RSS Контакты
СНГ

Россия – Центральная Азия: открывая врата исламского мира

18.10.2010 | Мнения и комментарии

Постсоветский период начался с разрыва контактов между новыми независимыми государствами – бывшими союзными республиками СССР во многих сферах. Новые страны выстраивали свою государственность и национальную идентичность. Однако старый друг лучше новых двух. Контакты между некоторыми регионами СНГ возникли не только до создания СССР, но и российского государства вообще. Особую роль здесь занимают взаимоотношения между мусульманскими республиками. Особенно велика роль контактов Поволжья с Центральной Азией. Эти связи возникли еще, как минимум, во времена державы Аттилы – первой евразийской империи. Но век кочевых империй, даже самой великой из них, Золотой Орды, был, как правило, недолог. Российское государство с его двуглавым орлом было обращено как к Европе, так к Азии. Со второй половины XVIII века, когда Россия все больше начала проникать через казахские степи в оазисы Средней Азии, началось укрепление исламских институтов и в самой России. С этого времени и до победы советского режима шакирды из Волго-Уральского региона и Сибири ездили учиться в Бухару. По возвращении они становилась ректорами крупнейших медресе.

Татары играли ведущую роль в евразийских интеграционных процессах. Как прекрасно сказал современный московский исламовед Г. Г. Косач, они «становились, полезны русским интересам... с точки зрения своих экономических навыков, хозяйственной инициативы и предприимчивости, контактов с иными мусульманскими народами... и в силу этого укрепления российских возможностей на Южном Урале, в казахских степях и Средней Азии. Они включались в государственный контекст, сохраняя свою культуру, язык и веру. Иных путей реализации русской колониальной экспансии в это время просто не существовало, или они могли быть слишком разорительными для России».

Для России развитие торговли со Средней Азией имело особое значение. До завоевания Туркестана русские купцы не ездили в Среднюю Азию, а торговые операции вели через комиссионеров-мусульман. Это было связано во многом с тем, что в среднеазиатских государствах за ввозимые в Азию и вывозимые оттуда товары взималась с христиан двойная (в Хиве) и даже четверная (в Бухаре) пошлина. В XVIII веке бухарцы, приезжавшие из Средней Азии, то имели право приезжать во внутренние районы России (1739–1752, 1755–1763), то лишались его. Допуск восточных купцов на внутренние ярмарки был возобновлен в XIX веке. В 1802 году 63 процента русского вывоза товаров на Восток приходилось на Китай через Кяхту; 33,7 процента – на казахские степи и ханства Средней Азии; 3,3 процента – на Иран и Турцию. В 1807 году бухарские купцы официально царским указом получили право приезжать на три главные ярмарки страны: Ирбитскую, Коренную и интересующую нас Макарьевскую (на нижегородской земле). Это право подтверждалось в 1825 и 1832 годах. Показательно, что в первой четверти XIX века сальдо торговых отношений между Россией и среднеазиатскими государствами было в пользу последних.

Большинство наблюдателей отмечало присутствие на Ярмарке в большом количестве бухарцев. Г. Реман писал в 1804 году о торгах: «Половина разговоров слышится на бухарском, армянском или татарском языках». В записке Н. Тярина 1827 года отмечалось, что бухарцы доставляют на Нижегородскую ярмарку «большое количество хлопчатой бумаги, пряденую бумагу и так называемую бухарскую выбойку. Бухарской бумаги находилось в продаже от

500 000 прудов от 17 до 20 рублей за пуд, пряденой – до 200 000 пудов от 40 до 70 рублей за пуд и выбойки до 1 000 000 концов от пяти до семи рублей за конец».

В советские годы было сделано много положительного для Центральной Азии, но антиисламская составляющая коммунистического режима отталкивала как простой народ, так и интеллигенцию. Бездумная русификация и нежелание учить местные языки во многом способствовали взаимному отчуждению приезжего и коренного населения, особенно начиная с годов застоя.

В дни распада СССР лидеры центральноазиатских республик до последнего момента были сторонниками заключения нового Союзного договора и сохранения единого государства. Отношения между Россией и ее юго-восточными соседями резко улучшились в 2000-е годы в период президенства В. В. Путина. Старые обиды были забыты, негативные последствия разрыва связей кооперации были осознаны, и возникло понимание новых возможностей для взаимосвязей между уже независимыми республиками. Однако духовные контакты так и оставались во многом прерванными. Особенно болезненным было прекращение контактов с Узбекистаном, где училось поколение нынешних российских муфтиев.

Религиозные контакты на протяжении тысячелетия были также весьма интенсивными. В 2007 году новый муфтий Узбекистана Усманхан Алимов сказал: «У нас общие корни в истории: ведь Волжская Булгария, а затем и иные земли и народы современной России узнали об Исламе от наших предков, проживавших на землях, именуемых Мавераннахром. А знаменитое медресе «Мир-и-Араб» подготовило значительную часть ныне действующих лидеров исламских организаций России». Действительно, именно из Мавераннахра пришел к мусульманам Волго-Уральского региона и Сибири и ханафитский мазхаб и суфизм тариката «Накшбандийа». В Бухаре учились как первый муфтий ОМДС Мухаммеджан Хусаин (в этом году будет отмечать 220-летний юбилей ОМДС), так и первый свободно избранный муфтий мусульман России Галимджан Баруди. Первой книгой мемуаров у российских муфтиев стала «Дамелла Галимджан Баруди», посвященная будущему муфтию Центрального Духовного управления мусульман.

В российской Центральной Азии татары сыграли роль не только в объединении мусульманских купцов в новых отраслях экономики, но и в создании театра, прессы, новометодных школ и медресе, выработке идей национальной автономии.

В XVIII–XIX веках татары выполняли функции торговых представителей, особенно при бухарском дворе. Роль татар как «толмачей» – переводчиков между Западом и Востоком, Россией и исламским миром — оказалась, как и в древности, продуктивной. Не случайно МИД России назначил послом в Узбекистан именно татарина, Фарида Мубаракшевича Мухаметшина.

Сейчас Казахстан и Узбекистан являются двумя важнейшими геополитическими узлами Центральной Азии. Страны СНГ этого региона являются и важнейшими партнерами России по ШОС (Шанхайской организации сотрудничества), членами Договора о коллективной безопасности (ДКБ), активно сотрудничают в развитии углеводородного комплекса и трубопроводной сети. Еще совсем недавно, в 2005 году, президенты Н. Назарбаев и И. Каримов участвовали в саммите СНГ, проведенном в Казани. Но сотрудничество политическое и экономическое должно быть дополнено сотрудничеством религиозным, научным и образовательным. И здесь Духовное управление мусульман Нижегородской области, Нижегородский исламский институт, Издательский дом «Медина», фонды Бабахановых, имени Абу-Ханифы и Марджани ждет большое поле деятельности. В нынешнем году намечены новые горизонты сотрудничества, в том числе поездки в Казахстан и Узбекистан с целью презентации продукции Издательского дома «Медина». В процессе подготовки – образовательные, научные, медийные проекты. Врата между регионами мусульманского мира открываются навсегда.

Дамир  Мухетдинов
кандидат политических наук
доцент кафедры международных отношений ННГУ им. Н. И. Лобачевского
ректор НИИ им. Х. Фаизханова.


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама