RSS Контакты
СНГ

Ушёл в мир Иной «Русский азиат второго поколенья…» - поэт Александр Юдахин

17.03.2016 | Новости

Член редколлегии журнала-сайта «Исламская культура» Михаил Синельников проводил своего друга таким очерком:

 

«Русский азиат второго поколенья…»

Сообщаю о кончине поэта Александра Юдахина, которая глубоко огорчит наших общих с ним приятелей в Москве, Средней Азии и Закавказье, в Коктебеле. Он умер в одиночестве в своей квартире, дверь пришлось взламывать. Это одиночество в последние дни - горький укор близким, к которым отношу и себя ("В молчанье твоего ухода /Упрёк невысказанный есть...").

Наша дружба, основанная первоначально на землячестве (наши ранние годы прошли поблизости - в Ферганской долине) и ставшая близкой, длится 45 лет.

Александр Владимирович Юдахин родился в интеллигентной семье, судьба которой связана с Востоком. Его родной дед князь Шаховской (впоследствии репрессированный) был строителем первых хлопкоочистительных заводов в Туркестане, двоюродный дед академик Юдахин - знаменитый тюрколог, создатель ряда словарей, в том числе, знаменитого монументального русско-киргизского словаря.

Александр Юдахин хорошо был знаком с Павлом Антокольским, Александром Твардовским, Константином Симоновым. Его друзьями, любившими его и ценившими его стихотворные удачи, были из старших поколений: Сергей Марков, Александр Межиров, Михаил Луконин, Анисим Кронгауз, Владимир Глоцер, Булат Окуджава, Фазиль Искандер.

Юдахин прожил необыкновенно бурную жизнь и переменил множество профессий: был учителем истории и директором школы в Сибири, сторожем дачи и литературным секретарём, учеником главного повара эмира бухарского и коком на океанском судне, инструктором милиции по самбо, директором Дома творчества во Внукове (пожалуй, единственным честным, и не воровавшим и не доносившим, изо всех директоров подобных учреждений), редактором газеты "Московский литератор", заведующим отделом "Литературной газеты" и позже ТАСС, и так далее, и так далее - перечень слишком велик.

Его литературная деятельность разнообразна: стихи, проза, статьи, переводы. Особое место в творчестве занимали произведения, посвящённые среднеазиатскому детству и вообще Исламскому Востоку и его людям. Юдахин был человеком религиозным, воспитанным в православном духе, но был интернационалистом и с детства любил мусульманскую жизнь. Поэтому он охотно принял предложение об участии в намеченном на апрель семинаре "Исламский мир в поэзии" (этот семинар должен пройти в рамках Третьих международных Бигиевских чтений в Петербурге в апреле 2016 г.)

Александр Владимирович был старожилом Коктебеля и после долгих скитаний, казалось бы, обрёл тихую пристань, воздвигнув циклопической постройки дом под Карадагом. Но вся жизнь пошла наперекосяк и здоровье было сломлено гибелью любимого сына, которого пытались сделать осведомителем и забили в подъезде оборотни в погонах. Тем не менее трагическая утрата дала импульс творчеству, и стихи, написанные на смерть сына, пронзительны и сильны...

Юдахин несомненно был человеком чести и доброй воли. Однажды на юбилейном чествовании я сказал, что считаю его "нравственно гениальным, как Склифософский". Все знали его доброе сердце, отзывчивость, смелость и непреклонность. Его чувство справедливости и готовность пойти против общего настроения "аэропортовских идиотов", что в частности, проявились во время постыдных пиар-компаний, проявлений либерального террора. Он всегда был готов встать на защиту друзей, поддержать слабых и гонимых. Всё это не забывается... После этой потери образовалась невосполнимая пустота.

5 марта 2016 года

Москва

 

ИЗ АНТОЛОГИИ "НЕЗРИМОЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ. Исламский Восток в русской поэзии":

Александр Юдахин (1941 -2016)

«Русский азиат второго поколенья…» – так назвал себя поэт, родившийся недалеко от Самарканда в Катта-Кургане. Дед Юдахина создавал хлопкоочистительную промышленность в Туркестане, мать была учительницей в узбекской школе, и узбекский язык стал в семье вторым родным. В стихах разных лет ностальгическая память возвращалась к среднеазиатскому детству. Навсегда простившись с Ферганской долиной, с Андижаном, где прошли ранние годы, поэт нашёл некую замену знакомым пейзажам в окрестностях Коктебеля, подружился с возвратившимися в Крым татарами, с любовью вспоминающими тот же Узбекистан. Искренний интернационализм и неравнодушие к судьбе земляков-мусульман – свойства этой поэзии.

Сулейман-гора *

М. Синельникову

Вспоминаю, земляк, знаменитую гору,

где последний бедняк уподоблен Моголу

перед Господом. Пусть на минуту намаза.

Помню каменный груз супермощного МАЗа.

Исчезает гора на глазах человека,

разрушают её всеми силами века:

возят ночь напролёт, рвут бульдозером люто,

а она восстаёт первозданно наутро.

Годы всё-таки шли, для мечети известной

мусульмане нашли незаметное место.

Но порой промелькнёт на колючке самшита

лоскуток бумазеи с молитвой зашитой…

Узнаю старика в чайхане у подножья.

И река с ледника вспоминается тоже.

Распивают чаи богомольцы Омана

в благодатной тени у горы Сулеймана.

1970

 

* Сулейман-гора – это гора посредине древнего Оша, на которой, по местной легенде, похоронен прах Сулеймана (библейского царя Соломона). Маленькая мечеть, воздвигнутая на вершине горы основателем династии Великих Моголов и великим тюркским поэтом Бабуром, была разрушена в годы хрущёвского «волюнтаризма» (ныне восстановлена). Сулейман-гора, окружённая могилами почитаемого мусульманского кладбища, всегда была местом благочестивого паломничества.

 

Артельщик

 Семь детей, как велит шариат. По-фергански обритый,

молчаливо живёт азиат на земле ледовитой.

Кипяток превращается в лёд при жестоких морозах –

он живёт, чай спасительный пьёт, вспоминает о розах.

Хоть загар со скуластой щеки смыт шугой Беломорья,

он персидские пишет стихи на рыбацком подворье.

1973

 

Толкование Корана

… Что мне июльский ад

узбекского селенья?

Я – русский азиат

второго поколенья.

Сколько за кровь получает в несчастной стране

чёрствый наёмник, который на Бога кивает,

к смерти готовит людей, к «справедливой войне»,

но для детей справедливой войны не бывает.

Трупы невинных десятки и сотни калек…

Самоубийство «шахида» – особенный грех.

Семижды семь за него кто-нибудь да ответит!

Бог от юнца отвернётся, и Ангел не встретит.

2003

Исламская культура


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама