RSS Контакты
Туркменистан

Афганская дилемма Туркменистана

06.07.2016 | События и репортажи

Поездка министра иностранных дел Туркменистана Рашида Мередова в Афганистан в конце июня — одно из последних доказательств тому, что туркменские власти вынуждены корректировать политику по отношению к своему соседу на фоне проблем обеспечения безопасности.

Визит министра иностранных дел Туркменистана Рашида Мередова в последних числах июня в три афганские провинции — Джаузджан, Фарьяб и Балх — весьма редкое явление и потому видится как нечто экстраординарное.

Поездка и ее цели, а также маневрирование Туркменистана по отношению к Афганистану стали предметом обсуждения экспертов круглого стола, проведенного директором Туркменской редакции Азаттыка Мухаммадом Тахиром.

По мнению директора Пакистанской редакции Азаттыка Амина Мудакика, возвращение вице-президента Афганистана генерала Абдул Рашида Дустума в регион способствовало восстановлению относительной стабильности в северо-западном Афганистане.

— Два месяца назад талибы практически окружили столицы провинций Фарьяб, Джаузджан и Сари-Пуль. У меня есть родственники, и я разговаривал с ними, они эвакуировали свои семьи... так как предполагалось, что талибы захватят [их город] за несколько часов, — говорит Амин Мудакик.

Как отмечает Мудакик, ситуация изменилась после того, как весной Абдул Рашид Дустум вернулся на северо-запад Афганистана. Менее чем за год Дустум в четвертый раз прибыл в этот регион для проведения операции против боевиков.

 

ПОВТОРЯЮЩИЙСЯ СЦЕНАРИЙ

Хотя боевики группировки «Талибан» и были вытеснены из некоторых районов, старший преподаватель кафедры политологии в Университете Джорджии и специалист по вопросам Центральной Азии Геннадий Рудкевич обращает внимание на то, что в этом регионе сформировался некий повторяющийся из раза в раз сценарий:

— Дустум приезжает, Дустум зачищает боевиков, Дустум уезжает, талибы возвращаются.

По мнению Амина Мудакика, одно из наиболее тревожных для Туркменистана событий на северо-западе Афганистана — усиление позиций новой группы талибов туркменского происхождения. Эти местные туркменские командиры, по его словам, проходили подготовку в Пакистане. Он также отметил, что эти боевики — выходцы из других туркменских группировок.

Он отмечает, что среди местных боевиков есть те, кто присоединились к талибам «либо в целях собственной безопасности, либо из-за экономических проблем». По своей сути, эти люди — наемники. Во время наступления Дустума на северо-западе было несколько случаев, когда командиры «Талибана» заключали с ним мир и переходили на сторону правительства.

По мнению Геннадия Рудкевича, на длительный результат здесь рассчитывать не приходится.

— Если эти местные деятели переходят с одной стороны на другую так быстро и, по-видимому, безнаказанно, то в один прекрасный день, будь то через месяц или через год, или через пять лет, мы окажемся в ситуации, когда они решат, что находиться на стороне Дустума или на стороне правительства не в их интересах. Тогда боевые действия закончатся совсем иным образом, нежели это происходит сейчас, — говорит Геннадий Рудкевич.

 

ОЦЕНКА СИТУАЦИИ

Поездка министра иностранных дел Рашида Мередова в Афганистан, скорее всего, была отчасти вызвана необходимостью оценить ситуацию у туркменских границ. Планировавшийся визит в пограничный город, где Туркменистан строит подпорную стену вдоль Амударьи, был внезапно отменен из-за разорвавшейся мины, которая, по словам Амина Мудакика, «задела его охрану».

Официально поездка Рашида Мередова в Афганистан была совершена с целью обсудить двусторонние проекты. Мередов участвовал в церемонии закладки железной дороги Туркменистан — Афганистан — Таджикистан в городе Акина в провинции Фарьяб и обговорил вопросы подачи электроэнергии из Туркменистана в приграничные афганские уезды. Стоит отметить, что такие дискуссии чаще всего проводятся в Ашгабате или Кабуле. Амин Мудакик также подчеркнул, что встречи Рашида Мередова с местными чиновниками прошли за закрытыми дверями.

Туркменская редакция Азаттыка ранее сообщала, что командир военизированных подразделений «Арбаки» и ряд местных сотрудников полиции лишь недавно побывали в Ашгабате. В начале июня также совершил первый в истории визит в Туркменистан министр обороны России Сергей Шойгу.

Так что очень даже может быть, что Туркменистан, почти 20 лет кичившийся своим статусом нейтральной страны, выбирает сторону в афганском конфликте.

Однако Амин Мудакик предполагает, что, с учётом туркменских проектов на северо-западе Афганистана, Туркменистан выстраивает свою политику в отношении этого региона:

— Это электричество, этот проект железной дороги, эти дорожные проекты выгодны не только правительству. [Они] несут выгоду для всего населения, включая талибов. Электроэнергия Туркменистана в Фарьябе распределяется по селам, которые находятся в подчинении у талибов, так что когда талибы начнут выступать против Туркменистана, то они также окажутся без электроэнергии.

Он считает, что Туркменистан, возможно, пытается поставить в зависимость приграничные афганские провинции. Так что, под чьим бы контролем ни находился северо-запад Афганистана, им понадобятся дружественные отношения с Туркменистаном.

Это было бы куда лучше, нежели просто пытаться держаться подальше от афганской политики в целом, что, как показывает практика, невозможно.

— [Туркменское правительство] хочет стабильности на границах с Афганистаном, и похоже, что ситуация ухудшилась до такой степени, что они готовы пойти на некоторые жертвы в политике нейтралитета, — говорит Геннадий Рудкевич.

Эксперты пришли к заключению, что от туркменского правительства можно ожидать очень гибкой тактики по отношению к соседним регионам Афганистана, но отнюдь не последовательной стратегии. Ашгабат находится в таком положении, когда он вынужден реагировать на афганские события, не будучи в состоянии существенно повлиять на ситуацию.

Репортаж Радио Азаттык


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама