RSS Контакты
Туркменистан

Исламские институты современного Туркменистана

10.10.2011 | Ислам: прошлое и настоящее

Развитие ислама в стране, строительство мечетей и их снос, подготовка, а также назначение священнослужителей, находятся под контролем государства. Общество в Туркменистане исторически пассивно, а та узкая прослойка, которая могла бы повлиять на политическую жизнь, была вытоптана еще во времена Сапармурата Ниязова. Даже в наиболее религиозных областях Туркменистана не существует исламских политических структур.

В результате страна в политическом плане превратилась в мертвое море. Не получил распространения и политический ислам. В отличие от соседей, Туркменистан избежал появления на своей территории «ваххабитских» группировок и их агентов влияния. Однако имеет место распространение на границе с Узбекистаном специфической формы ордена Накшбанди.

Туркмены никогда не тяготели к радикальным исламским учениям, но нищета и идеологический вакуум могут породить такую тягу.

Туркменистан относится к ханафитскому мазхабу суннитского ислама. Для туркмен как народа кочевого несвойственна активная ритуальная религиозность, как, например, для таджиков и узбеков. Для отправления религиозных обрядов им достаточно уединения.

Ислам — это он

В начале 1990-х гг., когда Ниязов только начинал перевоплощаться из партийного деятеля в лидера нации, ислам был ему полезен в деле строительства новой национальной идеи. Он использовал ислам как подручное средство, но лишь в формах, определенных и регулируемых государством. Еще в 1993 г. он заявил, что Туркменистан возвращается к исламу не столько как к религии с догматическими постулатами, сколько как к части национальной культуры.

В целях контроля за религиозной деятельностью в 1994 г. был создан Генгеши (Совет) по делам религии, полностью подчиненный президенту страны.

По мере укрепления своей власти Ниязов пытался узурпировать исламский символизм и донести до народа идею, что Ислам — это он, требуя, чтобы его труд «Рухнама» котировался наряду с Кораном. Мечети получили официальное предписание хранить не менее 2-х экземпляров «Рухнамы», а цитаты оттуда были вырезаны на стенах многих мечетей. Какое-то время приближенные к Ниязову подумывали объявить его пророком, но вовремя одумались.

В 1997 г. не прошли перерегистрацию более половины действующих в стране мечетей. Однако они продолжали действовать при молчаливом согласии местных властей. Одновременно многие имамы молчаливо игнорировали официальное предписание после каждого намаза произносить клятву на верность родине и президенту. Такое положение вещей не устраивало власть, что привело к чисткам в рядах нелояльных имамов.

В 2000 г. под знаменем борьбы с экстремизмом власти начали поход против инакомыслящих. В результате было сожжено 40 тысяч экземпляров Корана, переведенного на туркменский язык опальным Хаджаахметом Оразклычевым.

В 2003 г. был проведен громкий процесс над муфтием Туркменистана Насруллой ибн-Абадуллой, который резко негативно отреагировал на приказ расписать мечети наряду с текстами из Корана цитатами из «Рухнамы». К тому же он отказался признать Ниязова божьим наместником. Бывший муфтий был осужден на 22 года. В дальнейшем религиозные деятели уровня Насруллы ибн-Абадуллы муфтиятом не руководили. Предпочтение отдавалось кандидатам менее образованным в религиозном плане, но более лояльным в плане политическом. Тем более все имамы фактически являются государственными служащими, получающими жалование от государства, а потому очень уязвимы.

Весной 2006 г. Ниязов заявил, что тот, кто трижды прочтет его книгу «Рухнама», станет умным, поймет природу, законы и человеческие ценности. И после попадет прямо в рай. Он утверждал, что сам просил Аллаха о таком способе выявления праведников.

Рухнамизация всей страны стала важнейшей составляющей светской религии, а также главной линией, определяющей государственную политику по отношению к религиозным объединениям.
В 1990-е гг. на территории Туркменистана в некоторых кишлаках стали одновременно функционировать по 2 мечети: одна государственная, вторая — молельный дом, где собирались местные жители, чтобы не только отправлять религиозные обряды, но и обсуждать насущные проблемы. Государственный религиозный гнёт вызвал недовольство в рядах обычных мусульман.

В эпоху Ниязова были построены роскошные мечети. Но большинство населения прохладно восприняли эти шедевры, поэтому популярностью они не пользовались.

Подготовка религиозных кадров

Религиозное образование находится под жестким контролем властей ещё со времен правления Ниязова. С 1990-х гг. в страну практически не поступала религиозная литература. Какое-то время чистоту преподавания удавалось сохранять в турецких школах, но в 2000 г. Ниязов заявил, что все медресе и религиозные школы должны быть закрыты. По его словам, достаточно было иметь одно медресе, действующее под контролем муфтията. Таким образом он выразил недоверие к исламским структурам после выявления на севере Туркменистана подпольных структур исламских радикалов, которые использовались узбекской оппозицией в качестве перевалочных баз.

К тому же были депортированы 300 иностранных (в основном иранских) проповедников.

В 2005 г. в Туркменистане был закрыт единственный на всю страну Факультет теологии (теперь это отделение теологии Факультета истории), а контракты с турецкими богословами, которые в основном и преподавали там, были расторгнуты, количество студентов резко сократилось.

Атагельды Нурыев, Ашхабад

URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама