RSS Контакты
Украина

Вопрос лидерства в мусульманской умме Украины

24.02.2014 | Аналитика

Ислам был неотьемлемым спутником украинской государственности начиная со времен Киевской Руси. Как известно, в свое время даже князь Владимир, «выбирая веру», обращался к исламу как одному из наиболее реальных вариантов цивилизационного будущего древнерусского государства. 

Уже во времена Золотой Орды, когда хан Узбек (1313 – 1341) завершил исламизацию своего могущественного государства, правители Галицко-Волынского княжества (в частности, князь Юрий II) рассматривали ордынцев как союзников в борьбе с поляками. Много написано и о непростых отношениях украинского казачества с Крымским ханством и Османской империей: как ни парадоксально это звучит, именно крымские татары выступали частым союзником запорожцев, особенно в антипольских акциях (в той же войне 1654 года). Ногайская степь, занимающая более половины территории Украины, длительное время была именно тем регионом, где происходило активное межкультурное и межрелигиозное взаимодействие, формирующее во многом и современный облик украинского и крымскотатарского национального мировоззрения.

Современность поставила украинский ислам в довольно похожую историческую ситуацию. Поскольку в период советской власти исламское сообщество страны оказалось фактически на полулегальном положении (Крым постигла катастрофа депортации, исламская деятельность на Донбассе, в Киеве и других крупных городах велась лишь подпольно), исламское возрождение страны стало возможным именно благодаря обретению Украиной государственной независимости. За 23 года изменился и этнический состав исламской общины: вернулись из депортации сотни тысяч крымских татар, увеличилось количество выходцев из арабских стран, появились и «новые мусульмане» из числа славян. Оценки численности исламской общины Украины разнятся – западные исследовательские центры (Pew Research Center, США) насчитывают более 500 тысяч мусульман в стране, в Украине звучат и более высокие цифры (800 тысяч, 1 или даже 2 миллиона, что вызывает сомнение). По официальным данным Министерства культуры, в 2013 году в Украине действовало более 600 зарегистрированных и 500 незарегистрированных мусульманских общин (напомним, украинское законодательство в сфере религий допускает существование религиозных объединений без регистрации), функционировало более 300 мечетей, около 150 воскресных школ и несколько учебных заведений среднего уровня (медресе). Эти и многие другие факты свидетельствуют о том, что ислам на сегодня является неотъемлемой составляющей не только украинской религиозной среды, но и украинского общества в целом.

С каждым годом, впрочем, все более важным становится вопрос о том, кто же именно в Украине может «говорить от имени ислама» в целом, представлять исламскую общину перед государством, другими религиозными объединениями, а также в диалоге и сотрудничестве с единоверцами из других стран. Тем более, в глазах многих последователей других религий, ислам часто представляется неким монолитным блоком, имеющим единую позицию по всем без исключения вопросам современности.

В действительности, как известно любому мусульманину, это мнение не совсем верно. Мусульман-суннитов, составляющих абсолютное большинство в исламской общине Украины, собирает в единое целое именно общее вероубеждение, однако во второстепенных вопросах (называемых, например, в исламском праве «ветвями» – фуруа) суждения отдельных лидеров и школ могут отличаться. Суннитский ислам не предполагает наличия иерархии, сродной церкви в христианстве, поэтому описывает себя в терминах социальных и религиозных («община» –  умма, «сообщество» – джамаа,  религиозно-правовая школа – мазхаб и др.), а не институционных. Как отмечал известный исламский ученый средневековья Ибн аль-Каййим аль-Джаузиййя, во времена праведных халифов у исламской общины не было потребности в муфтиях и судьях, поскольку сподвижники, руководившие мусульманами на местах, и были наиболее компетентными в религиозных вопросах людьми. В последующую эпоху в исламском мире образовался тандем «эмиры – улемы» (хотя нередко сами эмиры были еще и знаменитыми учеными). На сегодняшний день в государствах, где ислам имеет статус государственной религии, это наследие некоторым образом сохранено – вопросами пожертвований, мечетей, религиозных школ и другими ведают специальные министерства. Существует и официальная должность верховного муфтия, обычно утверждаемого политической элитой страны.

В Украине ситуация обстоит несколько иначе. Дело в том, что модели исламского лидерства здесь определяют как традиции прошлых лет, так и запросы настоящего. Система «духовных управлений», функционирующая в стране, в некоторой степени является данью имперскому прошлому, в первую очередь – российскому. После утраты Крымским ханством независимости в конце XVIII века, практически все мусульманские общины региона попали под контроль централизированной структуры – Таврического духовного магометанского правления. Интересно, что под контроль этой институции переходили и общины западных (литовских) татар, существовавшие на территории западной Украины, Беларуси, Польши и Литвы. Таким образом, муфтию Таврического духовного магометанского правления формально подчинялись общины практически на всей территории современной Украины (за исключением входивших в Австро-Венгрию Галичины, Буковины и Закарпатья, где, впрочем, и численность мусульман была крайне невелика). В последующем этот опыт был реализован в СССР и, как следствие, в пост-советских республиках.

Уже в 1991 году был образован Кадият в Крыму, в последующем переименованный в  Духовное управление мусульман Крыма. Возглавляемое «муфтием мусульман Крыма» (так звучит официальный титул) Хаджи Эмирали Аблаевым, ДУМ Крыма сегодня объединяет около 80 процентов религиозных общин украинских мусульман. Деятельность этой крупнейшей мусульманской организации в Украине имеет последовательный территориальный (крымский) и этнический (крымскотатарский) вектор, опираясь на традиции ханафитского ислама, традиционного для мусульман полуострова. Сегодня ДУМ Крыма играет важную роль в возрождении и развитии крымского ислама, занимает активную позицию в общественной жизни крымскотатарского народа, тесно взаимодействует с Меджлисом, сотрудничает с другими мусульманскими организациями страны. Именно муфтий мусульман Крыма в 2009 году был избран главой Совета представителей Духовных управлений и центров мусульман Украины при Госкомнацрелигий (на сегодняшний день, после ликвидации Госкомнацрелигий и передачи его функций Министерству культуры, Совет нуждается в реструктуризации).

Несколько позднее появились другие структуры, наиболее крупной из которых можно считать Духовное управление мусульман Украины (ДУМУ) с центром в Киеве (1992 г.). Возглавляемое муфтием Ахмадом Тамимом, ДУМ Украины позиционирует себя как центральное представительство мусульман Украины, поддерживая тесные связи с представителями местной власти, а также религиозными организациями и дипломатическими миссиями арабских государств. Активно продвигаются проекты по развитию мусульманских общин в других областях Украины. Придерживаясь доктрины традиционных суннитских богословских школ (ашаризм и матуридизм), ДУМ Украины в то же время отводит важное место суфизму, в частности, школе Абдаллы аль-Харрари (1910-2008), возводящей свою духовную традицию к тарикату кадирийя. На сегодняшний день ДУМ Украины объединяет около 10 процентов исламских общин Украины.      

В 1994 в Донецке был образован Духовный центр мусульман Украины (ДЦМУ). Сегодня Центром руководит муфтий Руслан Абдикеев. По состоянию на 2013 год, в состав ДЦМУ входит более 20 общин, главным образом в Луганской, Донецкой и Харьковской областях. Под эгидой ДЦМУ было проведено два весьма примечательных для независимой Украины мусульманских проекта – создание Партии Мусульман Украины, существовавшей с 1997 по 2005 год, а также Украинского исламского университета, готовившего имамов-хатыбов с 1999 по 2001 год. ДЦМУ сыграл важную роль в институционном развитии ислама на востоке Украины, в частности, в среде поволжских татар, проживающих на Донбассе с конца ХІХ века.

В 2007 года в Киеве представители татарской общины (Всеукраинский культурный центр «Туган-Тел») зарегистрировали организацию с названием «Киевский муфтият», которую возглавил известный культурный деятель Канафия Хуснутдинов. Представляя, главным образом, поволжских татар, «Киевский муфтият» быстро занял значимое место среди других мусульманских организаций Украины. Так, несколько лет подряд издавался журнал «Украина и исламский мир», где, помимо собственно религиозных публикаций, выходили научные статьи, посвященные различным проблемам ислама в Украине. Налажено сотрудничество и с мусульманскими организациями других стран СНГ, а также объединениями российской диаспоры в Украине. Реализовывается и проект создания собственного исламского университета.

В 2009 году появилось еще одно централизированное духовное управление – ДУМУ «Умма», до 2013 года возглавляемое председателем Игорем Карпишеным, а после него – Ислямом Гимадутиным. Организация предусматривает и избираемую должность муфтия, занимаемую шейхом Саидом Исмагиловым. ДУМУ «Умма» объединяет 25 общин в 15 регионах страны, издается собственная газета (примечательно – на украинском языке), реализуются образовательные, культурные и общественные проекты. Активную позицию ДУМУ «Умма» занимает в вопросах общегражданского и межрелигиозного диалога. Показательны и последние инициативы в исламской просветительской деятельности, в частности, открытие «гарячией линии» по фатвам, проведение культурно-просветительского каравана «Мухаммад – милость для миров» и другие проекты.

Одним из новейших мусульманских объединений является Духовный центр мусульман Крыма, возглавляемый Хаджи Ридваном Велиевым. Разделяя позиции ДУМ Украины, ДЦМК преимущественно акцентирует внимание на суфийском ритуализме. В частности, Центр способствует возрождению «народной религиозности» – посещения крымских азизов (могил праведников аулия) и др.

Два года тому назад в г.Макеевка (Донецкая обл.) появилось Всеукраинское духовное управление мусульман «Єдинение», однако активной публичной деятельностю пока не отметилось.

Реализуется в Украине и современный общеевропейский опыт исламской деятельности: Ассоциация «Альраид» (основана в 1997 году), объединяющая почти два десятка региональных организаций и представляющая один из наиболее активных сегментов украинских мусульман, зарегистрирована именно как общественная организация. Ассоциация известна своими издательскими, общественными и благотворительными проектами как в Украине, так и за ее пределами; налажено сотрудничество с ДУМ Крыма, ДУМ «Умма» и другими исламскими объединениями страны. «Альраид» является членом Федерации исламских организаций Европы (FIOE).

Наличие семи централизованных религиозных организаций (не говоря уже о сотнях независимых общин) также ставит логический вопрос о лидерстве в среде украинских мусульман. Однако учитывая и статуты религиозных организаций, и действующее законодательство, можно утверждать, что в действительности полномочия лидеров исламских объединений ограничены исключительно организацией, которую они представляют. Поэтому фактически в Украине нет единого муфтия или иного лица, наделенного реальными полномочиями представлять всех мусульман страны. Отметим также, что институт «духовного управления», столь популярный на постсоветском пространстве, на сегодня претерпел значительные изменения: в каждой организации, носящей такое название, есть свои подходы к управлению, контролю и развитию местных общин. Например, муфтий мусульман Крыма избирается Курултаем (советом представителей) крымскотатарского народа, муфтии других управлений – представителями своих общин. Таким образом, старые понятия наполняются новым смыслом, ориентированным на реалии современного украинского государства. Эти же реалии, впрочем, ставят постоянный запрос на представленность лидеров исламских общин на официальных мероприятиях, в заседаниях Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций, участие в составе делегаций международного уровня и др. Решить этот вопрос, как и многие другие, может исключительно коллективная инициатива мусульманских объединений, например, Совет представителей Духовных управлений и центров мусульман Украины (при условии приобщения к его деятельности других исламских организаций). Кроме того, уже сегодня в украинском исламе появляются религиозные авторитеты такого уровня, к которым мусульмане будут прислушиваться независимо от ассоциации с конкретным духовным управлением. Хочется верить, что в будущем именно такое, «качественное», а не только формально-институционное развитие исламской общины будет определять ту положительную роль, которую мусульмане играют в украинском обществе.

Михаил Якубович, кандидат исторических наук, востоковед

URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама