RSS Контакты
СНГ

Безопасность Центральной Азии в свете дестабилизации Ближнего Востока

30.08.2013 | Ислам: прошлое и настоящее

Происходящие на Ближнем Востоке события, связанные с «арабской весной» и войной в Сирии, напрямую затрагивают вопросы стабильности безопасности Центральной Азии.

Это объясняется тем, что Центральная Азия весьма чувствительна к событиям в этом регионе, поскольку входит в состав огромного межцивилизационного пространства. Оно протянулось от Северной Африки и Восточной Европы до Поволжья, Индии, Тибета и Западного Китая через Ближний Восток, Иран, Кавказ и Центральную Азию.

Именно эти территории уже несколько тысяч лет представляют собой основную арену мировой истории, контроль над которой определяет доминирование какой-либо сверхдержавы и судьбы этносов. Никогда в истории это огромное пространство не наслаждалось длительной абсолютной стабильностью и миром. Под покрывалом видимой стабильности всегда бурлил котел различного рода политических, идеологических, этнических и экономических противоречий. Всегда находились силы, заинтересованные развязать этот Эолов мешок.

Генезис ближневосточной угрозы

Не секрет, что межцивилизационное пространство сегодня в очередной раз активно раскачивается некоторыми внешними игроками, которые вновь избрали его как площадку для, пока еще непрямого, столкновения друг с другом. На одной стороне стоят США, Израиль, страны Европы, Турция и их арабские союзники — Саудовская Аравия и Катар. На другой — Россия, Китай и Иран. Для многих участников этого противостояния речь идет как минимум о будущем их внешнеполитического влияния и как максимум о выживании.

Пока геополитическое сражение ведется силами третьих сторон и его эпицентром является Сирия. Но это не означает, что другие регионы межцивилизационного пространства наслаждаются покоем. Напротив, во многих из них тоже идет борьба, но она еще не перешла в острую фазу. Когда американские геополитики в свое время обнародовали планы по демократизации Большого Ближнего Востока, мало кто поначалу придал этому большое значение. Смене власти в Тунисе и Египте рукоплескали «свободные» средства массовой информации, преподнося это как победу демократии. Немало восторга было высказано и по поводу свержения диктаторов, еще вчера бывших весьма рукопожатными. А на смену им пришли вполне «демократичные» исламисты.

ca1

Потом настала очередь Ливии и печально известной «бесполетной зоны». Одна из самых благополучных стран Африки была превращена в гуляй-поле, где совершенно бесконтрольно действует большое количество вооруженных и племенных группировок. Именно Ливия стала полигоном для «обкатки» тысяч радикальных исламистов, к которым попало огромное количество оружия из арсеналов армии Каддафи.

Естественно, что подобная масса получивших в Ливии бесценный опыт боевиков не могла сидеть спокойно и двинулась в сторону Сирии, Алжира и Мали. В Сирии к этому времени уже шла своя гражданская «цветная революция», но прибытие в нее большого числа иностранных боевиков через сопредельные страны постепенно привело к трансформации гражданских выступлений в вооруженный конфликт. Боевики были сведены в несколько групп, наиболее боеспособной из которых стала «Джебхат ан-Нусра». Эти группы оттеснили в сирийском конфликте на второй план, так называемую, прозападную «светскую оппозицию».

ca2

Однако, в Сирии не удалось добиться исламистского блицкрига. Правительство президента Асада и сирийская армия, при активной военно-технической и финансовой помощи России, Ирана и ливанской «Хизбаллы», смогло удержать позиции и развить контрнаступление, взяв оплот исламистов — город Эль-Кусейр и отрезав боевиков в северной столице — Алеппо — от баз снабжения в Турции. Вполне возможно, что если не начнется военная операция западных стран и нефтяных монархий Ближнего Востока, к чему призывают сирийская оппозиция и некоторые «горячие головы» на Западе, Асаду удастся «перемолоть» боевиков, несмотря на, фактически, бесконечный приток исламистов со всего Ближнего Востока.

Если же радикальным террористическим группам удастся одержать верх, то с большой долей вероятности мир столкнется с еще одной «чисткой» по этническим, религиозным и политическим мотивам. Все будет так же, как это было в Ливии, где преследованиям подверглись государственные служащие времен Каддафи и лояльные к прежней власти племена. В Сирии в зону риска попадают, во-первых, национально-религиозные меньшинства — алавиты, христиане, сунниты, придерживающиеся традиционного умеренного ислама. Во-вторых, военные и госслужащие. Эскалации насилия может способствовать и весьма опасный тренд в СМИ. Некоторые из них пытаются придать событиям в Сирии окрас религиозной войны, по-видимому, руководствуясь положениями теории С. Хантингтона о столкновении цивилизаций. Нужно отметить, что падение Сирии в разы увеличит военно-технический и людской потенциал исламистов. А это уже будет заявкой на превращение в системообразующую силу на Ближнем Востоке.

Потенциальные угрозы
для Центральной Азии

Без сомнений, тот факт, что радикальные исламистские боевики «перемалываются» в Сирии, полностью отвечает интересам стран Центральной Азии. В то же время, подобное положение вещей не может продолжаться вечно. Со стратегической точки зрения, для центральноазиатских государств важно просчитать все возможные варианты развития событий и реагирования на них. Конечно, победа террористических групп в Сирии была бы крайне нежелательной. Рано или поздно они попытаются дестабилизировать ситуацию как в прилегающих к Центральной Азии регионах, так и в наиболее уязвимых точках внутри ЦА.

Ключевую проблему здесь представляет позиция Запада. США и их европейские союзники рассматривают сирийскую войну сквозь призму соперничества с Россией, Китаем и Ираном, и поэтому считают, что они не вправе проигрывать это геополитическое противостояние. Однако, с другой стороны, их более активное вмешательство, в том числе и посредством наращивания поставок

ca3

вооружений антиасадовским силам, может привести к победе повстанцев, а также радикальных исламистов. Если в Ливии Запад еще сквозь пальцы смотрел на исламистскую активность, то после зверской расправы над американским послом в Бенгази (Ливия) Кристофером Стивенсом и убийства исламистами средь бела дня в пригороде Лондона британского военнослужащего, на Западе поняли, что щупальца этого монстра могут дотянуться и до него. Известно, что на стороне боевиков воюют более 600 граждан Евросоюза.

Поэтому, перед Западом сегодня вырисовывается сложная дилемма. Ему предстоит сделать выбор между дальнейшей поддержкой, так называемой, сирийской оппозиции, имеющей ярко выраженный исламистский окрас, с перспективой самому попасть под террористический удар, и сворачиванием поддержки с признанием победы Асада, но тогда это приведет к тяжелому геополитическому поражению США и их союзников на Ближнем Востоке от РФ, КНР и Ирана.

Выбор, конечно, будет сделать непросто. Но Москва, похоже, дает возможность Вашингтону найти взаимоприемлемый выход из ситуации. Путин, как показывают его последние шаги, не заинтересован в дальнейшей эскалации противостояния с американцами и европейцами. Свидетельством этому является итоговое коммюнике июньского саммита G8, прошедшего в Лох-Эрне (Северная Ирландия), в котором содержится обращение к властям Сирии и оппозиции совместно бороться с «Аль-Каидой» и со связанными с террористами негосударственными акторами.

Будет ли в реальности достигнут status quo, пока сложно сказать. Но даже поражение боевиков в Сирии и пересмотр Западом своей позиции в обозримой перспективе не снимут угрозы радикального исламизма из Ближнего Востока для Центральной Азии. Поражение в Сирии приведет лишь к перенаправлению его активности на другие регионы межцивилизационного пространства. Чтобы устранить эту проблему, нужно, в первую очередь, решить вопрос со спонсорами и идеологами радикального ислама на Ближнем Востоке, для которых он является всего лишь инструментом продвижения политических и финансовых интересов.

Ближневосточная угроза и американо-талибские переговоры в Катаре

В свете угроз, исходящих от Ближнего Востока, для Центральной Азии особое значение приобретают прошедшие переговоры между США и движением «Талибан» в Дохе (Катар). Непосредственно перед переговорами США передали афганской армии контроль над обеспечением безопасности в стране, а «Талибан» открыл свое представительство в Дохе. 18 июня на пресс-

ca4

конференции представители «Талибана» заявили, что не признают действующие власти страны, то есть проамериканское правительство Хамида Карзая. Также они назвали свое представительство в Дохе «Исламский Эмират Афганистан». Это название Афганистан носил при талибах с 1996 по 2001годы.

Фактическое игнорирование официального Кабула в ходе подготовки к переговорам вызвало его ответную реакцию. Уже 19 июня правительство Афганистана приостановило переговоры с США по вопросу соглашения в сфере безопасности. В официальном сообщении Совета национальной безопасности ИРА говорится: «С учетом несоответствия действий и заявлений со стороны США по отношению к процессу примирения, правительство Афганистана приостановило переговоры, до недавнего времени проводившиеся в Кабуле между представителями Афганистана и США по вопросу двустороннего соглашения в сфере безопасности»»1″.

ca5

В дополнение к этому Кабул отменил визит делегации Высшего совета мира в Катар. Согласно официальному заявлению, «Афганистан не будет участвовать в мирных переговорах в Катаре в ситуации, подразумевающей войну и насилие. Недавние изменения свидетельствуют о том, что за открытием политического представительства «Талибана» в Катаре стоят иностранные силы, и Высший совет мира не станет принимать участие в процессе примирения, который проходит не под полным афганским руководством»2.

Подобное игнорирование со стороны движения «Талибан» правительства Карзая и позиционирование талибами себя в качестве

ca6

базиса другого политического образования — «Исламский Эмират Афганистан»  — может означать только одно — талибы рассчитывают на полный и окончательный захват власти. Может ли подобное осуществиться или нет — это другой вопрос. Важно, что в данный момент талибы подали недвусмысленный сигнал. США пока довольно вяло отреагировали на этот демарш «Талибана». Согласно афганским источникам, госсекретарь Керри якобы пообещал Карзаю, что над зданием штаб-квартиры талибов в Катаре не будет знамени движения «Талибан» и таблички с надписью «Исламский Эмират Афганистан».

Между тем, если «Талибан» и Карзай не договорятся о запуске мирного процесса, а США самоустранятся от чрезмерного вовлечения в афганские дела, ссылаясь на передачу ответственности за безопасность афганской армии, то регион может стать свидетелем резкой эскалации конфликта в этой стране.

Для Центральной Азии основные опасения состоят в том, что в рядах движения «Талибан» присутствует большое количество иностранных боевиков. Они уже проявили себя в этом году в боевых действиях в приграничных с Центральной Азией провинциях Бадахшан и Фарьяб. В этой связи не исключено, что исламисты с Ближнего Востока, которые имеют давние связи с талибами, вне зависимости от того, как сложится ситуация в Сирии, выберут очередной целью своей экспансии Афганистан. Он может представляться им легкой добычей, учитывая неопытность и слабую техническую оснащенность афганских вооруженных сил. Для безопасности Центральной Азии это был бы, конечно, наименее желательный сценарий.

Примечания:

1 Кабул приостановил переговоры с Вашингтоном по вопросу соглашения в сфере безопасности, 19.06.2013; http://www.afghanistan.ru/doc/61572.html
2 Правительство Афганистана отменило решение об участии в переговорах с талибами в Катаре, 20.06.2013; http://www.afghanistan.ru/doc/61590.html

 Эксклюзив журнала «Экономическое обозрение» для портала Mezon.Uz.

Автор: Рустам Махмудов, Узбекистан, «Экономическое обозрение» №6, 2013г.


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама