RSS Контакты
Республика Таджикистан

Абдулло Хаким Рахнамо: «Исламское образование может быть как сильным, так и слабым местом в нашем общем стремлении обезопасить наши страны»

06.10.2011 | Интервью

Интервью корреспондента портала «Ислам в СНГ» с известным экспертом Таджикистана в области ислама Абдулло Хакимом Рахнамо. В преддверии Мусульманского Форума и конференции по исламскому образованию, которые организуются Советом муфтиев России и пройдут в ноябре в России, мы побеседовали с ним об исламе в Таджикистане и исламском образовании как внутри страны, так и на всем пространстве СНГ.

- Как вы оцениваете уровень религиозности таджикского общества? В какой степени влияет ислам на жизнь таджикистанцев?

По статистике около 99% населения Таджикистана являются мусульманами. В отношении религиозности таджиков можно сказать, что абсолютное большинство являются верующими, которые выполняют нормы ислама, читают намаз, одним словом, ислам оказывает влияние на их жизнь.

Но при этом необходимо отличать такие понятия как «религиозность» и «религиозная грамотность». Если применить эти понятия, то можно будет увидеть, что нынешнее население Таджикистана верующее, соблюдающее законы ислама, но религиозно неграмотное. А последнее обстоятельство нередко используется различными политическими силами ради достижения собственных целей.

- Какую роль играет Партия исламского возрождения в таджикском обществе? И как Вы считаете, настало ли время ухода Мухиддина Кабири с поста председателя партии?

Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) – единственная во всей Центральной Азии легально действующая исламская партия. Но со дня своего основания она столкнулась с двумя серьёзными вопросами:

  • Как относится сам ислам к созданию «исламской» партии?
  • Возможна ли деятельность исламской партии в условиях светского государства?

В течение 13-14 лет существования партии эти чрезвычайно важные вопросы постепенно находили своё решение. И на сегодняшний день некоторые эксперты рассматривают ПИВТ уже как один из неотъемлемых элементов современной политической системы Таджикистана. Некоторые даже не видят политическую структуру республики без ПИВТ.

Несомненным плюсом ПИВТ является то, что она направляет исламскую политическую энергию в конструктивное русло, стабилизирует общество, делает политический ислам в республике умеренным. Партия влияет на снижение потенциала религиозно-экстремистских течений, т.к. даёт легальный канал политического выражения религиозно настроенным людям.

Минусом же ПИВТ является то, что это партия. А понятие партии подразумевает под собой группу людей, борющихся за власть. Поэтому, когда исламская партия вступает в борьбу за власть, она неизбежно политизирует взаимоотношения ислама и государства. Иногда это выливается в сверхполитизацию, что, несомненно, губительно.

Относительно Мухиддина Кабири можно считать, что проблема оставления им руководства ПИВТ является искусственной. Необходимо отметить, что он не уходит и не должен уходить. ПИВТ находится сейчас на стадии своего становления. Опыт и репутация Кабири сейчас очень нужны партии. Он достаточно молод и не связан с гражданской войной в Таджикистане, что для партии  очень важно, т.к. её нередко связывают с теми трагическими событиями. Если быть более категоричным, то можно сказать, что ПИВТ нуждается в Кабири.

Другой его особенностью является то, что он не сугубо партийный лидер. За него идут и те, кто не входит непосредственно в ПИВТ. Его последователями являются как представители исламски, так и либерально настроенных людей. Особо сильно его влияние проявляется в среде молодёжи. 

Мухиддин Кабири выделяется на фоне других религиозных деятелей, т.к. он сравнительно молод и ориентирован на будущее. Он не из советской эпохи, и новыми идеями «освежил» ПИВТ.

Но есть одно «но» - ему немного не хватает традиционности, стереотипного имиджа исламского лидера. Некоторые люди хотели бы видеть в качестве руководителя такой партии  человека в традиционной исламской одежде, похожего в многом на имама мечети. Поэтому среди верующих имеются разногласия. Возможно, в этом Мухиддин Кабири и уступает некоторым, но в политическом отношении он преобладает над другими исламскими деятелями.

Можно сказать, что Кабири нужен ПИВТ, хотя бы ещё на некоторое время, на новый пятилетний срок. Нахождение такой умеренной, взвешенной личности во главе ПИВТ выгодно и самой партии, и власти.

- Каково отношение властей к ПИВТ и к мусульманам Таджикистана в целом?

- Отвечая на этот вопрос, необходимо прежде всего отметить следующее – у нас не ставят вопроса об отношении государства к мусульманам страны. В Таджикистане и население и власть имущие являются мусульманами.

Но в плане отношения властей к Партии исламского возрождения следует отметить, что после парламентских выборов 2010 г. они серьёзно осложнились. Но в последнее время наблюдается нормализация взаимодействия. Показательно, что совсем недавно председатель ПИВТ был награждён самим президентом. Это можно считать попыткой властей наладить диалог с ПИВТ.

- Не может ли процесс возвращения студентов зарубежных исламских учебных заведений вызвать волну негодования в обществе?

- Рассматривать данный вопрос, я полагаю, надо дифференцировано:

  1. Часть студентов из Таджикистана обучалась в таких центрах, где им преподавались радикализованные идеологизированные трактовки ислама. Но другая часть студентов получала образование в нормальных учебных заведениях, многие из которых признаны авторитетными институтами в области исламоведения.
  2. Введение процедуры дачи разрешения студентам на обучение за рубежом – это политический ответ давно назревавшей проблеме. Но для того, чтобы её решить необходимо также дать и религиозный ответ – создать внутри страны легальные условия для получения современного религиозного образования. Вот тогда проблема будет постепенно решаться. А при нынешней ситуации всё равно не получается удержать в стране тех, кто стремится получить религиозное образование за границей. Они просто начинают уезжать через третьи страны, и проконтролировать данный процесс пока не получается.

У нашей страны есть потенциал для получения и развития религиозного образования, мы можем обучать, но для этого необходима серьёзная поддержка. Мы преподаём привычный нам ханафитский мазхаб, а это является залогом того, что полученные нашими студентами знания не будут противоречить традициям и устоям нашего народа, не будут вызывать смуту в таджикском обществе.

- Насколько велика угроза национальной безопасности Таджикистана со стороны Афганистана и сопредельных стран?

- Со стороны Афганистана прямой угрозы для Таджикистана нет. Угроза с юга – это часть мифа, который был создан силами, находящимися за пределами региона. Он и сегодня ими активно продвигается. Мы можем строить нормальные отношения с Афганистаном, если он будет независимым. У нас очень много общего: одна история, один язык, одна культура, одна религия и даже один мазхаб. Поэтому афганский народ очень близок нам. Он нам не угрожает. Афганистан нам даже ближе чем Иран.

Но опасность в том, что Афганистаном управляют чужие руки. В этой ситуации правильно говорить, что для Таджикистана есть угроза, исходящая с территории Афганистана, но нет угрозы со стороны самих афганцев. Идея о том, что Афганистан представляет для нас угрозу – это часть мифа, созданного серьёзными геополитическими игроками, которым выгодно чтобы наши государства держали некую «дистанцию» между собой. Афганистан на сегодняшний день – это поле очень большой глобальной игры.

- Бытует мнение, что исламизация таджикского общества может стать угрозой для будущего страны. Как вы прокомментируете это мнение?

- Само понятие «исламизация Таджикистана» - неправильно. Если говорить об исламизации в строгом смысле, то это численный прирост мусульман в той или иной стране. В этом смысле можно говорить об исламизации США, Германии, Франции, России и т.д. Но у нас и так население на 99% составляют мусульмане. Поэтому мы и не ставим такого вопроса.

Можно говорить об исламском факторе в РФ, США и др. государствах, но в условиях Таджикистана не о чем говорить, т.к. мы сами, весь народ является исламским фактором. Ислам не может угрожать мусульманам.

Но вот если понимать под исламизацией радикализацию, как это делают многие эксперты, то это уже губительный фактор, с которым мы все боремся. Ведь когда население радикализуется, когда оно теряет толерантность – это уже представляет для нас непосредственную угрозу. И на сегодняшний день имеется ряд факторов, которые могут привести население Таджикистана к такому состоянию:

  1. Религиозная безграмотность населения;
  2. Некоторые ограничения религиозных прав;
  3. Влияние внешних радикальных идей через СМИ;
  4. Западная исламофобия, которая вызывает ответную реакцию в мусульманских странах.

Необходимо бороться против радикализации исламского общества Таджикистана путём укрепления традиционного для нас ислама. Ведь на сегодняшний день ислам для республики – это фактор стабильности, безопасности, единства народа. Потому что это главная ценность, которая нас всех объединяет и направляет в будущее. Даже язык в нашей стране не у всего народа один, но религия одна на всех.

- Многие эксперты – специалисты в области Ислама стран СНГ считают, что одной из причин успешного проникновения радикальных идей среди мусульман постсоветского пространства является дефицит образованных мусульманских кадров, способных противостоять им. Вместе с тем, обучение в исламских ВУЗах стран Ближнего Востока и Азии зачастую не дает желаемых результатов: ученики привозят с собой чужую традицию. Исходя из этого, как Вы думаете, существует ли целесообразность интенсификации сотрудничества в области исламского образования между странами СНГ, возможном объединении имеющихся экономических, организационных, научных потенциалов в этом направлении? 

- Исламское образование может быть как сильным, так и слабым местом в нашем общем стремлении обезопасить собственные страны от проникновения радикальных идей, догматизированных идеологических течений. Эта проблема общая для всех стран Центральной Азии, для всех мусульман СНГ. И для её решения необходимым является создание сети религиозных образовательных институтов. Ведь и на Кавказе, и среди российских мусульман Поволжья, и в ЦА мы сталкиваемся с тем, что наши выпускники не выдерживают конкуренцию с выпускниками иностранных учебных религиозных центров.

Причина неконкурентности наших кадров не в том, что наш мазхаб, наши  традиции слабы, а в том, что наши кадры слабообразованы. Их образование и знания имеют значение только в сравнении с религиозной неграмотностью наших обществ.  Поэтому задача формирования сети современных образовательных центров – это не только задача религиозно-культурного плана, но она носит и политический, общегосударственный характер. Ибо с этим связана стабильность в наших государствах, наша безопасность.

На сегодняшний день встаёт насущная потребность в объединении усилий мусульман СНГ и создании общего унифицированного пространства религиозного образования. Лишь так мы можем помогать друг другу в плане обеспечения подготовки кадров, создании единых стандартов исламского образования, единовременного реагирования на общие угрозы. Мы должны помогать друг другу.

Приведу пример уже имеющегося сотрудничества в этой сфере. Недавно, этим летом, я был в Чечне на миротворческом форуме. Нам показывали новые медресе, центры по изучению Корана. И там я был свидетелем того, что большинство преподавателей там являются таджиками и узбеками. Они имеют хорошие условия для работы, а наши соотечественники обладают необходимыми знаниями для укрепления знаний об исламе. Одним словом у них есть материальные возможности, а у нас есть квалифицированные кадры. Этот  пример показывает, что мы можем и должны помогать друг другу в решении общих для всех нас проблем.

Беседовал Роман Вейцель

URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама