RSS Контакты
Российская Федерация

К 70-летию начала наступления советских войск под Сталинградом

22.11.2012 | Ислам: прошлое и настоящее

Как часто в наши дни мы склоняем головы на площади Павших Борцов в Волгограде? Здесь находится братская могила трех воинов – защитников Сталинграда разных национальностей: это испанец Рубен Руис Ибаррури, русский летчик Владимир Григорьевич Каменщиков, татарин-артиллерист Хафиз Фаттяхутдинов.

Хафиз погиб 14 января 1943 г. В этот день «в бою под Басарчино… по своей инициативе, взяв с собой орудие и пулемет с расчетами, всего 10 человек, проехал на фланг, а затем в тыл противника, истребил до 400 вражеских солдат и офицеров, выдержав получасовой бой с силами, превосходившими его силы в 70 раз, положил начало разгрому группировки, угрожавшей остановить наступление советской армии». Так погиб истинный татарский батыр, уроженец аула Трехозерки Краснооктябрьского района Нижегородчины, выпускник татарского педагогического училища в Кочко-Пожарках...

70 лет назад, как и столетия раньше, наши предки защищали свой дом от врагов, пришедших с Запада. Вмае 1942 г., в дни, когда провалились наступательные операции Советской армии, и началось нацистское наступление на Волгу и Кавказ, газета «Труд» опубликовала обращение за подписью муфтия Центрального Духовного управления мусульман Габдуррхмана Расули. Из поколения еще джадидских лидеров он оказался единственным выжившим мусульманским деятелем, авторитетным в масштабе всего СССР. Обращение было принято на состоявшемся 15–17 мая 1942 г. (впервые после 1926 г.) съезде мусульманского духовенства в Уфе. В «Обращении представителей мусульманского духовенства к верующим по поводу немецко-фашистской агрессии» было сказано: «Великий Аллах в Коране говорит: “Сражайтесь с теми, которые сражаются с вами, но не будьте зачинщиками, ибо Бог не любит несправедливых” (Бакара, стих 186)».

Особенностью 1942 года стало развертывание боевых действий в Поволжье – регионе, который татары считали своей исторической колыбелью. Это понимание отражено в таком официальном документе, как «Поздравительное письмо татарам-фронтовикам от татарского народа». Это письмо является самым массовым (1 511 317 подписей) и наиболее известным документом, подчеркивающим контакты татар на фронте и в тылу. Вопреки названию, среди первых подписантов присутствуют и русские фамилии. Имена представителей интеллигенции – преимущественно татарские, включая профессора-химика Гильма Камая, профессора-медика Абубекра Терегулова, композитора Назипа Жиганова, драматурга Таги Гиззата. Затем идет текст, взятый из эпоса «Идегей»: «Сегодня мы, объединяясь с вами, встав на берега нашей матери Волги (Идели) по обычаю наших дедов, целуя землю, даем клятву... Солнце, будь свидетелем, дом-Идель! До того как мы не освободим все земли нашей родной земли, мы не опустим меч!».

*        *        *

В годы, когда на землях вдоль Волги развернулось великое сражение, исторический Идегей должен был восприниматься как один из золотоордынских правителей. Действительно, среди наиболее известных деяний эмира Идегея (1352–1419) – восстановление единства Золотой Орды и победа над войском великого князя литовского Витаутаса (1399), обозначавшее спасение Руси от поглощения с Запада. Правление Идегея считается последним эпизодом единства Золотой Орды, хотя он и не смог удержать это государство от распада, погибнув в междоусобной войне.

Обращает на себя внимание, что посвященный ему эпос «Идегей» был впервые опубликован в казанском журнале «Совет эдэбияте» («Советская литература») в номере 11–12 за 1940 год. В самый разгар Великой Отечественной войны, в 1942 г., историк Хайри Гимади выступил в Казани с докладом «Из истории борьбы народов Среднего Поволжья против татаро-монгольского ига». Жестко критикуя золотоордынское государство, Х. Гимади вывел в своем докладе апологию «антимонгольского» народного творчества, главным образом поэтического – баитов и дастанов, связанного с традицией, рожденной в медресе. Среди прочих упоминался и дастан «Идегей».

Как сказал Х. Гимади, «можно разрушить города и сжечь людей, но невозможно стереть с лица и уничтожить целый народ». Идегей, поднявший людские массы от Сарая до Булгара и от Вятки до Камы против врагов, опирался на народ, отсюда его сила и мощь.

В качестве доказательства историк привел текст дастана:

«[Идегей] был другом рабу, простому человеку,

Безлошадному был он конем.

Заблудившемуся – путем.

Был он жаждущему – питьем

Был он страждущему – врачом.

Одинокому был он мечом.

Посохом для пешехода был.

Опорою для народа был».

В своем докладе Х. Гимади делает попытку создать миф о положительном герое Идегее, противопоставляя его Тохтамышу (Идегей как тюрок противопоставляется хану – монголу и чингизиду, тем самым создается патриотическая легенда, как в анализируемых баитах). Герой также противостоит другим врагам своей родины – Аттиле, Чингисхану, Батыю и Наполеону, а также современным написанию работы Х. Гимадифашистским захватчикам. Соответственно Казанское ханство, выросшее на землях Булгарского ханства, противопоставляется Золотой Орде. Ведь именно на землях Казанского ханства был основан Татарстан, выросший как цветок среди народов СССР, по утверждению Гимади.

Автор также дает весьма подробное изложение историософских взглядов великого алима Ш. Марджани. Вначале советский историк оценивает роль принятия Ислама булгарами в 922 г. как «очень большое и важное событие в истории булгар». Влияние высокой арабской культуры у булгар прослеживается в поэзии, историографии, астрономии, географии, медицине, философии и других науках. Статья написана в военное время, поэтому Гимади указывает: Марджани, опираясь на данные арабских историков, пишет, что булгары смотрели на оружие с любовью и уважением. Марджани, согласно этому анализу, уделяет особе внимание победе булгар над монголами в 1223 г.

Личности самого Ш. Марджани посвящена статья литературоведа М. Гайнуллина, вышедшая в свет в декабрьском номере журнала «Совет эдэбияте» в 1943 г. В ней впервые с конца 1920-х гг. великий богослов оценивается положительно. По Гайнуллину, Октябрьская революция дала возможность народам изучать пройденные ими пути, поэтому необходимо дать оценку деятелям, способствовавшим рождению «поры пробуждения». «И здесь, –пишет автор, –велика роль Шигабетдина Марджани. Мы его уважаем, оценивая с этой точки зрения».

*        *        *

Казанской оттепели было суждено закончиться очень быстро. Эпос «Идегей» будет вновь напечатан только в годы перестройки. Тогда же новое поколение ученых даст справедливую оценку и Шигабетдину Марджани. Но навеки останется подвиг народа, сломившего на берегах Идель-йорта хребет немецко-нацистскому чудищу… 

Айдар Хабутдинов, доктор исторических наук

URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама