадлежит все, что на небесах и на земле: Он прощает, кого хочет, и карает, кого хочет. Всепрощающ Он и всемилостив» (Коран 3: 128-129).

Если даже Совершенный Человек иногда испытывал затруднения относительно всеохватности божественной милости, то разве удивительно, что этот и другие принципы коранического гуманизма не всегда получали подобающее отражение в традиции, носителями которой были простые люди? Тем не менее, следует отметить, что в истории ислама находились крупные мыслители-обновители, которые раскрывали гуманистический и плюралистичный потенциал Корана. Из средневековых мыслителей упомяну лишь имена аль-Газали, Ибн Араби и Ибн Каййима ал-Джаузия. Из мыслителей Нового времени особого внимания заслуживают Мухаммад Абдо, Махмуд Шальтут, Муса Бигиев, Риза Фахраддин и Тауфик Ибрагим. Каждый, кому интересна гуманистическая интенция Корана, может обратиться к первоисточнику и к работам этих авторов. Я же вкратце представлю свое видение проблемы.

Итак, первый столп коранического гуманизма – это братство человечества. В Коране сказано: «О люди, бойтесь Господа вашего, что сотворил вас от одного существа, создав ему из него же пару и распространив от них обоих множество мужчин и женщин… – страшитесь [разрывать] родство [сие]» (4:1). Пророк Мухаммад (мир ему) пошел против расового, этнического и религиозного эксклюзивизма, подчеркивая братство и единство человеческого рода. Ему принадлежат следующие слова: «О люди, воистину у вас один Господь и один прародитель, а потому нет превосходства араба над неарабом, неараба – над арабом, светлокожего – над темнокожим, темнокожего – над светлокожим, разве только по их благочестию» (Ибн Ханбал). Братство человечества является условием добрососедских отношений и проявления универсального милосердия, не делающего различия между «своими» и «чужими». Ведь как иначе могут относиться друг к другу братья и сестры, имеющие общих родителей и являющиеся, по сути, одной семьей?

Другим важным принципом налаживания благожелательных отношений выступает положение об исконной правоверности человеческой природы (фитра), которую можно считать вторым столпом коранического гуманизма. Согласно Корану, человек по своей природе является монотеистом и таковая его натура в субстанциальном плане неизменна. Об этом свидетельствует айат, повествующий об исповедании человеческого рода, которое состоялось в некий надисторический момент. Еще до сотворения мира Господь обратился к людям:

– Не Я ли Господь ваш?

– Да, воистину, – отвечали они. –

Мы [это] свидетельствуем (7:172)

Убежденность в правоверности исконной человеческой природы служит противоядием от ненависти на религиозной почве. Религиозная ненависть всегда вызвана поверхностным отношением к человеку – отождествлением возможных заблуждений человека с самой его природой. Это ошибочный подход. В действительности, природа человека, если выражаться философским языком, это субстанция, а его заблуждения – акциденция. Взгляд религиозного человека – это всегда взгляд на субстанцию, на основание. Религиозный человек должен стремиться вернуть другого человека на истинный путь, очистив субстанцию от акциденций. Образно говоря, природа человека – это чистое зеркало, способное отражать Свет Божий, а грех – это грязь. В сущности, негативное отношение возможно только к самому греху, а не к человеку, совершающему грех: мы ведь не станем разбивать зеркало только потому, что оно не отполировано как следует?

Далее, третьим столпом коранического гуманизма является вера во всеобщность божьего водительства. Начиная с сотворения человечества, Бог всегда наставлял его на истинный путь, посылая пророков. Божье водительство не ограничивается одним народом или одним регионом, но распространяется на все человечество. В Коране указано, что посланники были отправлены к каждому народу (16: 36), при этом Бог рассказал в Коране далеко не обо всех пророках. Согласно одному хадису, всего их насчитывается ок. 124 тысяч. При этом важно, что универсальность божьего водительства предполагает также единство пророческих посланий, которые все тождественны исламу (4: 163; 21: 92 и др.). Сущностью же ислама, то есть смирения перед Богом, является Единобожие, праведный образ жизни и вера в посмертное существование.

С универсальностью божьего водительства тесно связан четвертый столп коранического гуманизма – плюрализм, притом не только этнический, но и религиозный. Согласно Корану, этническое многообразие является «знамением Божьим для людей знающих» (30: 22). Божьим знамением выступает и религиозное многообразие. Ибо разделение людей на разные общины вызвано именно появлением пророков (2: 213). Более того, в Коране ясно сказано: «Если бы Господь того восхотел, Он сделал бы человечество единой [религиозной] общиной. Но люди не перестанут различаться [в верованиях].., и именно ради сего Бог создал их» (11: 118-119). И в других местах Корана неоднократно подчеркивается, что если бы Господь восхотел, то все люди приняли бы одну веру (6: 107; 10: 99 и др.).

Эту предопределенность религиозного многообразия нужно осмыслять в контексте различия между абсолютным и относительным в религии. Пророческие миссии обладают единым основанием – верой в Единобожие, в необходимость праведных дел и посмертное существование. Это абсолютная и неизменная часть – ядро религии. Относительная же часть – это конкретный закон, явленный благодаря определенному пророку, и те образы, понятия, категории – короче говоря, тот язык, на котором пророк обращается к народу, ведь сказано: «Мы являли только посланников, говорящих на языке своего народа» (14: 4). Таким образом, вполне возможно согласовать реальное религиозное многообразие и веру в его предопределенность: Господь обращается к разным народам на понятном им языке, при этом ядро этого обращения остается неизменным. Кроме того, каждая небесная религия содержит как божественное, так и человеческое измерение. Нужно только уметь отделить зерна от плевел. Именно в этом состоит суть той плюралистичной философии религии, которая, как я надеюсь, когда-нибудь будет развита на основе исконных коранических принципов.

Наконец, пятый столп коранического гуманизма заключается в вере во всеохватность божественной милости. Имя ар-Рахман «Милостивый» является вторым именем Бога наряду с именем «Аллах». В Коране порой эти имена даже используются как взаимозаменяемые (17: 110). Как справедливо отмечалось в наше классическом богословии, Милостивый – это главный атрибут Бога, возвышающийся над другими Его атрибутами. Такое мнение, прежде всего, базируется на словах Корана: «Моя милость охватывает каждую вещи» (7: 156). Исламских мыслителей также вдохновлял хадис, в котором передается речение Бога: «Воистину милость Моя превышает гнев Мой!» (ал-Бухари).

Вера во всеохватность божественной милости имеет множество приложений. Прежде всего, она означает, что человек должен сам стремиться к развитию в себе качеств, связанных с милосердием. Как справедливо отмечает ал-Газали, таковое развитие проявляется в доброжелательном отношении ко всем людям, в призыве оставить беспечный образ жизни и обратиться к Богу, в помощи всем страждущим, в умении разделить с ними горе и лишения. Не находим ли мы ту же самую идею в Нагорной Проповеди, где Иса (мир ему) призывает: «Будьте сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Матф., 5: 45).

Другим важным следствием веры во всеохватность божественной милости является надежда на конечный благой исход для всех людей, что получило отражение в богословской идее конечного спасения, которая известна в христианской культуре как апокатастасис. Хотя эта идея не была доминирующей в традиционном богословии, все же она имела широкое распространение во времена сподвижников Пророка и получила развитие у ведущих представителей уммы (Ибн Араби, Ибн Таймиййа, Ибн Каййим, Муса Бигиев и др.).

Итак, я выделил пять принципов коранического гуманизма: братство человечества, правоверность человеческой природы, универсальность божьего водительства, религиозный плюрализм, всеохватность божественной милости. Ясно, что принятие этих богооткровенных истин исключает всякий эксклюзивизм. Поэтому не случайно, что в Коране мы находим призыв отбросить веру в непогрешимость лишь одной из религиозных общин и соревноваться в добрых деяниях: «Не как вы, [уверовавшие в Коран], то себе мните и не как то себе мнят люди Библии; нет же – кто содеет зло, получит за это…, а кто, будь то мужчина или женщина, творит добро при вере [в Бога], войдет в Рай» (4: 123-124). Или в другом месте: «У каждого – свое направление.., так стремитесь же опередить друг друга в добрых деяниях» (2: 148).

Я убежден, что эти принципы коранического гуманизма составляют надежную религиозную основу для межкультурной коммуникации и межрелигиозного диалога. Безусловно, важными достижениями эпохи Просвещения – при всей ее неоднозначности – являются развитие плюрализма, веротерпимости, призыв к диалогу и религиозной свободе. Однако эти идеи мы находим уже в Коране и других богооткровенных писаниях. Лишь недальновидность людей средневековой эпохи помешала разглядеть и адекватно оценить этот плюралистичный потенциал.

В контексте современной информационной войны против ислама, спровоцированной в том числе невеждами, прикрывающимися именем нашей великой религии, крайне важно подчеркивать исконные плюралистичные установки Корана. Я верю, что они важны не только для мусульман, но и для представителей других религий, ведь коранический гуманизм позволяет непротиворечиво интегрировать истины духовных традиций, обосновав единую основу для плодотворного межрелигиозного диалога. Исповедание Единобожия и совершение добрых дел – это главные заповеди, ядро любой небесной религии, и их не нужно смешивать с вопросами, обладающими вторичной важностью.

Закончить свой доклад я хотел бы словами великого суфия Джалаладдина Руми, в которых он так представил духовную и сердечную основу подлинной веры: «Община любви [к Богу] вне всех религий, для влюбленных община и религиозный толк — Бог» (Маснави, 2: 1749).

 

29 января 2016 г., Москва

Мусульмане России – ДУМ РФ


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама