RSS Контакты
СНГ

Исламская основа для интеграции в странах СНГ

18.10.2010 | Мнения и комментарии

Интеграция в странах Содружества независимых государств развивается в последние годы на разных уровнях, прежде всего в сферах политической, дипломатической и экономической. Но не менее важными являются межкультурный и межрелигиозный уровни взаимодействия, ибо они определяют менталитет народов СНГ. В данной статье кратко будет показана роль Ислама в этом многоуровневом взаимодействии.

Православие и Ислам – векторы интеграционных процессов на Западе, Востоке и Юге СНГ.

Но, прежде чем перечислить основные этапы исламской интеграционной составляющей, необходимо отметить особую роль Православия как аналогичного интеграционного стержня для СНГ в направлении Запада и Юга – ведь именно православная культура лежит в основе русской, белорусской, украинской, молдавской и грузинской традиций. Важна и общехристианская общность с Арменией с ее армяно-григорианским вариантом Христианства.

Итак, если христианско-православный вектор веками работал на сближение и взаимообмен между славянами, грузинами и армянами будущего СНГ, таким же образом ту же роль на Востоке и Юго-Востоке выполнял Ислам для тюркских, иранских, кавказских народов традиционно исламских территорий будущего СНГ. Это Татарстан и Башкортостан, республики Северного Кавказа в составе современной Российской Федерации, Азербайджан, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан и Кыргызстан в Средней (Центральной) Азии.

Цивилизационная уникальность СНГ – именно в двухсоставности ее основных религиозно-культурных традиций. В конечном счете, это две исторические ветви одной глобальной религии Единобожия, веры Авраамовой. И потому рассматривать любые вопросы, в том числе актуальные ныне вопросы интеграции внутри СНГ, нельзя без учета этой специфики. И это – первая базовая характеристика цивилизации, на которой строится СНГ.

Вторая базовая характеристика цивилизации СНГ – это наличие уммы (сообщества мусульман), которые, несмотря на различия в мазхабах и языках, все-таки составляют единое религиозное сообщество межгосударственного масштаба. Временами это сообщество структурируется, временами разъединяется – но фундаментальное единство присутствует всегда благодаря единству акыды (исламского вероучения), общности ибадата (форм богопоклонения) и необходимости джамаата (солидарности единоверцев). Потому вполне оправданно говорить не об организованной институционально, но фактически действующей в истории наших народов «исламской общине СНГ». К сугубо религиозным факторам этого единства добавляется исторический опыт предков, об этапах которого нужно сказать особо.

Семь этапов интеграционных процессов среди мусульман СНГ

Первое. Потенциал интеграции, который имеет в XXI веке исламская община СНГ, коренится еще в доисламском времени, а именно – в традициях империи Чингисхана: в объединительной политической практике, в опередившем европейские демократии по уровню толерантности и веротерпимости законодательстве Ясы. Именно Ясы дало защиту и возможность развития верующим и священникам всех религий и всех народов многонациональной и поликонфессиональной империи. К примеру, под защитой Ясы выросла русская монастырская православная культура и утвердилась Московская Русь. Также в законодательном поле Ясы созрели возможности для принятия Ислама многими народами тогдашней Золотой Орды.

Фактически именно в этом поле созрели две культурно-религиозные традиции, которые и по сей день определяют характер России и азиатских стран СНГ: Ислам и Православие. Нельзя, правда, забывать, что рядом в столь же благоприятных условиях развивался Иудаизм (исторически это первая фаза Единобожия Авраама).

Итак, из этого опыта можно сделать следующий вывод. Все три ветви Единобожия, развивавшиеся на территориях будущего СНГ с раннего Средневековья, – это исторически уникальное богатство нашей цивилизации, не исчерпанный до сих пор потенциал интеграции.

К сказанному надо лишь добавить еще, что важен не только фактор религиозный, но и сплетенные с ним факторы этнической, языковой и культурной общности. Именно с тех пор СНГ представляет собой евразийскую по географическому охвату и тюрко-ирано-славянскую по этно-культуре общность. Жизнь внутри этой общности никогда не была только идеальной – в истории действуют законы диалектики: на всякий факт разделений и вражды летописи и хроники представляют нам столько же фактов дружбы, единства, союзов и взаимовыручки, вплоть до языкового смешения и смешанных браков, с общими детьми. В конечном счете все население современного СНГ это правнуки основных этногрупп Евразии. Иван Сергеевич Тургенев образно выразил это в известной поговорке: поскреби любого русского – обнаружишь татарина!

Великий русский историк Лев Николаевич Гумилев блестяще описал нашу евразийскую цивилизацию как определенную константу в потоке времени, его идеи многообразно развиваются ныне в трудах современных последователей великого евразийца.

Второй этап – собственно исламский. Мусульмане СНГ не изобрели евразийскую цивилизацию и не сочинили те политические, дипломатические, экономические и правовые инструменты, с помощью которых она родилась и удержалась в веках. Первый камень здесь положен далекими от Ислама Чингисханом и первыми Чингизидами. Однако их наследием успешно пользуются все народы, как православные, так и мусульманские.

Ислам внес свою спе-цифику в развитие евразийской цивилизации, в ее наполнение новыми смыслами, в ее удержание от распада и в укрепление. История этого феномена очень многообразна и развивалась на многих уровнях. Покажем это на одном из их, а именно на примере взаимодействия татаро-башкирской уммы Урала – Поволжья и уммы Средней Азии.

Итак, когда были заложены основы будущей исламской интеграции в СНГ? Это II-IV века хиджры, то есть VIII-X века по летосчислению от Рождества Христова. Последователи Пророка Мухаммада (САВ) появились в Дербенте, на юге нынешнего Дагестана, а также в Средней Азии в Мавераннахре. Из этих двух опорных точек, ставших очагами исламской учености и цивилизационного роста, потянулись торговые караваны, а вслед за ними и алимы, знатоки и проповедники Ислама, книги и традиции мусульман – в европейско-уральско-волжскую землю. Важно, что упоминание о первом медресе в Поволжье датируется 913 годом! Здесь налицо интеграция науки, школы, обмена между народами – явный пример для подражания и приумножения на века вперед.

История показывает, что дарящей и обучающей была не только одна из сторон. Народы менялись своими ролями: когда одни приходили в упадок, другие им помогали. И наоборот.

Наступивший следующий, третий этап – это особый интеграционный опыт Золотой Орды. Нельзя забывать, что долгие годы ее правители были далеки от Ислама и лишь хан Узбек в 1349 году принял Единобожие как свою личную веру и как веру своих подданных. Эта личность для евразийской цивилизации не менее значительна, чем князь Александр Невский, который оставил потомкам замечательное напутствие: «Ищите друзей на Востоке и держите оборону на Западе!»

Напутствие Александра Невского в начале XXI века зазвучало с новой силой. И недаром в результате всероссийского телепроекта «Имя России» именно этот политик и полководец стал «символом России». Мы как мусульмане всецело поддержали эту инициативу, ибо воспринимаем Александра Невского как лидера евразийского масштаба. К тому же в плане религиозном он своего рода мост между Православием и Исламом.

В целом же золотоордынский период ценен веротерпимостью между религиями, расцветом монастырей православной Руси, постоянными свободными обменами между мусульманами Средней Азии, Кавказа, Урала, Сибири и Поволжья.

В некотором смысле ныне мы тоже переживаем период «второй Золотой Орды» – такова оценка профессора истории Юрия Михайловича Кобищанова, издавшего фундаментальные «Очерки истории исламской цивилизации» в двух томах (Москва, издательство РОССПЭН, 2009). Историк полагает, что в XXI веке вновь усилилась миграция между Востоком и Западом Евразии, появилось множество субкультур исламских народов внутри славянских и финно-угорских исторических земель. Но по-прежнему определяющими факторами интеграции являются российская государственность и русский язык как инструмент межнационального общения и освоения мирового научного и культурного опыта.

Поддерживая общенациональное признание роли Александра Невского, мусульмане России выступают с призывом на таком же уровне почитать в России и во всем СНГ память хана Узбека. Таким образом, можно выровнять двусоставность tвразийской сущности и передать это наследие подрастающему поколению.

Четвертый период стал временем одновременно географического расширения Московской Руси и трагических испытаний евразийского единства. С XVI века, с воцарением Ивана Грозного были нарушены тонкие нити евразийской синтетической культуры. Велась политика захвата земель, погибли целые города, очаги уникальных культур: Казань и Великий Булгар, Сибирское и Астраханское, затем и Крымское ханства, независимые княжества Северного Кавказа. Исполнители воли Ивана Грозного старались вбить клинья между славянами и тюрками, православными и правоверными. Именно с тех пор началась исламофобия, погибло множество памятников мусульманской культуры и веры, почти полностью была искоренена элита как аристократии, так и ученых, учителей, художников и ремесленников.

Однако именно в это время мусульмане Азии и Кавказа пришли на помощь единоверцам.  Бежавшие из Поволжья на Восток сохранили там свои традиции, а с Востока беспрерывно шли торговые караваны, а с ними – образованные люди и книги. В итоге, мусульмане восточных земель Евразии спасли тогда от искоренения мусульман западных территорий Евразии. Тогда масса татар укоренились в Казахстане и Узбекистане, Киргизии и даже на окраинах Китая – так структурировалась и до сих пор жива татарская диаспора Азии.

Она внесла свой уникальный вклад в развитие местных культур? и теперь можно сказать, что татары Поволжья стали с тех пор «связными евразийской цивилизации», выполняя роль просветителей, хранителей традиции, а также толмачей (переводчиков) между царско-имперской Россией и народами Азии (вплоть до Китая с его тюркским населением в современном Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китайской Народной Республики).

Кстати, последний пример этого живого наследия – мероприятия июня 2009 года в столице Киргизии Бишкеке, где делегация татар Нижегородчины приняла участие в международной научно-практической конференции «Татары в истории Киргизии», встречалась с религиозной общественностью Киргизии, педагогами и экспертами Киргизско-Российского Славянского университета, участвовала в праздновании 20-го юбилейного сабантуя, а также в работе международной конференции «ШОС как фактор интеграции Центральной Евразии: потенциал стран-наблюдателей и стран-соседей».

Пятый период отмечен спецификой политики Российской империи. Как бы ни пытались представить российский имперский опыт XVIII - начала XX веков только в негативном свете и приравнять его к английскому, французскому, голландскому, немецкому

и испано-португальскому империализму, факты рисуют иную, более сложную картину. Перечисленные империи захватывали территории, сильно удаленные от метрополий, покоряли народы с очень далеким менталитетом, с далекими по структуре языками и иными религиями.

Своеобразие и позитив специфически российского имперского опыта – в его золотоордынских истоках, в наследии Чингизидов, в территориальном соседстве народов и многовековом их общении. Это империя, сложившаяся органически, на мощной единой цивилизационной основе.

Именно в тот российско-имперский период мусульмане Евразии сделали многое для развития прогресса в своей среде. Возник джадидизм как новое просветительское движение, принципы которого актуальны и для всего исламского мира вплоть до наших дней, – он охватил территории от Поволжья и Крыма до Ташкента и Бишкека. Умма просыпалась от средневекового застоя и пробуждала вслед за собой даже исторические центры Ислама. Тогда даже казалось, что именно мусульмане Евразии определят будущее мировой уммы.

Однако этому позитивному вектору развития помешала трагедия: разразилась грандиозная атеистическая революция – беспрецедентная в истории, кровавая и беспощадная как ко всем национальным, так и ко всем религиозным ценностям народов Евразии.

Наступил шестой этап евразийской интеграции, трагически приведший к многочисленным потерям и утратам в религии, культуре, экономике и политике. На руинах царской империи возникло советское государство, впоследствии названное СССР. Политика коммунистов нацелена была на создание общества тотального атеизма, на смену нациям Евразии должен был прийти «новый тип исторической общности – советский народ».

Однако из этих испытаний мусульмане Евразии вышли также сообща. К примеру, уникальную созидательную миссию выполнил древний род муфтиев Бабаханов из Узбекистана, которые, выйдя из сталинских тюрем, создали заново структуры уммы в советских условиях: САДУМ (Духовное управление мусульман Средней Азии и Казахстана) на долгие годы стало оплотом Ислама в Казахстане и Средней Азии, в его недрах была учреждена образовательная система, давшая через Бухару и Ташкент поколение так называемых «бухарских имамов».

Получившие там образование мусульманские лидеры по сей день возглавляют исламские организации на всем постсоветском пространстве (об этом ярко писал в «Бухарских воспоминаниях» шейх Умар-хазрат Идрисов, книга уже переведена на узбекский язык и ждет второго издания).

Седьмой этап наступил с распадом СССР в 1991 году и возникновением как независимых государств, так и их союза в виде СНГ. Если в первые 10–15 лет  преобладали тенденции самоопределения, то в последнее время набирает силу интеграция, в том числе и на уровнях религиозно-культурных. Причем, особенность новейшего этапа интеграционных процессов в Центральной Азии состоит в том, что ее вектор направлен теперь и за границы бывшего СССР – в рамках ШОС (Шанхайской организации сотрудничества). Здесь мусульманский фактор также будет играть весомую роль, особенно в развитии отношений с Афганистаном и Ираном, Пакистаном и Индией, с уммой Китая.

Вполне закономерно, что постсоветская история полна драматических, и даже трагических страниц. Однако в Исламе как таковом, и особенно в историческом многовековом опыте уммы, объединяющей ныне народы СНГ, есть мощные силы интеграции. Неизбежные и нужные каждому народу и новым государствам СНГ усилия самоопределения, независимости и собственного развития необходимо диалектически уравновесить, дополнить, обогатить усилиями взаимовыгодного сотрудничества. Только в балансе этих двух векторов можно будет возродить и вывести на новый цивилизационный рывок народы стран СНГ.

Эта мысль – основной вывод из того исторического опыта, который был здесь описан в шести этапах. Седьмой, развивающийся у нас на глазах и при нашем непосредственном участии – это этап «собирания камней» по слову Экклесиаста, нового осознания евразийской цивилизационной идентичности, прорыв в новое глобализированное будущее на основе глубинных основ, заложенных нашими предками.

На чем духовно базируется наше стремление к интеграции в СНГ и затем в ШОС? Кто-то может увидеть здесь лишь политическую конъюнктуру. Однако здесь – конкретное исполнение в нашей реальности божественной заповеди. Сам Творец миров, Аллах Всемогущий так повелел в Коране: «Мы создали вас парами, разными племенами и народами, дабы вы обогащали друг друга!» (49:13). В этом наша задача на этой земле, требующая действенного воплощения в формах дипломатии и экономики, политики и педагогики, во всем многообразии форм жизни. Ислам делает нас большими оптимистами, стимулирует творческое добрососедство, требует открытости сердца и ума, инновационных решений во всех сферах жизни. Убежден, что мусульмане России и СНГ смогут достойно продолжить лучшие традиции добрососедства и интеграции, которые оставили наши предки и заповедал Аллах в Священном Коране. Очень важно, чтобы о таких наших принципах, а также о наших конкретных делах знали и немусульмане, все наши соседи и сограждане по странам СНГ.

Дамир Мухетдинов


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама