RSS Контакты
Российская Федерация

Так ли страшны мигранты как их «малюют» СМИ? - Интервью с Сергеем Абашиным

21.10.2013 | Интервью

Интервью с доктором исторических наук, профессором Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергеем Абашиным о мигрантах, исламизацией в их среде, а также российской политике в области миграции.

Серегй Абашин – автор более 100 публикаций, в том числе монографии «Национализмы в Средней Азии: в поисках идентичности» (СПб: Алетейя, 2007). Ответственный редактор сборников статей и коллективных монографий:

- Ферганская долина: этничность, этнические процессы, этнические конфликты. М.: Наука, 2004;

- Среднеазиатский этнографический сборник. Вып.5. К 100-летию со дня рождения Ольги Александровны Сухаревой. М.: Наука, 2006;

- Центральная Азия в составе Российской империи. М.: Новое литературное обозрение, 2008.

- Сергей Николаевич, как вы оцениваете миграционную политику в России? Насколько экономике России нужны рабочие руки из стран бывшего Советского Союза?

- Начну со второй части вопроса – рабочие руки России, несомненно,  нужны. Последствия демографического кризиса девяностых годов прошлого двадцатого века будут сказываться еще долгое время. В ближайшие десять лет ожидается как сокращение абсолютного числа населения, так и,  что еще более существенно для российской экономики сокращение числа трудоспособного населения. «Восстановить» нехватку трудовых ресурсов за счет резкого повышения производительности труда в такой короткий срок не представляется реальным. Поэтому без иностранной рабочей силы не обойтись.

Что касается сегодняшней миграционной политики России, то она представляется мне двойственной. С одной стороны, явную либеральную идеологию в утвержденной Концепции  государственной миграционной  политики, которая ясно формулирует задачу привлечения в страну мигрантов. С другой стороны, в текущих решениях и в речах политических деятелей мы чаще встречаем негативное отношение к миграции, подчеркивание не положительны, а отрицательных ее сторон, часто в очень преувеличенном виде. Одно из последних заявлений Президента Российской Федерации В.В.Путина звучало примерно так «если они не способны усвоить обычаи нашего региона, будем принимать меры, наказывать…». Соответственно депутаты ГД советуют не пускать детей, так называемых нелегальных мигрантов в общеобразовательные школы, самих мигрантов «выдворять» за малейшие нарушения административного законодательства, повышать штрафы и усиливать всевозможные меры контроля. Многие политики требуют введения визового режима. Все эти высказывания и требования на разных уровнях не соответствуют по духу и часто по букве той миграционной политике, которая была провозглашена и декларирована в государственной концепции, которую же чиновники сами и принимали.

- Перед единым днем голосования 8 сентября в СМИ прокатилась волна истерии по поводу мигрантов. Для них даже оборудовали специальный лагерь для временного пребывания, который в народе прозвали даже «концлагерем». Реально ли бороться с нелегальной миграцией при помощи таких спецлагерей?

- Особенно заметны негативные высказывания по поводу мигрантов и миграционной политики были в Москве. Все оппозиционные кандидаты на пост столичного мэра охотно обыгрывали миграционную тему, желая снискать любовь и  голоса москвичей. Власть не осталась в долгу -  тут же отреагировала и также стала использовать  аналогичную риторику, понимая ее популярность у некоторых групп населения.

Одним из элементов такой предвыборной борьбы и стало, как я полагаю, открытие в Гольяново лагеря для временного содержания так называемых нелегальных мигрантов, которые многие СМИ диаспор тут же окрестили «концентрационными». Говоря об этом лагере, сразу надо отметить – нелегальные мигранты, которые нарушили действующее административное законодательство, не преступники в полном смысле этого слова, не уголовники.   Поэтому условия содержания в лагерях временного пребывания должны соответствовать международным нормам, должны соблюдаться права человека, эти люди не должны ощущать себя заключенными, находящимися «за решеткой». Сведения о том насколько в таких лагерях соблюдаются права человека, нормы гигиены – а известно, что в лагере временного содержания в Москве заболело более 20 человек, информация о продолжительности  пребывания  в них,  весьма противоречивы. Отсюда и вопросы к законности нахождения в этих лагерях  мигрантов.

Кроме того, сами попытки представить такие лагеря как основное и действенное средство «борьбы» с так называемой нелегальной миграцией носят чисто пропагандистский  характер и не более того. По оценкам экспертов на территории России находится около 3-4 миллионов иностранных мигрантов, которые, так или иначе, нарушают законы о пребывании или трудовой деятельности в России. Создание лагерей временного пребывания для такой огромной массы людей потребует  таких же огромных финансовых вложений. Естественно, это будут деньги налогоплательщиков, деньги россиян. Кроме того, создание таких лагерей будет иметь множество социальных и политических издержек, которые даже трудно оценить. Поэтому такого рода лагеря не являются решением проблем, связанных с трудовой миграцией в России.

- Есть мнение, что неконтролируемая миграция сегодня является одним из главных вызовов межрелигиозному миру в России, поскольку в среде мигрантов, в том числе из Средней Азии, зачастую распространяются экстремистские идеи и вербуются боевики. Каково Ваше мнение об этом?

- Во-первых, я хочу заметить, что нет прямой зависимости между «экстремизмом» и «нелегальностью». Исповедовать радикальные религиозные идеи могут одинаково и так называемый нелегальный иностранный мигрант, и вполне легальный, и российский гражданин. Во-вторых, сами страхи по поводу межрелигиозного мира в связи с миграцией мне кажутся преувеличенными. В настоящий момент мы не видим в России каких-то очевидных проблем, связанных с религиозными взглядами иностранных мигрантов. Мигранты в  большинстве своем приезжают на заработки, это является главной целью их нахождения на российской территории, после чего большинство из них уезжает домой в свои страны. К слову, и сами страны Средней Азии являются светскими и там, например  в Узбекистане, осуществляется весьма строгий контроль за религиозной деятельностью.

И в-третьих, разумеется, факты и риски, связанные с тем, что среди мигрантов действуют и появляются религиозные экстремисты, реально существуют. В связи с этим государство должно проводить работу, прежде всего социальную, с тем, чтобы люди не становились жертвами их пропаганды, эта работа должна быть постоянной и планомерной.

- Недавно в новостях говорили о преступности в мигрантской среде. Одни говорили, что мигранты совершают 50% преступлений, а другие приводили совсем другие цифры. Кто прав? Неужели мигранты на самом деле совершают большое число преступлений?

- Существует официальная статистика, согласно которой все иностранцы совершают в России примерно 3% от общего числа преступлений разной степени тяжести. Разумеется, в эту цифру не входят административные правонарушения, т.е. работа без разрешения на трудовую деятельность, превышение сроков пребывания на российской территории, отсутствие миграционного учета. Общее же число именно уголовных преступлений примерно соответствует той доле, которую иностранные мигранты составляют в общем количестве наличного населения. Если же возьмем Москву – тут цифры будут больше -  около 20% всех видов преступлений совершается иностранцами, но в Москве и процентное соотношение мигрантов к местным жителям в целом больше, чем среднее значение по стране. В целом можно сказать, что 99% мигрантов – это законопослушные люди, и только 1% из них нарушают российское уголовное законодательство.

- Как возможно упорядочить миграционную политику? Какие шаги необходимо предпринять официальным структурам?

- Задействовать все механизмы интеграции трудовых мигрантов возможно только при условии их легализации. Наличие регистрации, официальных трудовых договоров, выплаты налогов, наличия соц. пакета (медицинская помощь, образование и т.д.) – все это работает только в том случае, если иностранный гражданин имеет легальный, документированный статус на территории России.

Я считаю, что проблема так называемой нелегальности иностранных мигрантов во многом связана с чрезмерно жесткими правилами и ограничениями, созданными нашей бюрократической системой. Известно, что срок пребывания иностранного гражданина из стран СНГ на территории Российской Федерации ограничен тремя месяцами, после чего мигрант, не имеющий разрешения на работу, должен покинуть Россию. Многие трудовые мигранты из той же Москвы вынуждены раз в три месяца ехать, например, на российско-украинскую границу и пресекать ее, а затем возвращаться обратно и получать, таким образом, необходимую легализацию на следующий срок. Большинство мигрантов не имеют возможности идти таким сложным путем. Они остаются в России, т.е. нарушают закон, и превращаются в так называемых нелегалов. Может быть, рациональнее было бы разрешить иностранцам продлевать свой срок пребывания в России не сложным путем через «путешествие» в соседнюю заграничную страну, а просто посещением отделения УФМС по месту пребывания. Это удобно и выгодно не только иностранному рабочему, но и государству, которое будет иметь информацию о местонахождении данного мигранта, контролировать его передвижения. Чем проще будут такого рода процедуры, тем проще будет легализовать мигрантов. Меньше станет коррупционная составляющая теневого бизнеса, существующая за счет так называемых нелегалов.

Самым же главным препятствием на пути к легализации являются квоты на привлечение иностранной рабочей силы, которые автоматически превращают всех, кто в квоту не попадает, но трудится в России, в нарушителей закона. Квота, на мой взгляд, не выполняет сегодня своих целей регулирования миграции, а только создает новые сложности, поэтому ее нужно радикально модифицировать или отменять.

- Ежегодно десятки и сотни тысяч мигрантов получают российское гражданство. Среди них немало этнических мусульман. Какими вам видятся механизмы интеграции наших новых сограждан в российское общество?

Сама процедура получения гражданства довольно длительная, человек, претендующий на него, уже должен иметь длительный срок законного проживания на территории России, а соответственно, место жительства и работу. Это означает, что подойдя к получению гражданства, он уже в достаточной степени владеет русским языком, имеет востребованную профессию, отношения с коллегами, т.е. он уже интегрирован в значительной мере в общество. Поэтому думать об интеграции нужно не столько после того, как иностранец становится российским гражданином, а до этого – создавать условия его легализации, получения им образования и повышения трудовой квалификации. Иностранный гражданин, который в  связи со своей трудовой деятельностью длительно живет в стране, должен, возможно, получить больше прав, в том числе участвовать в жизни местного сообщества, вступать в контакты с окружающим населением. Это еще не совсем привычная для нас идея, но многие страны мира уже идут по этому пути и России тоже надо думать на эту тему.

- С чем вы связываете феномен исламизации мигрантов из Средней Азии. По наблюдениям, приехав в нашу страну,  они становятся более религиозными,  нежели были у себя на родине.

Такой процесс – усиление религиозной идентификации мигрантов – наблюдается не только в России. Такая тенденция прослеживается во всем мире. Это связано с тем, что утратив связь с родиной, человек в какой-то степени начинает терять и национальную самоидентификацию, но при этом ему необходимо взамен сформировать какие-то новые формы идентичности, выработать новые механизмы доверия и близости, найти свою среду общения, где он будет чувствовать себя комфортно. Такой новой средой становятся нередко религиозные общины, в которых человек, который уже осознал себя мусульманином, чувствует себя своим, видит проявление внимания, готовность прийти на помощь, подсказать, посоветовать. Религиозная община становится для него новой родиной.

- Меняется ли в странах Средней Азии отношение к России, сохраняет ли наша страна авторитет и привлекательность в глазах жителей Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана?

Не так давно я был и в Кыргызстане, и в Таджикистане, и в Узбекистане, общался с местными жителями. Многие уже жили в России и сумели заработать, построили себе новый дом, женили сына. Купили машину, а кто-то сумел организовать свой бизнес. Миграция создает скорее привлекательный образ России как страны, куда стоит поехать для того, чтобы улучшить свое материальное положение и посмотреть мир. Люди охотно отдают своих детей учить русский язык, слушают российскую музыку, интересуются русскоязычной литературой. Что касается ксенофобии и антимигрантских выпадов в российских СМИ, то ведь надо понимать, что большинство мигрантов,  особенно из сельской местности, имеет об этом смутное представление. Они не часто читают российские газеты, редко смотрят телевизор. В своей повседневной мигрантской жизни они имеют кроме негативного также и позитивный опыт общения в России, у них там появляются коллеги, друзья, общие интересы. Я надеюсь, что, несмотря на сложности и трудности, это позитивное восприятие сохранится, а российское общество само выработает более прагматичное отношение к миграции и Средней Азии.

Беседовала Нина Зотова, Издательский дом «Медина»


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама