RSS Контакты
Республика Таджикистан

Мавлана Джалалад-Дин Мухаммад Руми

26.12.2013 | История в лицах

Классическая персидская поэзия является общечеловеческой ценностью и частью всемирной литературы.Ее отличает способность чутко отзываться на современную ей действительность, отточенность художественной формы и глубина гуманистической сущности. Суфизм - учение о том, что человек, идущий по пути Истины должен  пройти ряд ступеней искания, ряд этапов познания, с тем, чтобы на высшей стадии полностью слиться со Всевышним,  придал философскую глубину персидской  поэзии, которая апеллировала одновременно и к рассудку человека и к его чувству. Он дал миру  величайшего поэта — суфия МавланаДжалалад-Дин Мухаммад Руми.

 

Дата и место рождения

Имя Мавланы, по сообщению многочисленных авторов тазкире - Мухаммед, а почетное прозвище (лакаб) - Джалал уд-Дин. Все историки упоминают его под этим именем и прозвищем.

Родился он 6 рабиул-аввала 604/ 26 сентября 1207 года. В городе Балх (современный Афганистан), бывшем в то время крупным городом иранской провинции Хорасан. Социально-политическая ситуация, которая стала причиной миграции большого количества персоязычного населения в такие регионы как Индия, Малая Азия… также способствовала масштабному развитию персидского языка, демонстрируя простоту, могущество, изящность и выразительность разговорной речи Хорасанского региона.

Отец Мавлана (Бехаад-Дин) был вынужден бежать из родного города и после долгих скитаний обосновался в Малой Азии (Рум) при дворе турок-сельджуков, в городе Конья. В связи с тем, что он долгое время жил в городе Конье, поэт прославился как «МоуланаРуми» (''Наш покровитель из Рума").

Однако гений поэзии всю жизнь считал себя хорасанцем, любил свою историческую родину и творил только на родном фарси-дари языке.

Отец Мавланы был проповедником, читающим хутбу (хатибом), и прославился как Баха уд-Дин Велед, и был прозван в народе «султан уль-улама» ("султан ученых"). А его отец Хусейн ибн Ахмед Хатиби, по преданию Афлаки, был ученым и мыслителем своего времени, и Рази уд-Дин Нишапури учился у него.

Как известно, мать Баха уд-Дина была из семейства хорезм-шахов. Однако неизвестно, к какой династии она принадлежала.

Баха уд-Дин Велед был одним из почетных суфиев, и, как пишет Афлаки, преемственность получения им хирки доходила до Ахмеда Газали. Он прославился как набожный, живущий своим трудом человек.

По словам Ахмеда Афлаки и по единому мнению авторов тазкире, Баха Велед в результате обиды, нанесенной Хорезм-шахом, был вынужден оставить Балх. Говорят, Хорезм-шах больше всего боялся того, что Баха Велед выступал против философов и ученых и называл их еретиками. Это не понравилось главе ученых того периода и учителю Хорезм-шаха Фахр Рази, поэтому он натравил Хорезм-шаха против Баха Веледа и постарался испортить отношения между ними. Баха Велед был вынужден оставить родные края и поклялся, что, пока Мухаммед Хорезм-шах будет сидеть на троне он не вернется в этот город. Со своей семьей он направился в Багдад, чтобы оттуда отправиться в паломничество.

Когда он приехал в Нишапур, то встретился с шейхом Фарид уд-Дин Аттаром. Как пишет Доулат-шах Самарканди, он сам пришел на встречу с Моулана Баха уд-дином. В то время Джалал уд-Дин был еще ребенком. Шейх Аттар подарил свою книгу «Асрар-наме» маленькому Джалал уд-Дину и сказал: «Пройдет немного времени, как твой сын зажжет пламя в душах, жаждущих истины».

Другие авторы также приводили этот рассказ и отмечали, что Мавлана постоянно держал при себе «Асрар-наме». Шейх Фарид уд-Дин Аттар был одним из воспитанников шейха Наджм уд-Дин Кубра и Маджд уд-Дин Багдади. Как было упомянуто выше, Баха Велед также имел связь с этим дервишеским орденом и считался одним из великих суфиев тарикатакубравийа. И то, что Фарид уд-Дин Аттар пошел к нему на встречу, если иметь в виду единство и сплоченность дервишеского ордена, ближе к истине. Так как до 618/1221-22 года Аттар, несомненно, был жив, и с исторической точки зрения такая встреча не исключается.

Когда умер Баха Велед, двадцатичетырехлетний Мавлана по завещанию отца или по просьбе султана Ала уд-Дина, согласно преданию, приведенному в «Велед-наме», по просьбе мюридов (последователей) был избран на место отца и приступил к проповеди. Он выносил решения, основанные на шариате (фатва), и в течение года, когда работал толкователем шариата (муфтием), был далек от тариката. Однако после того, как Бурхан уд-Дин МухаггакТермизи стал его духовным наставником и Джалал уд-Дин проходил у него ступени достижения истины, он получил от него разрешение напутствовать людей. Днем он преподавал в медресе, обучал жаждущих знаний и дискуссий, которые собирались вокруг него. Таким образом, он занимался вынесением решений и преподаванием в медресе. «Но суфийские идеи поразили его сердце, и та бесподобная жемчужина запачкалась различными вопросами, и то спокойное море стало бушующим, пламя страсти сожгло его бытие, и тот влюбленный, ищущий доказательства, стал искать со всей душой возлюбленную, а дальше оно вынудило его забыть преподавание и встать на путь ищущих истины».

Когда «наш господин» (Мавлана) ходил на дискуссии Бу-л-Маали, народ считал его себе подобным и слушал его речь.

Однако солнце любви и истины так освещало его чистую душу и так засветило ее, что ослепли глаза от сияния, а слепые противники, которые недопонимали его, стали отрицать все. Поэтому Мавлана изменил свой тарикат и путь, а народ изменил свое отношение к нему. То сияющее солнце утопило в свете и сиянии эту драгоценную жемчужину и скрыло с глаз возлюбленных, и тот сильный ураган вызвал бушующие волнения в тихом океане, бросил его корабль мыслей в круговорот событий. Неоткрытой тайной и новой главой жизни Мавланы были его отношения с Шамс уд-Дин Тебризи.

Шамс уд-Дин Мухаммед ибн Али ибн Мухаммед был из жителей Тебриза, и семья также была оттуда. Доулат-шах Самарканди считает его сыном ХавандДжалал уд-Дин Хасана, известного как Hoy-мусульман из великих потомков Омида, который правил в Аламоуте в 607/1210-11 - 618/1221-22 гг., и пишет: «Джалал уд-Дин «отправил шейх Шамс уд-Дина усовершенствоваться по литературе и другим наукам в Тебриз, и он некоторое время учился там».

Однако такое утверждение ошибочно, так как, с одной стороны, этот факт не упоминается в других, более ранних источниках, а с другой стороны, у Джалал уд-Дин Хасана Ноу мусульман, согласно тексту Ата Малик Джувсйни, не было другого сына, кроме Ала уд-Дин Мухаммеда (618/1221-22 - 653/1254-55 гг.). По некоторым сведениям, Шамсу было 60 лет, когда он приехал в Коньс, т.е. в 642/1245 году.

Таким образом, можно заключить, что Шамс родился в 582/1185-86 году. Некоторые утверждают, что Шамс уд-Дин Тебризи был последователем и воспитанником Рукн уд-Дина Саджаси, и шейх Оухад уд-Дин Кермани также считал его своим пиром. Это сведение с исторической точки зрения ближе к истине, и возможно, вышеупомянутыйОухад уд-Дин и Шамс уд-Дин оба встречались с Рукн уд-Дином. Однако противоречия в тарикате между ними в определенной степени уменьшают достоверность этого факта, не упомянутого в других более ранних источниках.

До того времени, как Шамс уд-Дин появился на горизонте Конье и в собрании /маджлис/ Мавланы, он ходил по городам, встречался со знатными людьми, иногда занимался обучением и другой работой. «И когда ему давали деньги за работу, он собирал /их/ и не торопился тратить, говорил: «Пока соберу. У меня есть долг, я должен отдать, а то неожиданно потрачу, и они исчезнут». Он в течение четырнадцати месяцев жил в Алеппо в келье медресе и вел аскетический образ жизни. Постоянно надевал одежды из черной кошмы, и пиры тарикатов называли его «КамелТебризи» ("'Совершенный /человек/ из Тебриза").

Шамс уд-Дин приехал в Конье в субботу утром 26 джумади-л-ахер 642/8 декабря 1245 года.

Здесь сложился Руми как поэт и здесь он основал суфийское братство, прославившись как «мавлана» (наш учитель) и «мавляви» («ученый муж»)

По материалам, приведенным в книге «Велед-наме» Султан Веледа, сына Мавланы, любовь Мавланы к Шамсу подобна поиску Мусы Хизра, который, несмотря на то, что был посланником и «Калим ул-лах» ("Собеседником Аллаха"), просил народ прислушиваться к Аллаху.

Мавлана также, несмотря на совершенство и знаменитость, просил, чтобы Шамс весь день находился рядом и стал его последователем, положил голову под его ноги, и Мавлана сразу растворялся в его сиянии. Шамс стал для Мавляны непревзойденным учителем.

То, что считается наивысшей степенью в науке, будет достойно шейхов!

После смерти Шамса, а затем и любимого ученика СелахаддинаЗеркуби, на небе Мавляны засияла еще одна звезда – ХусаметдинЧеляби.

ХусаметдинЧеляби, добавивший огня в костер знаний Мавляны, вдохновил его на написание произведения “Маснави” в шести томах. ХусаметдинЧеляби хотел снять завесы и выпустить наружу солнце познания, скрытое внутри Мавляны, чтобы оно осветило весь мир, и считал это своим долгом. Действуя по желанию своего друга, Мавляна написал и отдал ему первые 18 бейтов “Маснави”, сказав: “Впредь ты будешь писать, а я, инша Аллах, говорить”.

С этого дня начала писаться “Маснави”. Ночью, днем, в дороге, в саду, в горах – Мавляна без устали говорил, а ХусаметдинЧеляби без устали писал. В подходящее время он читал Мавляне написанное, а когда Мавляна вносил нужные поправки, то снова переписывал. Плодом этого труда, продолжавшегося с некоторыми перерывами, стало шеститомное «Духовное маснави» - энциклопедия его суфийского учения, и фольклора, поскольку свои поучения поэт основывает на притчах, легендах, баснях, анекдотах и новеллах, в значительной части народного происхождения.

Мавляна и Маснави

Суфийская поэма «Духовная маснави» по праву входит в число шедевров мировой литературы и является одним из наиболее авторитетных компендиумов суфизма. Едва ли в поэзии за все время ее существования найдется нечто подобное, что органично включало бы в себя в огромном объеме цитаты из какого-либо священного текста так, как это сделано в Маснави ее создателем с использованием Корана и пророческих преданий.

Насколько назидательна “Маснави”, настолько же она и обладает способностью быть проводником в духовном мире. В своем произведении Мавляна, чтобы облегчить понимание своих мыслей и идей, берет примеры из всех сфер жизни, приводит услышанные им случаи из жизни, использует прочитанное и делает из этого поучительные выводы. Каждую тему, которую он рассматривает, время от времени он украшает аятами и хадисами, народными пословицами и поговорками. Около 300 рассказов, содержащихся в “Маснави”, упорядоченно сплетены между собой так, что они взаимосвязаны, порой конец одного является началом другого, один рассказ ссылается на другой, стройно и плавно одна тема перетекает в другую. Это своего рода духовная беседа, и этот образ речи присущ Мавляне. Без сомнения, Мавляна – путник, идущий по пути Корана. Он перенимает метод образов и примеров, используемый в Коране. Хотя и из самих рассказов можно почерпнуть немало поучительного, основная их цель – в выводах, ведущих к истине, приведенных после каждого рассказа. И этот метод с успехом применяется на протяжении всего произведения.

Из каждого слова, написанного или произнесенного им, становится ясно, что он был муджаддидом и муршидом “Маснави”, со времени своего появления и до наших дней, вот уже в течение 8 веков является книгой, которую читают во всех странах мира.

Несмотря на то, что Руми писал книгу “Маснави” только на языке фарси его поэма переведена на многие языки мира: арабский, английский, турецкий, французский, индийский….

Поэму читали, заучивали наизусть и по ней учились на всем Ближнем и Среднем Востоке. Но особую популярность она снискала себе в Иране, Северной Индии, Пакистане и Турции.

В Турции, например, вплоть до начала XX в. "Маснави" читали и толковали для широкой аудитории в специально построенных для этой цели зданиях. На окраине мусульманского мира, в Восточном Туркестане, дервиши братства "Накшбанди" считали обязательным знать наизусть не менее семисот бейтов поэмы. В персоязычных странах (Иране, Афганистане,Таджикистане) нет человека, который не читал бы «Маснави» и не знал или не слышал о ней.

На «Маснави» написаны толкования и разъяснения. За последние несколько лет в США, Англии, Канаде, Австралии и других англоязычных странах «Суть Руми» побила множество издательских рекордов, ее тираж стал одним из самых крупных среди поэтических изданий за всю их историю.

Многие известные мыслители, поэты и писатели вдохновлялись “Маснави”. Во множестве случаев они использовали в своих произведениях рассказы “Маснави”, даже не ссылаясь на первоисточник.

Поэтическая форма у Руми, будь то газель, рубаи, маснави, всегда само совершенство. Его духовные поучения являются основополагающими для приверженцев суфийского учения. Притчи и новеллы, вышедшие из под пера Руми — это поэтические жемчужины, яркие, блещущие искрометным юмором, в которых простота сочетается с утонченностью.

Конец жизненного пути

В конце своей жизни Мавлана, корифей поэтического слова, заболел лихорадкой. Врачи не смогли вылечить его. В воскресенье 5 джумади-л-ахер 672/ 17 декабря 1273 года, Мавлана расправил крылья для переселения из этого бренного мира в мир вечности. После его смерти город словно опустел. Смерть, как и для всех верующих, явилась для него рождением в другом мире и встречей с Аллахом. Ведь для любящего своего Господа смерть является днем встречи. Мавлана, говорил: “После моей смерти не ищите мою могилу на земле, моя могила в душах арифов. Своими стихами и своим искусством, своими идеями и мыслями – он во всем был мудрым человеком. Он не похож на других, его чувства, подобно океану омывают весь мир.

“Путь нашего Пророка – это путь любви, любви к Аллаху. Не будь без любви, чтобы не быть мертвым. Умри в любви, останешься живым”, – говорил Руми.

Хайриддини Абдулло - Руководитель отдела по духовному воспитанию и духовной культуре Общероссийского общественного движения «Таджикские трудовые мигранты»

URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама