RSS Контакты
СНГ

Узбек-хан и его качества

18.02.2015 | История в лицах

Лучшие люди познаются высшим нравственным развитием

и высшим нравственным влиянием.

Русский писатель Ф.М. Достоевский

 

Нации существуют, покуда сохраняется их нрав,

а коль уж нрав их ушел, так и народ сгинет.

Египетский поэт Ахмад Шауки

 

 

 

Автор: Зайнуддинов Д.Р.

     В 2013  году исполнилось семьсот лет с момента восхождения Узбек-хана на престол в 713 г.х./1313 г., период правления которого продлился около тридцати лет: как современники хана, так и нынешние исследователи считают его одним из самых успешных правителей в истории Золотой Орды. Египетские султаны именовали Узбека «Его высокое величество, султан, великий брат, любезный, знающий, справедливый, крупнейший хан, султан ислама и мусульман, султан монголов, кыпчаков и тюрков, краса современных правителей, столп дома Чингиз-хана, обладатель трона и короны, поддержка богобоязненных, клад верующих».

     Римский папа Бенедикт XII (1334-1242 гг.), обращаясь в своем письме к Узбек-хану, писал: «Его величеству хану Узбеку, императору татар светлейшему милость в настоящем, которая пусть приведет к славе в будущем».

     В.Л. Егоров так описывает Узбек-хана: «В правление Узбека Золотая Орда достигла пика своей военной мощи и политического авторитета среди других государств. В ее культурном развитии был сделан несомненный рывок, позволяющий говорить о зарождении и развитии собственной золотоордынской культуры, как в сфере духовной, так и материальной. Границы государства на редкость были стабильны, и его территория простиралась от Камы на севере до Кавказского хребта на юге и от Оби на востоке до Дуная на западе. Через Золотую Орду проходили безопасные и удобные пути международной караванной торговли, ведшие из Китая в Западную Европу и обратно. На всех торговых путях были устроены речные переправы и через каждые тридцать километров (дневной переход каравана) построен караван-сарай для отдыха людей и животных».

Правление территориями Улуса Джучи перешло к Узбек-хану в довольно раннем возрасте – на тот момент ему было около тридцати лет. Каковы же причины успешного правления Узбек-хана? Одна из причин – лидерские качества, подкрепленные духовно-нравственной базой, о которой напрямую сообщается в арабо-персидских и папских источниках.

    С приходом к власти Узбек-хан без промедления принялся привлекать к себе внимание правителей соседних государств, в частности египетского султаната. Ан-Нувайри сообщает, что послы, прибывшие к султану Ан-Насыру от Узбек-хана в месяце Зуль-хидже 713 г.х. (19 марта-16 апреля 1314 г.) имели при себе диковинные подарки для султана. Вследствие политики Узбека султан Ан-Насыр пошел на сближение, построил мечеть в Крыму и даже породнился с ханом, взяв в 720 г.х./1320-1321 гг. в жены его родственницу Тулунбей-хатун.

     Конечно, непосильной задачей представляется единовластное управление столь обширными территориями, не имей Узбек-хан грамотных приближенных, ведущих тонкую восточную политику, во главе с его двоюродным братом по материнской линии – Кутлуг-Тимуром (ум. 736 г.х./1335-1336 гг.), которого персидский автор Фасих Ахмад Ал-Хавафи (1375-1442 гг.) называет основой узбекского государства. Касательно данной личности весьма примечателен следующий факт: Рукн Ад-Дин Бейбарс упоминает имя Кутлуг-Тимура среди тех влиятельных татар, о которых Берке-хан привел сведения за 661 г.х./1262-1263 гг. Ал-Малику Аз-Захиру, сообщая, что они приняли ислам. Если предположить, что это одна и та же личность, то Кутлуг-Тимур стал мусульманином на 50 лет раньше Узбек-хана, соответственно имел большой опыт, как в духовных, так и государственных делах.

     Два брата Кутлуг-Тимура – Сарай-Тимур и Мухаммад-ходжа – также активно участвовали в государственных делах, последний являлся эмиром города Азак (Азов) и с почетом принимал марокканского путешественника Ибн Баттуту.

     Кутлуг-Тимур способствовал принятию ислама Узбек-ханом, впоследствии объявившим его официальной религией Золотой Орды, оставаясь толерантным к представителям других конфессий, не настроенных враждебно. В своем письме, адресованном Узбек-хану, Папа Римский Бенедикт XII писал: «Снисходя благосклонно на наши просьбы и увещевания, с которыми мы поручили вашей милости христиан католиков, подлежащих римской церкви, живущих в вашей империи, вы усугубили относительно вашего величества щедрости и милости, предоставив им свободу починять и строить по-прежнему церкви и другие церковные строения и епископам и духовным католическим проповедовать слово Божье и совершать святые церковные таинства по обычаю и обряду Святой Римской Церкви, матери всех верных и учительницы».

     По словам Ю. Шамильоглу и А. Кадырбекова «Русская православная церковь, получившая специальные ярлыки, была освобождена от выплаты налогов и произвола светских властей в эпоху Узбек-хана».

     В.Л. Егоров замечает: «Узбек в корне изменил политику в отношении Руси. Если его предшественники посылали на Русь многочисленные рати, то теперь туда едут послы с четкими поручениями к конкретному князю… Узбек добился главного – получения с Руси требуемого количества дани без направления специальные военных сил для ее выбивания. Орда получила дань, но и на Руси с 1328 г., по словам летописи, установилась «тишина велика на сорок лет и пересташа погании воевати Русскую землю».

     О веротерпимости Узбека свидетельствует хроника Джованни Мариньоли, который провел зиму 1339-1340 гг. в Сарае. Из его воспоминаний: «Из Кафы мы прибыли к первому императору татар Узбеку и вручили ему письма, которые мы ему везли, ткани, боевого коня, цитиак и подарки от Папы. А когда миновала зима, мы, изрядно откормленные и одетые, с множеством отменных подарков, получив от императора лошадей и деньги на возмещение дорожных издержек, прибыли в Армелак».

     Немецкий филолог, философ и дипломат Вильгельм Гумбольдт (1767-1835 гг.) отмечал, что нравственность народа зависит от его уважения к женщине. Отношение Узбек-хана к женщинам можно назвать трепетным и нежным, о чем свидетельствуют слова Ибн Баттуты, описывающего положение женщин в Золотой Орде эпохи Узбека: «В этом крае я увидел чудеса по части великого почета, в каком у них женщины. Они имеют большую степень важности, чем мужчины». Об отношениях хана к своим женам Ибн Баттута упоминает следующее: «Когда приходит одна из них (хатун), то султан встает перед ней и держит ее за руку, пока она всходит на престол». Ан-Нувайри сообщает, что когда Узбек-хан выдавал девушку из чингизидов за Ан-Насыра, он сказал, обратившись к послу Сейф Ад-Дину ‘Утуджи: «Как знак внимания для неё (невесты), необходимо устроить пир, на который собрались бы хатуни. Он (посол) занял других (дополнительных) денег, говорят, 7000 динаров, и устроил пир». Также Узбек-хан выделял специальные источники доходов для своих жен, о чем Ал-Умари сообщает: «У каждой из жен его есть своя часть доходов».

     Проявление лояльности к женам выражалось в том, что они не закрывали лица и могли читать Коран перед посторонними мужчинами. В то время как Ибн Баттута зашел к Кабак-хатун – второй жене Узбека, он «застал её на тюфяке читающей достославную книгу (Коран)». Естественно, что она была предупреждена о приходе гостя, но не отложила свое дело.

     Правитель Дешта мудро использовал брачные союзы в политических целях. Три жены из четырех, упомянутых Ибн Баттутой, были дочерьми высокопоставленных вельмож: вторая жена – Кабак-хатун, была дочерью Нагатая, третья жена – Баялун-хатун – дочерью византийского императора. Урдуджу-хатун, четвертая жена Узбека, была дочерью Исы – начальника эмиров. Дочь Узбека Иткуджук была женой Исы, приходящегося отцом четвертой жены Узбека. Дочь Узбека от первой жены Тайтуглы-хатун, имя которой не упоминается,  была замужем за Харун-беком – сыном  Кутлуг-Тимура. Сестра Узбек-хана Кончак была женой великого князя московского Юрия Даниловича. В 720 г.х. Узбек-хан выдал замуж Тулунбею, состоявшую с ним в родстве, за египетского султана Ан-Насыра. В 739 г.х. Узбек-хан просил отдать ему в жены одну из дочерей султана, но получил отказ, мотивированный тем, что его дочери еще малы. Танибек – сын Узбек-хана, был женат на Ануширван-хатун, дочери эмира Шейха-Али, сына эмира Хусейна. Таким образом, Узбек-хан, впрочем, как и многие другие дальновидные правители, использовал брачные союзы для укрепления политического веса.

     Внешность Узбек-хана отличалась красотой. Ибн Тагриберди так описывал его: «Илкан Узбек-хан, которому посвящена эта биография, был смелым, щедрым, прекрасным по внешнему виду». Ал-Бирзали написал со слов ‘Аля Ад-Дина Ан-Ну’мана Ал-Хаваризми: «…воцарился Узбек-хан, человек лет тридцати, он имел (что-то из) ислама и разума. И был он прекрасен внешностью и фигурой». Возможно, старший сын унаследовал стать отца, ведь не случайно Ибн Баттута отзывается о нем следующим образом: «Танибек наружностью был одним из красивейших созданий Аллаха».

     В одежде Узбек-хан не признавал роскошь, о чем свидетельствуют слова Ал-‘Умари: «…одежда его, впрочем не особой доброты и не высокой цены…». Приводится и такое замечание Ибн Тагриберди: «Он не надевал (татарских) колпаков, а стал надевать булатный пояс и говорил: «Надевать золото запрещено мужчинам». По всей видимости, колпаки и золотые пояса относились к дорогим атрибутам одежды золотоордынских ханов. Ибн Баттута упоминает, что Узбек-хан жил зимой в городе Сарае во дворце Алтунташ («Золотой камень»), а по пятницам после молитвы он восседал в так называемом «Золотом шатре», разукрашенном и диковинном, несмотря на то, что Узбек не был любителем роскоши, статус обязывал его придерживаться определенных требований в государственных интересах.

    О решительном, настойчивом и принципиальном характере Узбек-хана говорит тот факт, что в начале своего правления, желая избавиться от враждебно настроенных эмиров, он, воспользовавшись возможностью переноса ставки, прибегнул к тактике «разделяй и властвуй» и поодиночке расправился с внутренними врагами.

     Вознамерившись выдать замуж Тулунбию за султана Ан-Насыра в 720 г.х., что было сделано против воли посла, Узбек-хан обязал его неоднократно брать большую ссуду у купцов для исполнения необходимых церемоний. Когда до Узбека дошли вести, что султан выгнал Тулунбию спустя несколько дней после свадьбы, через пятнадцать лет после заключения брачного союза он с негодованием отправил послов для разбирательства данного дела. Султан при двух свидетелях поведал о том, как Тулунбия прожила у него год и умерла. Конфликты между ними возникали и раньше: в 721 г.х. к Ан-Насыру вернулись послы Токсоба Аз-Захири и Кутлу-буга Ал-Багдади с жалобой на Узбек-хана, который отнесся к ним неподобающим образом, нагрубив им и вогнав в страх, а также запретив им покупать невольников и невольниц. Причиной послужило нарушение обещания об отправке войск в Ирак и применении хитрости для истребления Джубана. В 722 г.х./1323 г., в связи с тем, что египетская сторона без с должного почтения и гостеприимства отнеслась к шейху Ну’ману, сопровождающему Тулунбию, Узбек не нашел иного выхода своему гневу как отобрать имущество и умертвить франкского купца Шакрана, пользовавшегося большим почетом у египетских властей.

     Нижеследующий факт также подчеркивает амбициозный склад характера Узбек-хана. Из истории шейха Увейса: «Когда известие о смерти султана Абу-Са’ида дошло до Дешт-и-Кипчака, Узбек-хан зазвонил в колокольчик желания, опять направился в Иран, прошел через Дербент и прибыл к берегу реки Куры. Арпа-хан также привел войско на берег (этой) реки. Они расположились друг против друга и несколько дней сражались стрелами. В этот год скудно выпадал дождь, и не было корма, которого хватало бы на всю их численность. Переправиться (через Куру также) не было возможности. (Тогда) Узбек-хан пошел к берегу реки, ударил мечом по воде, сказал: «Ты богатырь», повернул с войском назад и ушел». К кому или точнее к чему было обращено выражение «Ты богатырь»? Вероятно к реке, которая воспрепятствовала переходу войск Узбек-хана на территорию Илханидов.

     По сообщению Ибн Баттуты, в улусе Узбек-хана проживало много доблестных и благородных образованных мужей, в учении которых преобладал му’тазилизм[1], но они не показывали этого, опасаясь Узбека, так как он придерживался суннитского толка.

     Несмотря на честолюбие, Узбек-хан проявлял скромность в отношениях с правоведами и учеными. Ибн Баттута, вспоминая о шейхе Ну’мане Ад-Дине Ал-Хорезми, пишет: «Султан сидит перед ним, говорит с ним самым ласковым образом и смиряется перед ним». Узбек-хан не считал для себя зазорным извиняться и искать благосклонности Баялун-хатун, проявив подобные качества в виду снятия с должности ее брата и назначения Кутлуг-Тимура на должность наместника Хорезма.

     Будучи правителем Дешта, Узбек-хан прислушивался к мудрым советам. Даже когда задевали чувство его собственного достоинства или судьба предоставляла ему возможность расширить свою власть, он мог контролировать свои чувства и следовать здравому смыслу. Неизвестный персидский автор «Продолжения сборника летописей Рашад Ад-Дина» пишет: «Узбек был царевичем, соединившим в себе (все) совершенства по части наружной красоты, нравственности и религиозности, по упрочнению мусульманства и основательному знанию добра. В то время Эсен-Бука, сын Дувы, был государем улуса Чагатая. Ему хотелось, чтобы Узбек был его союзником в (его) борьбе с кааном и (поэтому) послал Узбеку известие, что кааан сказал: «Узбек не достоин быть государем; место Токтая я передам другому царевичу». Узбек-хан принял было решение восстать против каана, но Кутлук-Тимур, будучи эмиром и советником его (Узбека), сказал: «Если ты хочешь последовать моему совету, то не обращай внимания на слова Эссен-Буки, потому что он своекорыстный человек и в этом деле имеет в виду (только) собственную выгоду». Узбеку это мнение понравилось; послушавшись слова его (Кутлуг-Тимура), он не обратил внимания на то (заявление Эссен-Буки) и отправил послов к каану, с предложением дружбы, единогласия, покорности и повиновения».

     Приводятся следующие сведения, датированные 716 г.х, арабским историком Ибн Дукмаком: «Говорят, что когда умер Харбенда, то Джубан послал к царю Узбеку в страны Северные приглашение придти к нему, для передачи ему царства. Узбек обратился за советом к Кутлук-Тимуру, управителю в его государстве. Тот посоветовал ему не делать (этого) потому что, когда он возьмется за Хорасан, то Северное государство уйдет из рук его и им овладеет другой. А так же возможно, что дело (управления) другого государства (Чагатаидского улуса) осложнится и тогда он (Узбек) потеряет оба из них. Как следствие, он (Узбек) остановился на его (Кутлук-Тимура) мнении и продолжил жить на своем месте».

     Вместе с умением прислушиваться к мудрым советам, Узбек-хан отличался щедростью и справедливостью. Му’ин Ад-Дин Натанзи так отзывается о нем в «Анониме Искандера»: «Он был царем крайней справедливости и благородным и был так набожен и благочестив, что следовал большей части обычаев Пророка; о том же, что не удавалось из этого, говорил наедине и при народе, много сокрушался и для извинения недостатка оказывал достойным людям (духовенству и беднякам) много добра и милости». Ал-Бирзали пишет, что Узбек «Послал с Аля Ад-Дином Ан-Ну’маном сумму денег, чтобы одарить некоторые обители Иерусалима и уделить часть (денег) на богомольцев, живущих в двух священных городах (Мекке и Медине)». Папа римский Бенедикт XII, выражая свою благодарность Узбеку за доброе отношение к послам, отправленным им в Китайскую империю, пишет: «…(вы) приняли милостиво и ласково из уважения к Богу, к нам и упомянутой апостольской столице, и человеколюбиво повелели выдать им деньги и все нужное и снабдить их в дорогу до самого места назначения не только не скудно, но даже с избытком и роскошью».

     Щедрость Узбек-хана сочеталась с умеренность и благоразумием, ибо он понимал, что расточительство не приведет к хорошим последствиям. «При всем его расположении к подданным и обращающимся к нему (лицам), рука его не щедра на подарки, да если бы он захотел этого, то не достало бы у него доходов с земель его», - отмечает Ал-‘Умари, намекая, что территории Дешта скудны и в основном представлены степями и солончаками.

   Еще одним фактом великодушия Узбека служит то, что он дал убежище сыну и внуку своего лютого врага, хулагуида эмира Чупана. Натанзи пишет: «У эмира Чупана было девять сыновей. Старшим из всех был эмир Хасан, он был правителем Хорасана и Мазендерана и всего, что относилось к восточной части государства Абу-Са’ида. У него было три сына. Талыш, который был старшим сыном и который управлял Исфаханом, Фарсом и  Керманом, в это время находился при отце. Когда эмир Чупан из владения Рейского обратился в бегство, эмир Хасан и сын его ушли в Мазандеран. Когда они прибыли туда, воины, которые находились в тех местах, хотели схватить их. Один из вельмож той области спрятал его, оказал услуги лошадьми и провиантом и отправил (в путь); этот человек был казнен за эту вину. Они через Дахистан направились в Хорезм…. В это время Кутлуг-Тимур был правителем Хорезма от имени царя Узбека. Они отправились к нему и описали ему обстоятельства дела. Кутлуг-Тимур отнесся к ним с полнейшим вниманием и уважением и об обстоятельствах дела довел до сведения царя Узбека. Царь позвал их к себе и оказал покровительство».

     Узбек-хан благосклонно относился к бедным слоям населения и питал огромное чувство ответственности, за народ которым он правит. Салах Ад-Дин Ас-Сафади, описывая его, говорит: «Он питал любовь и склонность к беднякам. Посещая некоторых суфиев, он говорил:

– Я очень хочу быть убитым!

– По причине чего? – спрашивали его.

– Ибо вы говорите, что страдания всех, кто во власти моей, весят у меня на шее.

Очевидно, что Узбек-хан был подвержен идеологическому влиянию суфийских шейхов, что находило выражение в высказываниях, в которых проявлялось желание расстаться с жизнью.

     Разрозненные и многочисленные свидетельства современников Узбек-хана пропитаны восторгом, восхвалением его целеустремленности, высокого уровня организации личных и государственных дел. Ал-‘Умари пишет: «Рассказывал мне почтенный Зайн Ад-Дин ‘Умар, сын Мусафира, что этот султан Узбек из дел своего государства обращает внимание только на сущность дела, не входя в подробности обстоятельств, и довольствуется тем, что ему доносят, но не доискивается частностей относительно взимания и расходования». Ибн Баттута ему вторит: «И в пребывании его на месте, и в путешествии его, и в делах его порядок  удивительный, чудесный».

      Правитель Дешта, будучи занятым, вверял воспитание детей в руки авторитетных ученых, в частности воспитанием Джанибека занимался потомок Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Всевышнего, Ас-Саййд Аш-Шариф Ибн Абд Ал-Хамид, о чем сообщает Ибн Баттута: « …и воцарился брат его (Танибека) Джанибек, который был лучше и превосходней его. Ас-Саййд Аш-Шариф Ибн Абд Ал-Хамид это тот, который занимался воспитанием Джанибека».

     Узбек-хан владел как минимум двумя языками. О владении монгольским языком упоминается в описании Шихаб Ад-Дина Абдаллаха ибн Фадлаллаха по прозвищу Вассаф: «Узбек-хан по-монгольски сказал Кутлуг-Тимуру и Иса-гургану: «Тот человек, которого мы ищем (эмир Чупан), у нас в тылу; куда же нам направиться?» Как считает Л.Ф. Абзалов, Узбек говорил на тюркском языке, что подтверждается описанием Ибн Баттутой улуса Узбека, в котором он привел значительное количество местных слов, все они были тюркского происхождения. К тому же Узбек-хан «поприветствовал Ас-Саййда Аш-Шарифа и улыбнулся ему. Он всегда обращался к нему (со словом) «ата», что на тюркском значит «отец»».

     Как уже упоминалось ранее, с приходом к власти Узбек-хан принял ислам и изменил имя, добавив  к нему приставку – Мухаммад [2], о чем упоминают многие историки, а автор «Родословия тюрков» более подробно пишет: «Он (Узбек хан) в месяцах 720 г.х. (12.02. 1320 – 30.01.1321), соответствующего тюркскому году курицы, удостоился чести принять ислам. Святой Сейид-ата вместо имени Узбек-хана, которое было дано ему…назвал его Султан – Мухаммад Узбек – хан».

     Узбек-хан  с почтением и любовью относился к ученым, поощрял занятия наукой и литературой. Ал – ‘Умари писал: «Пребывающий там (в г. Сарай) султан его, Узбек-хан построил в нем медресе для науки (потому что) он очень предан науке и ее людям».

 

     Подводя итог сказанному, обозначим характерные черты Узбек-хана, проведя параллели между ними и исламскими духовными источниками – Кораном и Сунной.

     1) Щедрость по отношению к правителям соседних государств, о чем свидетельствуют преподносимые им подарки.

Правительница Савская Балкис в ответ своим визирям, советовавшим идти войной на пророка Сулеймана, мир ему, заявила: «Я пошлю им [Сулейману и его народу] подарок и посмотрю, с чем вернутся послы» (Коран, 27:35).

«Дарите друг другу подарки, будете любить друг друга» (Бухари, Насаи, Байхаки).

     2) Толерантность к представителям других конфессий, не настроенных враждебно.

«Аллах не запрещает вам быть добрыми и справедливыми с теми, которые не сражались с вами из-за религии и не изгоняли вас из ваших жилищ. Воистину, Аллах любит справедливых» (Коран, 60:8).

Со слов Асмы, дочери Абу Бакра, передается: «Ко мне пришла мать, будучи язычницей, в то время, когда курайшиты заключили мирный договор с Посланником Аллаха, мир ему и благословение Всевышнего, то есть в период Худайбийского договора. Я пришла к Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Всевышнего, и спросила: «О Посланник Аллаха, мама пришла ко мне, следует ли мне поддерживать связь?»  Он ответил: «Да, поддерживай связь со своей мамой» (Бухари, Муслим, Ахмад).

     3) Трепетное и нежное отношение Узбек-хана к женщинам.

«Одним из знамений  Его является то, что Он сотворил из вас же супругов, чтобы вы находили успокоение в них, и устроил между вами любовь и милость. Поистине, в этом знамения для людей размышляющих» (Коран, 30:21).

«И обходитесь с ними (женами) достойно [с любовью, уважением и исполнением их прав]. Если же вы не любите их, то может быть что-то не нравится вам, а Аллах устроит в этом великое благо» (Коран, 4:19).

«Лучшие из вас те, кто наилучшим образом относится к своим женщинам» (Тирмизи).

     4) Выделение Узбек-ханом специальных источников доходов для своих жен.

«Пусть обладающий достатком расходует согласно своему достатку, а тот, кто стеснен в средствах, пусть расходует из того, чем его одарил Аллах. Аллах не возлагает на человека сверх того, что Он даровал ему. После тяготы Аллах создает облегчение» (Коран, 65:7).

«Самый лучший динар, который расходует мужчина – динар, потраченный на семью» (Муслим).

«Если человек расходует (средства) на свою семью с верой и надеждой на награду Аллаха, это становится для него милостыней» (Бухари, Муслим).

«Достаточно мужчине греха в том, что он погубит (не расходуя на) тех, кого должен кормить» (Абу Дауд).

     5) Мудрое заключение брачных союзов Узбек-ханом в политических целях.

Пророк Мухаммад, мир ему и благословение Всевышнего, с 25 до 50 лет прожил с одной женой. В период с 50 лет до 60 лет имел 10 жен, многие из которых были приняты в пророческий дом, чтобы приблизить к исламу представителей различных родов и племен.

     6) Прекрасная внешность и стать Узбек-хана, тщательно им поддерживаемая, о чем говорят археологические находки периода Золотой Орды (изящные зеркала, ювелирные украшения, миниатюрные посуды для сурьмы и прочие), из чего следует, что люди того времени следили и ухаживали за собой, независимо от того, какой облик был дарован Всевышним.

«Он (Аллах) – Тот, Кто придает вам в утробах такой облик, какой пожелает. Нет божества кроме Него, Могущественного, Мудрого» (Коран, 3:6).

«Аллах – Он Тот, Кто сделал для вас Землю местом пребывания, а небо – конструкцией. Он придал вам облик прекрасный. Он даровал вам удел из (приятных) благ. Таков Аллах – ваш Господь. Благословенен Аллах – Господь миров» (Коран, 40:64).

«Поистине, Аллах прекрасен и любит красоту» (Муслим).

«Аллах прекрасен и принимает только хорошее» (Муслим).

     7) Узбек-хан не признавал роскоши в одежде.

«Сколько же поколений людей, живших до них (неверующих), Мы подвергли гибели! А ведь они превосходили их и богатством, и внешним обликом» (Коран, 19:74).

«Поистине, Аллах не любит кичливых, гордецов» (Коран, 4:36; 31:18).

«Аллах не смотрит на ваш облик и богатство. Поистине, Он смотрит на ваши сердца и дела» (Муслим).

     8) Решительность Узбек-хана, порядок в делах, умение видеть суть, оставление того, в чем нет пользы.

«Когда ты принял решение, то уповай на Аллаха. Поистине, Аллах любит уповающих» (3:159).

«Мудрый Лукман сказал, обращаясь к сыну: «О сынок! Выстаивай молитву, повелевай совершать одобряемое, запрещай предосудительное и терпеливо сноси все, что постигает тебя. Воистину, в этих делах надлежит проявлять решимость»» (31:17).

«Поистине, Аллах записал добрые и дурные дела, после чего разъяснил: кто решится совершить доброе дело, но не совершит его, Аллах запишет у Себя совершение полноценного доброго дела. Если человек решится совершить доброе дело и совершит его, Аллах запишет за ним у Себя совершение от 10 до 700 и многим более таких добрых дел» (Бухари, Муслим).

«О Аллах, я прибегаю к Тебе от слабости, лени, старости и скупости» (Ахмад ибн Ханбаль).

«Одно из проявлений прелестной покорности человека [воле Бога] – оставление того, что его не касается» (Тирмизи).

     9) Скромность Узбек-хана, проявляемая в отношениях с правоведами и учеными, защита суфийских обителей, передача воспитания сыновей в руки ученых мужей, поощрение занятия наукой и литературой, свидетельствующие об уважении к получению знаний.

«Аллах возвышает по степеням тех из вас, кто уверовал и тех, кому даровано знание. Аллах ведает о том, что вы совершаете» (Коран, 58:11).

«Кто выйдет в путь в поисках знаний, Аллах облегчит ему путь в Рай» (Муслим).

     10) Умение прислушиваться к советам.

«И те, которые отвечают своему Господу, выстаивают молитву, дела, которых (зиждутся на принципе) совета между собой и они расходуют из того, чем мы их наделили» (Коран, 42:38).

«Абу Хурайра сказал: «Один человек попросил Пророка, мир ему и благословение Всевышнего: «Дай мне совет». Он ответил: «Не гневайся».  После тот несколько раз повторил свою просьбу, но каждый раз Пророк, мир ему и благословение Всевышнего, говорил: «Не гневайся»» (Бухари).

«Шесть вещей входят в число обязанностей мусульман по отношению друг к другу: если ты встретишь (его), то поприветствуй (пожелав мира); если он пригласит тебя, то ответь на его приглашение; если он попросит у тебя совета, дай ему совет; если он чихнет и воздаст хвалу Аллаху, пожелай ему блага; если он заболеет, навести его; а если умрет, то проводи его (в последний путь)» (Муслим).

     11) Щедрость и справедливость Узбек-хана как правителя.

«А те, кто убереглись от собственной скупости, являются преуспевшими» (Коран, 59:9; 64:16).

«Поистине, Аллах приказывает вам возвращать доверенные вещи их хозяевам. А если вы судите между людьми, то судите по справедливости. Насколько прекрасно то, о чем увещевает вас Аллах! Поистине, Аллах Всеслышащий, Всевидящий» (Коран, 4:58).

 «Семь типов людей Аллах скроет в Своей тени, в тот (Судный) день, когда не будет иной тени, кроме Его тени: справедливого правителя; молодого человека, выросшего в поклонении Всевышнему Аллаху; человека, сердце которого связано с мечетями; двух людей, любящих друг друга ради Аллаха, они встречаются и расходятся ради Него; мужчину, которого позвала (возжелавшая его) знатная и красивая женщина и он (отказал ей), сказав: «Поистине, я боюсь Аллаха»; человека, дающего милостыню и скрывающего ее, так, что левая рука не знает, что расходует правая; и человека, чьи глаза наполняются слезами, когда он в одиночестве поминает Аллаха» (Бухари, Муслим).

     12) Умеренность и благоразумие Узбек-хана, остерегание от расточительства.

«Не делай руки своей привязанной к шее и не расстилай ее вовсю, чтобы не остаться тебе порицаемым, опечаленным» (Коран, 17:29).

«Отдавай должное родственнику, бедняку и путнику, но не расточай чрезмерно. Воистину, расточители – братья дьявола, а ведь дьявол чересчур неблагодарен своему Господу» (Коран, 17:26-27).

«Аллах не любит, чтобы вы занимались пересудами, много спрашивали и расточали имущество» (Бухари, Муслим).

     13) Предоставление Узбек-ханом убежища своим врагам.

«Если же один из многобожников попросит у тебя убежище, то приюти его, пока он не услышит слова Аллаха. Потом доставь его в безопасное для него место, потому что они – люди, которые не знают» (Коран, 9:6).

     14) Благосклонное и ответственное отношение Узбек-хана к бедным слоям населения и к своим поданным в целом.

«Они (благочестивые) дают пищу беднякам, сиротам и пленникам, несмотря на то, что она желанна для них самих. Они говорят: «Мы кормим вас лишь ради Лика Аллаха и не хотим от вас ни награды, ни благодарности» (Коран, 76:9).

«Каждый из вас пастырь и каждый из вас несет ответственность за свою паству: правитель является пастырем (своего народа), мужчина пастырь для своей семьи, женщина является пастырем (присматривающим) за домом своего мужа и за его детьми. В итоге, каждый из вас пастырь и каждый несет ответственность за свою паству» (Бухари, Муслим).

     15[U1] ) Узбек-хан говорил не менее чем на двух языках, почитал ученых, поощрял занятие наукой и литературой.

«Среди Его знамений – сотворение небес и земли и различие ваших языков и цветов. Воистину, в этом – знамение для знающих» (Коран, 30:22).

«О люди! Поистине, Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали (разными) народами и племенами, чтобы вы познавали друг друга. Поистине, самые почитаемые из вас перед Аллахом – самые остерегающиеся (от грехов и наказания Аллаха). Поистине, Аллах – Знающий, Сведущий» (Коран, 49:13).

«Каждого посланника Мы отправляли непременно на языке его народа, дабы он разъяснял им» (Коран, 14:4).

Один из сподвижников Зайд ибн Сабит сказал: «Пророк, мир ему благословение Аллаха, приказал мне изучить письменность иудеев. Не прошло и половины месяца, как я освоил (этот) язык. Я писал и читал для него письма (на иудейском языке)» (Ахмад, Абу Давуд, Тирмизи).

     В рамках приведенной статьи нами были рассмотрены качества Узбек-хана, упомянутые в доступных источниках. Однако уже на основании имеющихся данных можно с уверенностью сделать вывод о том, что Узбек-хан на протяжении всего своего правления Дештом проявил себя мудрым и дальновидным политиком, решительным и ответственным руководителем, истинным мусульманином, толерантным другом, достойным мужем и отцом, щедрым меценатом, за долгих тридцать лет добившись признания и уважения не только у себя в стране, но и за её пределами. Его успеху способствовали личные лидерские качества, обращение к духовно-нравственным источникам и окружение мусульманских эмиров и суфийских шейхов, ведь как гласит восточная мудрость: «Поистине, счастливый правитель тот, который имеет хороших советников, а несчастный тот, кого окружают дурные».

(Полная версия статьи с указанием на источники напечатана в: Зайнуддинов Д.Р. Морально-нравственные качества Узбек-хана (по данным арабо-персидских источников). // Научный ежегодник «Золотоордынская цивилизация». Главный редактор Миргалеев И.М. – Казань, 2013. № 6 – 296 с. Стр. 71-82.)

 

Список использованной литературы.

 

1)                  Абзалов Л.Ф. Ханские писцы. Из истории становления и развития канцелярской службы ханов Золотой Орды. – Казань: изд-во «ЯЗ», 2011 –252 с.

2)                  Давлетшин Г. Научные и прикладные знания // История татар Т. III., Улус Джучи (Золотая Орда). XIII - середина XV в. – Казань, 2009.

3)                  Егоров В.Л. Узбек (?-1342) // Исторический лексикон XIV-XVI века, книга 1,2. Энциклопедический справочник. Т. 2. Под редакцией Осипова Ю.С. М.: «Наука/Интерпериодика», 2004 – 800 с.

4)                  Зайнуддинов Д.Р. Роль женщин в успехах Золотой Орды (по арабским источникам) // Ислам и власть в Золотой Орде. Сборник статей. Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2012 – С. 146-264.

5)                  Ибн Тагриберди. Ал-манхаль ас-сафи ал-мустауфи ба’да ал-вафи (Чистый полный источник после подробного). Рукопись из библиотеки Сулеймания (г. Стамбул). Фонд Нуросмания № 3428.

6)                  Измайлов И.П. Усманов М.А. Распад Улуса Джучи и усиление исламизации // История татар. Т. III. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII- середина XVв. – Казань, 2009.

7)                  Коран.

8)                  Кумеков Б.Е., А.К. Муминов А.К. История Казахстана в арабских источниках. Том I. Сборник материалов относящиеся к истории Золотой Орды. Алма-Аты, 2005 – 711 с.

9)                  Навави Я. Нузхат ал-муттакин шарх Рияд ас-салихин. (Прогулка набожных – толкование к сборнику хадисов «Сады праведных») в 2 томах. Бейрут, 2011. 

10)              Сабитов Ж.М. Узбек-хан – проблема прихода к власти // Золотоордынское наследие. Выпуск 2. Казань, 2011. С. 111-116.

11)              Ас-Сафади Салах ад-дин (ум. 764 г.х.). ал-Вафи бил-вафият (Полный сборник биографий умерших личностей). Бейрут: изд. Воскрешение арабского научного наследия, 2000 г., в 29 томах. Т. 8.

12)              Становление и расцвет Золотой Орды. Источники по истории Улуса Джучи (1266-1359 гг.) / сост. М.С. Гатин, Л.Ф. Абзалов – Казань, 2011.

13)              Татарско-русский словарь. В 2-х томах. Т. I (А-Л). Казань: Магариф, 2007.

14)              Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды, Т. I извлечения из сочинений арабских. Спб, 1884 – 566 с.

15)              Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды, Т. II извлечения из персидских сочинений. Обработка: Ромаскевич А.А. и Волин С.Л. – М; Изд-во АН СССР, 1941.

16)              Тулибаева Ж.М. «Муджмал-и Фасихи» как источник по изучению истории Золотой Орды // Золотоордынская цивилизация Вып.5. – Казань, 2012. С. 45-53.

17)              Шамильоглу Ю. Черная смерть и ее последствия // История татар. Т. III, – Казань, 2009. С.

18)              Юрченко А.Г. Хан Узбек: Между империей и исламом (структуры повседневности). – Спб., 2012 – 400 с.

 

 

 


[1] Течение в исламском каламе, в котором отдается предпочтение разуму и рационализму, нежели религиозным предписаниям.

[2] Достохвальный.


 [U1]Может объединить с п. 9?


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама