RSS Контакты
СНГ

Возможен ли украинский сценарий для Центральной Азии?

22.06.2016 | Мнения и комментарии

Череда событий в Казахстане, где в крупных городах прошли многотысячные митинги против упрощения процедуры аренды земли для иностранцев, а затем случилось нападение на воинскую часть в Актобе  группами людей, захватившими перед этим два оружейных магазина, а также недавний оперативный визит в Туркменистан министра обороны РФ Сергея Шойгу ставят ряд вопросов, пишет «Росбалт«.

Например, о том, кто и что может стоять за событиями в Казахстане? Какова может быть реакция России на события в этой стране, а также в других государствах Центральной Азии в случае массовых выступлений, если там произойдет смена правящих режимов? Каков наиболее вероятный сценарий действий РФ при таком развитии событий? Возьмет ли Москва на вооружение киргизский опыт 2010 года, когда после революции в этой стране она все-таки поддержала новую власть в Бишкеке? Или же это будет «украинский сценарий»? Насколько серьезна проблема безопасности южной границы Туркменистана, которую Москва поднимает уже второй раз за последние несколько месяцев?

Ведущие российские эксперты попытались дать ответы на эти и ряд других вопросов в рамках заседания Политклуба «Росбалта», тема которого была обозначена так: «Будет ли усилено присутствие России в Центральной Азии после массовых беспорядков в Казахстане?».

По мнению члена научного совета московского Центра Карнеги Алексея Малашенко, все эти вопросы нужно рассматривать в рамках «общей картины российской политики на постсоветском пространстве». По его словам, «Россия сталкивается с гигантскими проблемами в области экономического сотрудничества и интеграционных проектов».

Малашенко отметил, что сегодня все больше специалистов говорят о том, что «эти проекты пока себя не оправдывают, а отдачи от них нет». Внутри Евразийского экономического союза (ЕАЭС) объемы торговли падают, констатировал эксперт. Кроме того, ссылаясь на мнение других специалистов, он выдвинул предположение, что «российские интеграционные проекты будут подсобными проектами применительно к китайскому «Новому шелковому пути»».

Поскольку подобный вариант развития событий постепенно приводит к тому, что Россия утрачивает свое экономическое влияние на постсоветском пространстве, «а остаться там хочется», то нужно получить что-то взамен. «С этой точки зрения, военно-политическое, военное и военно-техническое сотрудничество, с одной стороны, является компенсацией провала в экономическом сотрудничестве на этом пространстве, а с другой, это единственный рычаг, позволяющий России остаться на нем», — сказал эксперт.

В то же время Малашенко считает, что, несмотря на наличие исламистских ячеек в том же Казахстане, «к исламской революции или к государственному перевороту это там не приведет». По его словам, он также не верит и в «цветную революцию» в Казахстане. Если же таковая и возможна в Центральной Азии, то она может быть только «зеленого цвета» и только в Таджикистане и Узбекистане, уверен он. Однако «места для вмешательства России в этой внутренней (для Казахстана) ситуации я не вижу», — подчеркнул эксперт.

Ведущий научный сотрудник Центра изучения общих проблем современного Востока Института востоковедения РАН Шохрат Кадыров уверен в том, что Россия не будет навязывать военную помощь Туркменистану в охране его южных границ, но продолжит наращивать военное и военно-техническое сотрудничество с этой страной. Он считает, что, несмотря на имевшее недавно место боестолкновение на границе, которое привело к гибели двадцати туркменских пограничников, «не существует какого-то плана крупного широкомасштабного наступления из Афганистана с целью оккупировать нефте- и газоносные территории Туркменистана».

Политолог и эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов, говоря о Казахстане, выразил уверенность, что Россия не будет предпринимать действий такого рода, к которым она прибегла в 2014 году в Крыму и на востоке Украины, поскольку в Казахстане «никаких точек кристаллизации «русского мира» сегодня нет». У России, полагает эксперт, «нет гиркиных для Казахстана, потому что казахстанская госбезопасность на севере этой страны работает очень жестко, пресекая все попытки русских каким-то образом там сорганизоваться».

Кроме того, как отмечает Дубнов, «пассионарная часть русских уехала из Казахстана еще в 1990-х годах, там остались одни старики, нет страт, на которые можно опираться».

Что касается южных границ Туркменистана и опасности прорыва через них талибов на север, то Дубнов, как и Шохрат Кадыров, уверен, что «талибы не выйдут из Афганистана».

Историк, востоковед и культуролог Михаил Магид, напротив, не исключает повторения «украинского сценария» в Казахстане в случае массовых выступлений в этой стране и крушения ее нынешнего режима. По его мнению, последние массовые волнения в Казахстане нужно рассматривать как часть глобальных процессов, происходящих в мире, и в частности, в странах с авторитарными режимами и сильно огосударствленной экономикой, ориентированной на экспорт энергоносителей.

По мере снижения цен на нефть и газ в этих государствах, полагает эксперт, будет происходить девальвация их валют, падение уровня жизни населения и накопление массового недовольства.

Многое, считает Магид, будет зависеть от того, как будут развиваться события в Казахстане, «но не менее важно, как они будут развиваться в России». Экономический кризис в РФ продолжается, а война в Сирии не очень интересует россиян, полагает он. В связи с этим, по его словам, «я бы не стал исключать никаких сценариев, которые сегодня кому-то кажутся фантастическими».

«Украинский сценарий», считает эксперт, может быть вызван не столько событиями в Казахстане, сколько в самой России. «Вопрос в том, какие пиар-проекты нынешней власти будут приняты, а какие отклонены. Мы можем представить себе, что в какой-то ситуации будет объявлено, что на севере Казахстана, в регионах с преобладающим русскоязычным населением, оно подвергается каким-то атакам, а его права недостаточно защищены, после чего там появятся некие люди, которые вначале требуют автономии, а затем начинают выдвигать и другие требования». При этом он напомнил, что отряд Игоря Гиркина (Стрелкова), появившийся на востоке Украины после присоединения Крыма к России весной 2014 года, насчитывал всего несколько десятков человек.

«Найти такое количество людей в России, показать по российскому ТВ «распятых мальчиков» в Казахстане — все это, учитывая сильные имперские настроения в РФ, в принципе, возможно, считает Магид. В то же время он подчеркнул, что подобный вариант развития событий не обязателен, но сбрасывать его со счетов нельзя.

catv24.com


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама